ENG
Добавить в избранное
Мнение, Это интересно

Доктор Хаус — супергерой корпоративного мира?

Игорь Пылаев

Игорь Пылаев

Эксперт по массовым коммуникациям, автор книг по PR и маркетингу

Когда снимут продолжение легендарного сериала «Доктор Хаус»? По законам жанра, супергерои со сверхспособностями не уходят на покой. Доктор Хаус крут как Человек-Паук, Бэтмен или люди Икс. И подражателей у него не меньше, чем у героев комиксов. Он великий достигатор, диагност и манипулятор, а белый халат не носит специально, чтобы не путали с Суперменом. 

Фото: Flickr.com

Сериал «Доктор Хаус» стал, по сути, комиксом для взрослых, а главный герой — кумиром, ролевой моделью для бизнесменов, менеджеров и креативщиков. Эта история, конечно же, не про врачей и пациентов, и не детектив в чистом виде, как может показаться на первый взгляд.

С появлением Грегори Хауса на экранах телевизоров корпоративная жизнь разделилась на «до и после».

Ясно же как божий день, что главного героя лепили не по образу и подобию Шерлока Холмса. На статус Спасителя, разумеется, Хаус не претендует, но цели и задачи весьма амбициозные — под стать фантастическим супергероям. В случае с Хаусом — это борьба со Смертью. Именно так, с большой буквы. Поле битвы — Земля, точнее больница Принстон-Плейнсборо и прилегающие окрестности. Суперспособность — невероятное умение ставить диагноз любой, даже самой загадочной болезни. А еще ему нет равных в умении интриговать и манипулировать (по крайней мере, среди ныне здравствующих).

Архетип «Спаситель» — ключевой для этой роли. Прочие архетипы — «Ребенок», «Воин», «Правитель» — проявляются в образе Грегори Хауса попеременно. «Спаситель» остается центральным на протяжении всего срока жизни персонажа.

Соответственно, лучший и единственный друг Хауса — онколог Джеймс Уилсон и главный врач больницы Лиза Кади — два ангела-хранителя. Они «крыша» главного героя. Его «Родители», когда Хаус ведет себя как капризный ребенок. Либо те, ради кого доктор, превратившись в «Воина», готов жертвовать собой…

Впрочем, сериал в меру ироничен, как и положено комиксу. Без легкой издевки и явного подтрунивания над главным героем история мгновенно опустилась бы до уровня плохой пародии или скверного анекдота. Или, наоборот, улетела бы в космос, обретя статус элитарного кино для крайне узкого круга избранных.

Почему «Доктор Хаус» — это Новый завет для корпоративного мира, а сам герой — ролевая модель для «манагеров» всех мастей? 

Во-первых, до «Хауса» никто из сценаристов и продюсеров так глубоко и обстоятельно не погружался в корпоративную среду. Хотя идея такого сериала возникла не на пустом месте. Если есть Новый корпоративный завет, значит, имеется и прообраз Ветхого… А именно, американский сериал «Скорая помощь». Он появился в середине 90-х и просуществовал 15 сезонов, то есть раньше «Хаоса» лет на десять и в два раза продолжительнее…

«Скорая помощь» также, на первый взгляд, — про отношения персонала окружной больницы, а по факту — точный слепок с корпоративной Америки. Про внутривидовую конкуренцию, борьбу за ресурсы, статус, бонусы. Типичная среда красного океана, когда стоящие на низшей ступени биологической лестницы служат пищей для вышестоящих.

С этой точки зрения «Скорая помощь» была похожа на банку со скорпионами: десяток ключевых персонажей грызлись друг с другом за место под Солнцем. В частности, за кресло главврача, руководителя отделения, должность старшей медсестры и т.п. 

Как говорила домоправительница Фрекен Бок из книги про Малыша и Карлсона, «такого добра хватает и без Вас!». Иными словами, таких интриганов и карьеристов в каждом офисе — пруд пруди. Не тянут они на ролевую модель, потому что такой сериал рассказывает как бы про тебя самого. Смотреть по «ящику» и сравнивать, конечно, интересно, но не более того. А Хаус, он, как и Карлсон, — еще и талантливый!

«Доктор Хаус» — история не про то, что и так есть везде и всюду. 

Его авторы пишут историю в прямом и переносном смысле о том, какими отношения внутри бизнес-модели могут быть в идеале! К чему необходимо стремиться для достижения целей и миссии корпорации. 

С первой серии авторы дают понять, что Грегори Хаус — не типичная ролевая модель корпоративного менеджера среднего звена. Он не просто заведующий отделением, доктор медицины и хороший диагност. Он феномен с мессианскими замашками.

С одной стороны, это супергерой, который борется с главным Злодеем — со Смертью. С другой — он, уже в рамках Нового завета, пытается низвергнуть устоявшиеся нормы и правила корпоративного мира. Каждая серия — это очередной стресс-тест для корпорации, которой, безусловно, является больница.

Хаус отдает отчет, что своими действиями может оставить без работы не только своего ангела-хранителя, главврача Лизу Кади, но и в два счета разорить Принстон-Плейнсборо как юридическое лицо.

Иногда он уподобляется «ангелу смерти», становится предвестником корпоративного апокалипсиса, сеет хаос, кризис, панику. Ставит себя, окружение и организацию на грань выживания. Чтобы в критический момент — переобувшись в прыжке — предстать уже в роли защитника корпорации, её единственного спасителя и благодетеля.

К слову, ровно по этой причине в сериале действительно множество отсылок к настоящему Новому Завету и образу Мессии. Они умело вплетены в детективный сюжет и тонко перекликаются с ключевой идеей каждой серии в отдельности. Но это, скорее, тема для серьезного культурологического исследования.

Почему Хаус ведет себя то как «Ребенок», то как «Воин» или «Правитель», переходя от одного ментального образа — к другому? Причина всё та же — чтобы вывести корпоративные отношения на запредельный уровень.

«Ребенок» — это всегда креативный, свежий и непосредственный взгляд на проблему. В частности, в этом образе легко узнается Стив Джобс, основатель и главный креативщик Apple. Превращение отделения — в детскую песочницу, а больницы — в игровую зону. Этот принцип также очень быстро найдет отражение в реальной корпоративной среде. В нулевые годы многие боссы откажутся от официально-делового стиля и переделают кабинеты, переговорные комнаты и даже производственные помещения в игровые залы. Наподобие тех, которые есть супермаркетах, детских парках и даже в Диснейленде.

«Воин» проявляется в момент реальной борьбы за место на Олимпе, когда помимо Смерти Хаусу противостоит враг помельче. Например, миллиардер и новый председатель совета директоров больницы Эдвард Воглер или полицейский детектив Майкл Триттер.

Архетип «Правитель» дает о себе знать в ситуациях, когда Хаусу важно показать, что он — хозяин положения. Например, в серии, когда главному герою необходимо в буквальном смысле слова вернуть себе отделение и, соответственно, статус заведующего.

В каждой из ипостасей доктор действует, мягко говоря, нетривиально. Проторенный путь — не для него. Он ищет и находит оригинальное решение, новый выход из старой ситуации. Неважно, что это: доселе неведомый способ лечения загадочной болезни или антикризисная стратегия для вывода себя, своей команды и больницы из-под смертельного удара.

Иначе говоря, что бы ни делал Хаус — это всегда готовая и, главное, не затертая до дыр поведенческая модель. Бери и делай! Хочешь — копируй, а нет — добавляй что-то своё, перекраивая под конкретную ситуацию в бизнесе и жизни.

Корпоративный мир нуждается в таком Супергерое. Его уход «на покой» — мера вынужденная: очевидно, что без доктора Лизы Кади и единственного друга Джеймса Уилсона, своих ангелов-хранителей, Хаус лишился и «крыльев», и питательной среды.

Но это вовсе не значит, что на Хаусе нужно ставить крест. Супергерои не умирают и не канут в небытие!

Следовательно, необходимо придумать другой формат в рамках Нового корпоративного завета.

В конце концов, Грегори Хаус — не Миссия, чье пришествие может и должно затянуться на тысячелетия! Он всего лишь герой комикса.

Ждем воскрешения сериала и любимого супергероя!


Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Новые бизнес-тренды
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья