ENG
Добавить в избранное
Инвестклимат

Экономические перспективы 2023 года

«Инвест-Форсайт» задал вопрос ведущим экономическим экспертам, каких перспектив ждать от 2023 года. И ждать ли вообще?

Наталья Селиверстова / РИА Новости

Никита Масленников, руководитель направления «Экономика и финансы» Института современного развития

— Если говорить о перспективах 2023 года, то он будет очень тяжелым, так как это все-таки год продолжения кризиса, год неопределенности, в том числе и в «глобальном хозяйстве». Тем не менее если удастся запустить все механизмы решения всех задач, о которых много раз говорилось на самых разных уровнях, двинуть вперед процессы структурной перестройки, то мы можем, в первую очередь опираясь на рост инвестиций, рассчитывать на то, что все-таки квартальные темпы роста следующего года будут положительными. Я думаю, что перспективы для этого есть. И ориентироваться нам нужно на эту самую структурную трансформацию экономики, так как без нее мы остаемся в рамках большого числа ограничений, сдерживающих наш экономический рост на отметке в 1,5%. Это и главный вызов, и главная задача — подойти вплотную к тому, чтобы убрать эти ограничения.

Алексей Ведев, заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономических исследований имени Е.Т. Гайдара

— Что касается экономических перспектив 2023 года, то они, без сомнения, есть. Да, есть риски, но они все более-менее известны и понятны. При этом государству и бизнесу нужно делать все возможное, чтобы их минимизировать. Какие это риски? Это внешний — стагнация во многих экономиках мира, которая с большой вероятностью может произойти. И — высокая мировая инфляция, которая может воздействовать и на Россию. Внутренний же риск — падение доходности бизнеса и падение реальных располагаемых доходов граждан. В этой ситуации реализация экономических перспектив возможна только в нормальной смычке государства и бизнеса. Понятно, что сегодня и в будущем году бизнес будет проявлять крайнюю сдержанность и осторожность. И в этих условиях государство должно возглавить процесс инвестиций.

Директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. Сергей Пятаков / РИА Новости

Игорь Николаев, экономист, главный научный сотрудник Института экономики РАН

— Экономические перспективы у 2023 года безусловно есть, они всегда есть. Вопрос — какие? Я считаю, что кризис в России только развивается, и вызван он мощнейшими внешними ограничениями. А если учитывать то, что самые тяжелые для российской экономики санкции, касающиеся топливно-энергетического сектора, только начинают вступать в силу, особенно по нефти — в части эмбарго и установления потолка, ждать хорошего сложно. Получается, что экономика, которая так и не слезла с нефтяной иглы, получит самые тяжелые санкции. Сейчас говорят о том, что российская экономика «выдержала натиск санкций», но 2023 год, я думаю, как раз и станет тем годом, который по-настоящему будет испытывать нас на прочность. И официальный прогноз в минус 0,8% падения ВВП мне представляется нереалистичным, в том числе и из-за того, что первый квартал будет вообще провальным. Я предполагаю, что в 2023 году падение ВВП России составит 4% или даже больше. Мы в ситуации развивающегося и углубляющегося кризиса, вызванного очень серьезными внешними ограничениями.

Борис Хейфец, профессор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

— Экономические перспективы 2023 года, конечно, связаны с тем, что у нас до сих пор 35% бюджета дают нефтегазовые доходы, и можно ожидать их сокращения. Помним, что введен потолок цен на нефть плюс косвенные санкции типа обязательного страхования и так далее. Дефицит бюджета у нас запланирован на уровне 2% ВВП, рубль ослабеет, средний курс, заложенный в бюджет на 2023–2025 годы, у нас 73 рубля 80 копеек за доллар — и это очень хорошо для экспортных отраслей. ВВП, может быть, упадет, может быть, вырастет — одним словом, пока еще непонятно. Всё это, в общем, является прогнозом в условиях неопределенности, здесь может быть масса вариантов, и очень многое будет зависеть от хода специальной военной операции. Есть, правда, еще одно объективное обстоятельство — намечающаяся рецессия в глобальной экономике. Перестроить на новый порядок нашу экономику нам быстро не удастся, а это может привести к росту цен в целом в мире. И хотя мы во многом изолированы от внешнего мира, без сомнения, какая-то часть проблем перейдет и на нас.

Агван Микаелян, член совета директоров компании «Финэкспертиза»

— Что касается экономических перспектив, то Россия сегодня как минимум на бюджетном уровне не сократила инвестирование в инфраструктурное строительство, что само по себе является непостижимым. Мы наращиваем стройку, наращиваем производство судов, причем в подавляющем большинстве это гражданские суда. Мне кажется, что надо будет одновременно адаптироваться к новым условиям, так как ко всему мы еще не успели. Плюс к этому, хотим мы этого или не хотим, но надо будет переходить на мобилизационные рельсы, когда государственный заказ становится обязательным, это обеспечивается государственными ресурсами. Ну и ключевой момент — за 2023 год Россия должна порядка двух десятков производственных технологий смочь в той или иной степени освоить на своей территории.

Александр Абрамов, профессор кафедры фондового рынка и рынка инвестиций НИУ ВШЭ 

— Экономические перспективы у 2023 года, безусловно, есть. Я считаю, что формально эти перспективы относительно благоприятные. Инфляция, возможно, составит 5–7%, а ВВП выйдет в пусть небольшой, но рост в размере 1–2%. Тем не менее 2023 год будет сложнее, чем 2022 год, потому что начнут проявляться более долгосрочные последствия санкций в части, скажем, технологических проблем, вторичных санкций. Такие моменты будет уже сложнее избегать. Будут нарастать и проблемы с бюджетом — в 2022 году бюджет удалось профинансировать за счет разовых поступлений в Минфин, но регулярные доходы в 2023 году, скорее всего, будут сокращаться, а расходы сокращать нельзя.

Никита Кричевский: 2020 год будет тревожнымНикита Кричевский, доктор экономических наук, профессор, экономист

— Экономические перспективы 2023 года, на мой взгляд, нерадостные. Отсутствие импортозамещения и шапкозакидательские настроения в промышленно-транспортном блоке и инфраструктуре приведут к тому, что 2023 год будет существенно хуже по обеспечению бесперебойности функционирования экономики. Любая техника устает и нуждается в ремонте, а ремонт зависит от запчастей, которые у нас импортные. Китай нам здесь не помощник, как и Иран. В нефтегазе, кстати, треть работ осуществлялась иностранцами. При этом за 2022 год никаких значимых изменений в позитивную сторону не произошло, все только болтают и занимаются прочей демагогией. С вероятностью 75% прогнозирую, что рубль в 2023 году будет слабеть, и слабеть существенно. В случае объявления дополнительной мобилизации и увеличения срока призыва возможна новая волна бегства из страны предпринимателей, технократов и чиновников. Экономика — на 50% психология, как сказал автор немецкого экономического чуда Людвиг Герхард, и тот самый деловой климат, о котором мы с вами так печемся, окажется в состоянии грогги, так как какой смысл брать кредиты, повышать свою квалификацию и компетенции, делать карьеру? Совершенно непонятно, что будет и с обладателями ученых степеней.

Сергей Суверов, инвестиционный стратег УК «Арикапитал»

— Экономические перспективы в 2023 году я вижу в том, что у нас, скорее всего, продолжится экономический спад. Кроме того, нам предстоят испытания, связанные с тем, что начнут действовать новые санкции, например на экспорт нефтепродуктов с февраля. Это может привести к ослаблению рубля и оказать влияние на инфляцию, на экономическую активность, привести к снижению доходов населения. Но при этом, скорее всего, базовая экономика останется более-менее устойчивой, финансовая система тоже. Крупнейшие банки и системообразующие компании не обанкротятся, но возможно, что малый и средний бизнес будет под серьезным ударом.


Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Новые бизнес-тренды
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья