ENG
Аналитика

От чего зависит экспортный потенциал IT-компаний

Среди всех российских игроков IT-индустрии наибольшие шансы преуспеть на глобальном IT-рынке — у московской компании, основанной после 2008 года, которая при этом является резидентом «Сколково», имеет опыт сотрудничества с международными корпорациями-разработчиками ПО и уже так или иначе работает на международных рынках. Портрет потенциально успешного российского IT-экспортера был нарисован на основе масштабного исследования «Перспективы российских IT-разработок на глобальном рынке». 

Художник: Юрий Аратовский

Его провели компания SAP СНГ, Аналитический центр при Правительстве РФ, НП «Руссофт» и Ассоциация брокеров инноваций и технологий. Исследователи экспортного потенциала софтверных компаний провели несколько опросов и глубинных интервью с игроками рынка. В них приняли участие более 230 разработчиков b2b-решений, а также большое число экспертов, представителей частных и государственных институтов развития, инвесторов. Полученные анкеты позволили определить перспективные для российских разработчиков экспортные ниши, в целом оценить готовность отрасли к выходу на глобальный рынок, а также обрисовать сдерживающие факторы.

Наши — в тренде

По словам президента НП «Руссофт» Валентина Макарова, такого большого массива информации не собирали никогда прежде, тем более что в анкетировании приняли участие компании, которые обычно прячутся от света прожекторов. Исследование показало, что только 10-15% компаний не думают о зарубежных рынках; 72% компаний находятся в процессе создания экспортных продуктовых направлений, либо уже сделали это. Каждая пятая российская IT-компания планирует свое присутствие на международном рынке в ближайшие 2-3 года. При этом порог входа на иностранные рынки довольно высокий, что подтверждается скромными ожиданиями по росту экспортной выручки среди небольших компаний с оборотом до $20 млн в год. Их на рынке большинство — 97-98% всей отрасли.

Наши разработчики следуют за мировыми трендами и предлагают решения в области «Интернета вещей», искусственного интеллекта и машинного обучения, распознавания образов, средств анализа больших данных. Наиболее конкурентными для российских разработчиков эксперты называют платформенное ПО, системы, которые используются для моделирования сложных процессов (химических, физических и пр.), мобильные корпоративные приложения. Аналитики прогнозируют появление новых российских звезд на международном IT-рынке и отмечают постепенный качественный переход от заказной разработки на экспорт к продуктовым решениям.

Валентин Макаров подчеркнул, что 40% программных продуктов российских разработчиков ориентированы только на внешний рынок — а значит, предлагаемый ими передовой софт не находит сбыта внутри России; либо потому что отечественный рынок слишком монополизирован, либо потому что не готов переварить решения уже шестого технологического уклада.

Советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ Андрей Белозеров согласен, что одним из ограничителей экспорта является слаборазвитый российский рынок: 40% компаний требуется проинвестировать в разработку дважды, предлагая на внутреннем и внешнем рынке разные продукты.

Геополитика сильнее экономики

Генеральный директор SAP СНГ Павел Гонтарев уверен, что игроки отрасли демонстрируют оптимизм. Совокупная экспортная выручка российских производителей программного обеспечения за 2016 год выросла более чем на 18%, в 2017 году игроки рынка ожидают прироста на 16%. При этом Гонтарев подтверждает, что разработка в России сопряжена с трудностями, которые во многом связаны даже не столько с санкциями, сколько с геополитикой в широком смысле, в том числе с последними громкими скандалами с российскими хакерами. Примерно половина опрошенных считают, что санкции негативно влияют на индустрию — фактически выдавливают разработчиков высокотехнологичных решений из страны, заставляют их уходить в другую юрисдикцию, иначе клиенты или клиенты клиентов могут пострадать.

Но это не главный и не единственный фактор, сдерживающий развитие экспорта. В основном участники опросов жаловались на ограниченный доступ к финансовым ресурсам — как к венчурному капиталу, так и льготному кредитованию, в том числе под залог доли компании. 52% отметили нехватку средств на маркетинг, треть опрошенных чувствует недостаток средств на разработку решений.

Павел Гонтарев уверен, что не стоит возлагать вину за неудачное продвижение за границей на недостаточность маркетингового бюджета. Все компании, которые стартовали из России и стали успешными в разных географиях — Kaspersky, Parallels, Abby, — также начинали с более чем скромными бюджетами. По его мнению, вопросы экспертизы, качества продукта, команды, готовности ориентироваться на экспортный рынок с первого дня важнее наличия финансовых средств для продвижения.

От лоскутной господдержки нет эффекта

Государство может и должно помочь тем, кто нацелен экспортировать российский продукт. Достаточно посмотреть на азиатские компании, которые приходят на иностранные рынки с большими кредитными возможностями и практически не оставляют никого живого. Андрей Белоусов привел в пример Huawei, над которым в 80-х годах часто подсмеивались, а сейчас на него равняются.

«Китайцы выходят на новые рынки с кредитом в долларах под 3% годовых. Они могут реализовывать экспортные проекты на свои кредитные деньги, давая возможность заказчику платить с отсрочкой, в рассрочку — с этим тяжело бороться. В России есть такой инструментарий, но пока он применяется не в IT-отрасли, а в машиностроении, в производстве потребительских продуктов», — рассказал Белоусов.

По его словам, сегодня институты поддержки IT-экспорта недостаточно сформированы. В Российском экспортном центре (РЭЦ) информационные технологии до сих пор не выделены как отдельное направление. Государство могло бы помочь с защитой авторских прав российских компаний за границей. У РЭЦ есть инструменты для субсидирования получения патентов в иностранных юрисдикциях — это пока не массовое явление, а разовые попытки. Кроме того, разработчики софта, поставляющие свои решения за границу, как экспортеры услуг дважды платят налоги, в отличие от производителей товаров, экспортная пошлина которых равна нулю. Это делает российские решения менее рентабельными и менее конкурентоспособными на глобальном рынке.

Лоскутная поддержка со стороны власти выражается, скорее, в том, чтобы помочь российской компании попасть на зарубежную выставку.

«Комплекс мер должен включать в себя в первую очередь работу не за рубежом, а внутри России — это снятие административных барьеров», — уверен Андрей Белоусов.

Советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ предположил, что по-другому можно было бы относиться к персональным данным: в то время как смартфоны или соцсети нероссийского происхождения собирают огромный объем средств, переданных в обход всяких разрешений, российские компании вынуждены реализовывать специфические меры защиты. Их пересмотр сразу бы принес положительный эффект. Огромным стимулом для всей отрасли стало бы императивное доминирование электронного документооборота над бумажным и электронной подписи. Многие участники анкетирования подчеркивали, что индустрия отчаянно нуждается в кадрах: вузы не успевают готовить грамотных специалистов; бизнесу приходится их доучивать, а то и вовсе переучивать. Россия — страна изобретателей, но не маркетологов, и за 30 лет, которые прошли со времени вступления в рыночную экономику, построить систему маркетинга мирового уровня так и не получилось. Поэтому для успешного экспорта российским разработчикам очень нужны специалисты по продажам. Вопроса, сможем ли мы сделать качественный, конкурентоспособный продукт, ни у кого не возникает.

Автор: Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья