ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Интервью, Финансы

Дэвид Бирч: Путешествие в монетарное будущее

Дэвид Бирч, выпускник физического факультета Саутгемптонского университета, настоящий технарь и при этом –  международный консультант по цифровым технологиям и всемирно признанный эксперт в области цифровой человеческой идентичности, считающийся, согласно рейтингу PR Daily, одним из трех наиболее влиятельных персон в финтех-сообществе. Его Твиттер входит в топ-10 аккаунтов в области инноваций (в этой десятке – Билл Гейтс и Ричард Брэнсон). Также Дэвид Бирч входит в топ-40 персон в области финансовых сервисов, а в Европе его и вовсе считают наиболее авторитетным специалистом по платежным системам нового поколения. The Telegraph позиционирует его как «одного из основных в мире экспертов в области цифровых валют». Официальные его должности – директор и глобальный посол Consult Hyperion, приглашенный профессор University of Surrey Business School

В эксклюзивном интервью «Инвест-Форсайту» Дэвид Бирч рассказал об основных направлениях развития финансовых технологий.

– Мистер Бирч, 2017 год можно назвать годом криптовалют: только о них все и говорили. В каком ключе вы видите развитие этой истории?

– Я думаю, сейчас бизнес-сообщество уделяет больше внимания токенам, чем криптовалютам, интересуясь ими как бесспорным мейнстримом в мире финансовых сервисов. Я полагаю, в самом ближайшем будущем появятся новые регулирующие нормы в этой области, иначе и быть не может: очевидно, что сейчас рынок не функционирует нормально. Я не раз наблюдал своими глазами, как пользователи площадок сходили с ума, а множество людей отправлялись в тюрьмы. Как только происходящие процессы станут четко отрегулированы, рынок токенов значительно расширится, став важным органом для мировых финансов. Мы наблюдаем попытки регулирования этого рынка, например, в Швейцарии, где начинают развиваться первые регулируемые токен-структуры. Я считаю, что это очень интересная область деятельности. Следовательно, как вы уже поняли, в настоящий момент я больше погружён в развитие рынка токенов, нежели самих криптовалют.

– До сих пор деньги двигались по пути уменьшения издержек обращения, но криптовалюты увеличивают издержки. Здесь нет нарушения закономерности?

– Нет, я считаю нормальным, что издержки растут. Когда вы создаете новые деньги, вам не кажется, что издержки на создание новой валюты идут вниз – в каждый момент кто-то способен выпустить какую-нибудь новую валюту. Широкоизвестный американский экономист Саймонс Мэтью утверждал, что любой без особого труда может выпустить свою валюту, но это только полдела, самое сложное в процессе – убедить других начать её принимать; это железное правило. В мире существуют тысячи криптовалют, большинство из них никем не признается, их издержки спокойно ползут вниз, но их проблема – не в этом. Вопрос в том, что именно необходимо сделать, чтобы криптовалюты признавались всем миром. И ответ, я думаю, таков: сложно убедить человечество принимать криптовалюты, потому что те не имеют под собой ни базового актива, ни внешнего источника. А все разработчики имеют подспудное желание, подкрепляемое различными доводами, чтобы люди захотели-таки пользоваться всеми этими новыми штуками.

– Дополнительные валюты существуют достаточно давно, но трендом сегодняшнего дня стал массовый выпуск денежных виртуальных инструментов: например, авиакомпании, магазины, различные сервисы больше не начисляют вам бонусные баллы на дисконтные карты, а предлагают свою валюту. Даже в небольшом городке парижского региона появилась местная валюта. Каким вы видите будущее этого процесса? Появится огромное количество частных денег, или они придут «к одному знаменателю», поглощенные большими структурами?

– Я думаю, вы правильно описали существующую монетарную ситуацию. Я абсолютно уверен, что модель, где существует только одна валюта для всего мира и всех целей, – идея, близящаяся к своему концу, сейчас это уже неоптимально. Нам нужны разные валюты, которые могли бы разными путями служить для различных целей и нужд. Я думаю, вы правы, когда утверждаете, что в мире появится множество частных денег, но в ваших устах это звучит как боязнь очутиться в сложной и запутанной монетарной ситуации. А я оцениваю это совсем по-другому: мне кажется, эти новшества упростят многие процессы. Представьте себе, всё это разнообразие денег, которое сегодня в той или иной форме вы носите в своем кошельке, будет управляться особой платформой: искусственным интеллектом или роботом. Мысль, что у нас может быть много разных видов денег, прекрасна и целесообразна. Все эти виды валют будут эффективно управляться от имени людей и на их благо. Мне видятся такие реалии ближайшего будущего, и я согласен с происходящими в этом направлении процессами.

– Но как они будут сочетаться с нашим глобальным миром? Прежде чем отправиться в парижский пригород, мне придется покупать другие деньги? Неужели мы оставляем глобальный общий мир, заменяя его маленьким и частным?

– Новые валюты гораздо теснее связаны с определенными сообществами. В старом мире сообщества географически ограничены. В современном мире мы принадлежим нескольким сообществам в одном и том же географическом пределе. А в городах много очень интересного, из чего клиентское сообщество может извлечь выгоду благодаря собственным деньгам. И где-то на нашем шаре вы легко можете себе представить, например, как исламское сообщество хочет использовать какую-то форму исламских денег… Или вы можете оплатить местные налоги в своих парижских деньгах, при этом вы сберегаете ваши исламские деньги до своего выхода на пенсию, или, например, используете их для других целей, ну а какие-то другие деньги – для чего-то еще. Потому я считаю, то, что деньги работают на сообщества, – это очень позитивный путь. Для многих людей в Париже могут быть разные валюты в разных обстоятельствах – какие потребуются. Поэтому в идеале у вас будет одна сумма денег для всего мира. Возможно, так и произойдёт.

– Вы много говорите о безопасности, например, персональных данных, и в то же время доверяете блокчейну. Несмотря на то, что уже было много хакерских атак. Как мы можем доверять этой технологии?

– Я не видел атак хакеров против блокчейнов. Напротив, в блокчейне существует высокий уровень безопасности, я думаю, эта технология работает, и в ней не надо ничего менять.

Marco Verch | Flickr

– Как-то вы в шутку предложили создать блокчейн, который сможет показывать цену одежды окружающих. Тем не менее я как клиент хочу знать, что я ем и каковы расходы на производство. Мне хотелось бы знать, что я покупаю в супермаркете, происхождение и многое другое. Думаю, я с таким желанием не одна. Почему я не вижу такой программы на рынке? Существует ли конфликт интересов?

– Да, но я бы не сказал, что это конфликт интересов, я думаю, что координация глобальной цепочки поставок – очень сложная проблема. Помог ли блокчейн с реализацией этой проблемы? Ну, если блокчейн стимулирует работу над стандартами и взаимосвязями, вы знаете, в глобальной перспективе это может быть очень полезно. Блокчейн не является волшебным решением всех задач, блокчейн может только помочь вам стимулировать некоторые необходимые изменения.

– Но вы уверены: однажды у нас будет приложение для супермаркетов, чтобы знать, что именно мы покупаем.

– Да, я думаю, мы его получим.

– Это произойдет через 2, 5 или 10 лет?

– Очень сложно сказать. Знаете, многие люди говорят о разработках в этой области, и я не думаю, что этот факт удивителен. Вот вы считаете, что, существуй такое приложение, вы бы им пользовались, и я уверен, в мире найдутся миллионы людей, тоже желающих его использовать. Я уверен, кто-то уже подумал об этом, и скоро вы увидите первые эксперименты в подобном пространстве. Публика любит прибыльные штучки, а разработчики ищут области, где «хороший клев». Следовательно, команды уже работают над реализацией таких задач.

– Замечательно. Искусственный интеллект может делать многое за человека. Что станет с людьми? Вам не кажется, что технологии делают человека более глупым?

– (смеется) Люди, безусловно, становятся более глупыми, а вот из-за технологий ли это? Не уверен, что могу так сказать. Я надеюсь, технологии будут делать все скучные вещи за нас, а мы сможем быть свободны и тратить время более творчески. Но для этого люди должны стать более образованными, а это долгосрочный проект. Не могу сказать, будто у меня есть быстрые решения этой проблемы – нет тут быстрого выхода, но вы точно уловили мою мысль.

– Итак, вы с оптимизмом смотрите на человеческое будущее?

– Да, могу сказать, что я технологический оптимист: я ведь предполагаю, что технологии помогут нам. Вы, русские, по натуре пессимисты, поэтому боитесь, что технологии лишат вас работы, не правда ли?

– В России не так много технологий?!

– Их не остановить, они уже идут, и я бы на это надеялся. Со временем технологии будут заполнять скучные рабочие места, автоматика займется тяжелой работой, а мы будем свободны для более интеллектуального или приятного времяпрепровождения.

– Одна из ваших книг рассматривает взаимосвязь денег и человеческой идентичности. Может ли человеческая идентичность быть отделена от денег? Что удерживает их вместе?

– Деньги в большой степени заменяют репутацию, ведь когда мы в каменном веке жили в небольшом клане, мы всё знали друг о друге, ясно представляли себе репутацию каждого. Если я помогал вам с коровой или иной работой, а вы помогали мне с моим домом, моей крышей – мы всё это помнили. Только когда мы создали более крупные сообщества, пришлось создавать деньги в качестве замены такого рода памяти. Странным образом интернет и взаимосвязь в будущем вернут нас к старому: возможно, вы скоро это увидите, поскольку сейчас много говорят о репутационной экономике, где деньги перестанут быть нужны в качестве посредника. Может быть, все наши обязательства будут храниться в памяти такой репутационной экономики.

– Недавно поступила информация, что в Китае собираются «рейтинговать» население. Не идем ли мы к миру, где у каждого гражданина, как сегодня у крупного банка, будет свой кредитный рейтинг?

– Я слышал об этом. Хочу подчеркнуть, что вижу некоторые положительные моменты в том, чтобы побуждать людей хорошо себя вести, но это нужно очень тщательно регулировать, не так ли? Иначе нас ждет безумие; мы можем оказаться в очень странном обществе. Поэтому я вижу некоторые преимущества, но процесс необходимо будет регулировать очень осторожно. Ведь вам не нужна структура, которую кто-то мог бы направить в «нужное русло», и кто-то мог бы уничтожить вашу репутацию, и вы неожиданно обнаружили, что не можете сесть в самолет, арендовать дом или что-то ещё в этом роде, поэтому потребуется тщательное регулирование.

– Не скажется ли это на нашей свободе?

– Возможно. Я не исключаю такого, и именно потому процесс нужно будет тщательно регулировать, иначе вы окажетесь в безумной тоталитарной структуре, в которую никто не хотел бы попасть.

– Вы не устаете повторять, что только преступникам интересно знать имя на моей банковской карте.

– Это правда. Одна из причин моего оптимизма в данной области – новые технологии, если, конечно, их используют должным образом. Криптография способна выполнять некоторые очень умные и полезные действия, она может как бы предоставлять вам доказательства о вас самих. Поясню: например, вы давали разрешение на покупку определенных видов товаров, вы входите в определенную возрастную группу или живете в определенном месте. Но при этом вся ваша личная информация не выдается. Умение так делать – очень позитивная новость, эту возможность можно использовать очень хорошо. Поэтому у меня наличествует оптимизм по этому поводу. Но нам ни в коем случае не нужно использовать криптографию в зловредных целях.

– Возвратимся к моей карте. Вы сказали, если я потеряю карту, преступники смогут использовать информацию и украсть мою личность. Я уже почти согласна, что мне не нужно мое имя на карточке. Но, с другой стороны, если я забыла свою карту в магазине, а затем вернулась за ней, как я смогу доказать, что она моя? Без имени.

– А как вы подтверждаете, что ваш телефон является вашим? Используете свои отпечатки пальцев, верно?

– Но есть телефоны без отпечатков пальцев. Может, это скорее содержимое телефона: мои фотографии, приложения и т.п.?

– Если у вас украли телефон, вы единственный человек, который сможет его использовать, потому что преступнику понадобятся ваши отпечатки пальцев, и для меня это лучшее решение проблемы.

– И ещё о безопасности. Некоторым очень не нравятся безличные транзакции, однако контактные платежи сейчас очень популярны. Что мне мешает купить терминал, пройти через поезд метро и собрать по 20-30 евро, то есть официальный лимит, с каждого? Бим-бим, и я миллионер.

(смеется) Не очень разумное преступление, не так ли? Единственное место, куда вы сможете отправить эти деньги, – банк. Даже если вы собрали с окружающих деньги – кстати, это очень непрактично, ужасно непрактичный вид сервиса, – даже если бы вы смогли это сделать, как бы вы смогли уйти с деньгами?

– Вы уверены, что банки остановят все эти транзакции? Мы больше не получаем бумажные выписки. Сколько людей обнаружат эти небольшие транзакции в 20-30 евро и опротестуют их?

– Ну, эти транзакции сделаны более безопасными, чем вам кажется, потому что банки нуждаются в вашем доверии. Я продолжу использовать пример с телефоном. Ведь у вас не было бы этой проблемы, если б кто-то украл ваш телефон: для ряда вещей он всё-таки не смог бы его использовать. Я согласен, что есть проблема с кражей с бесконтактных карт, но они – временная вещь, которая вскоре уйдет в прошлое. Ведь довольно скоро вы окажетесь в такой ситуации, как в новом экспериментальном магазине Amazon в Америке: вы просто ходите по нему и покупаете что хотите, и уходите, при этом его система имеет очень высокую степень безопасности, сканирует ваш телефон, сравнивает ваше лицо с данными на вашем телефоне. Я думаю, в этом плане мы можем быть оптимистами в отношении технологий.

– Как бы вы сформулировали самые важные футурологические прогнозы о будущем денег в ближайшие 10 лет?

– В горизонте 10 лет я уверен, что будущее за токенами. Я думаю, экономика токенов собирается внести большие изменения в финансовые рынки. Да, я уверен: токены для следующих больших проектов…

– Токены, и все? Не будет новых технологий?

– Ну, полагаю, ключевые технологии, которые представляют собой биометрию и блокчейн, у нас уже есть, и, возможно, через 15-20 лет на смену им придут квантовые компьютеры… Но прямо сейчас я думаю, что у нас уже есть все технологии, которые требуются для следующей технологической революции.

Беседовала Екатерина Гадаль

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»