ENG
Это интересно

Финансисты в прошлом и настоящем

Александр Пачкалов. Финансовые династии: Архитекторы глобализма. — М.: Концептуал, 2019

Финансисты в прошлом и настоящемКнига Александра Пачкалова делится на две части, как и ее название. Основная часть — вторая, она соответствует первой половине заголовка и посвящена финансовым династиям. Это познавательный и полезный словарь-справочник. Первая же, названная «От автора» и посвященная «архитекторам глобализма», — публицистическое и методологическое введение. Оно вызывает, мягко говоря, много вопросов и сомнений.

Финансовые династии: полезный справочник

Александр Пачкалов — историк, доцент Литературного института и Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Область его научных интересов — история денег, экономическая история, а также методология исторических исследований. Предыдущие книги автора касались экономической истории средних веков в географических пределах Поволжья и прилегающих территорий: «Монетное обращение на территории Волжско-Камской Болгарии в XIII–XV вв.» (2006), «Средневековые города Нижнего Поволжья и Северного Кавказа» (2018), «Золотая Орда по данным нумизматических источников» (2018), «Материалы по истории денежного обращения Золотой Орды» (2019).

Публикации автора в «Вестнике Финансового университета» посвящены совсем другой теме — этнической принадлежности финансовых групп, а конкретно — банкирам-евреям: «Династии еврейских финансистов в Лондоне в XVII–XX веках» (2015, №2), «Еврейские финансовые династии в США в XIX–XX веках и их роль в становлении и развитии капитализма» (2018, №1), «Ведущие финансовые династии Нидерландов и их роль в становлении и развитии капитализма» (2018, №4).

В новой книге автор представил материал по тем семьям банкиров, где финансовой деятельностью занимались несколько поколений. Словарные статьи, расположенные в алфавитном порядке, повествуют о европейских и американских финансовых династиях от далекого прошлого до наших дней. Автор замечает, что в странах Востока и в России таких династий было значительно меньше, поэтому в книге они специально не рассматриваются. Читателю остается непонятным, почему меньшее количество банкирских семей может служить основанием для того, чтобы не упоминать о них. Но не будем придираться к тексту. Работа проделана большая, в книге несколько сотен словарных статей: от полулегендарных Абрабанелей до ныне работающих Рокфеллеров, от прославленных в истории Медичи и Фуггеров до гораздо менее известных Бетманов и Силлемов.

Некоторые статьи дают лишь самую краткую информацию, но в большинстве подробно рассказано о судьбе банкирского семейства и его предприятия. Статьи сопровождаются списком литературы на разных языках, посвященной героям повествования и их делу. Еще один список литературы, включающий 597 наименований, завершает эту книгу. Ее словарная часть, содержательная и увлекательная, будет полезна всем, кто интересуется финансовой историей, а особенно тем, кто приступает к ее освоению.

Архитекторы глобализма: фантастическая методология

Обширное авторское предисловие производит совсем иное впечатление. В методологическом смысле это удивительная смесь идей конспирологии, глобализма, антиглобализма, «научного коммунизма» — и таинственных намеков, которые никак не проясняются.

Актуальность своей работы автор обосновывает, опираясь на давнее, 1990 года, футурологическое эссе «Линии горизонта» Жака Аттали, убежденного сторонника глобализации. В этом эссе французский экономист широкой кистью, как в романе-антиутопии, нарисовал три способа «организации насилия», каждому из которых соответствует своя социальная форма, олицетворенная в фигурах Священника, Царя и Финансиста. Аттали утверждал, что ныне с абсолютной неизбежностью наступает время Финансиста. Однако и с наступлением финансовой эры, сокрушается Пачкалов, остается малоисследованной важнейшая тема частных капиталов вообще и финансовых капиталов в особенности.

«История, экономика, политология и социология в наши дни практически не занимаются изучением крупного частного капитала в его прошлом и настоящем» (с. 8).

Это настолько противоречит всему опыту читателей — и, кстати, обширной библиографии, помещенной в книге, что встает вопрос: что же историк называет «изучением»? Оказывается, не что иное, как практику советских публицистов-памфлетистов. Автор подробно, отдавая этому целую страницу, перечисляет их пропагандистские опусы, подобные «Некоронованным королям Америки» Валентина Зорина, а затем почтительно вспоминает серию книг «Владыки капиталистического мира». Он настаивает, что большинство работ о финансистах — это заказная апологетика, а единственным исключением было советское обществоведение. Только в нем, видите ли, «серьезное внимание уделялось исследованию происхождения и функционирования западного капитала» (с. 10).

Но если этими материями по-настоящему занимались только в Советском Союзе, что же препятствовало исследователям всего остального мира?

Автор дает ответ, опираясь на голословное заявления современного конспиролога:

«Сама финансовая олигархия в силу своей деятельности не заинтересована в том, чтобы ее серьезно изучали (как справедливо заметил в одном из интервью А. И. Фурсов, в последние десятилетия ни один фонд, несмотря на интерес к экономической истории в целом, не выделил ни одного доллара на изучение финансовой олигархии)» (с. 10).

Хотелось бы предостеречь доцента-историка от подобных авторитетов. В другом интервью тот же Фурсов, певец товарища Сталина и борец с мировой закулисой, открыл существование «хозяев истории», мироправительной «верхушки», состоящей из монархов, старой европейской аристократии, банкиров и промышленников, которые «связаны между собой деловыми, родственными и оккультными связями» («Кто на самом деле правит миром? Об этом “Комсомолка” поговорила с историком Андреем Фурсовым»).

Казалось бы, оккультные связи банкиров и промышленников с монархами допускают лишь насмешливое отношение к сочинившему их оккультисту-конспирологу, но доцент-историк ссылается на него вновь:

«Великая капиталистическая революция (1517–1648 гг.), по выражению А. И. Фурсова, сопровождалась усилением еврейских капиталов» (с. 21).

Впрочем, в полном противоречии с заявлением, будто история банкиров не изучалась и не изучается, автор пишет:

«Многочисленные архивные материалы сохранились по истории Беренбергов, Госслеров, Бетманов, Борромео, Гонди, Дрекселей, Медичи, Морганов, Сассунов, Силелмов, Фуггеров, Хоупов, Хохштеттеров и др. В настоящее время существуют специализированные архивы финансовых династий Бэрингов, Рокфеллров, Ротшильдов, а семьям Фуггеров и Вельзеров в Германии посвящены отдельные музеи» (с. 11).

Окончательно запутавшись в вопросе, изучалась ли история промышленного и финансового капитала, автор в конце предисловия вдруг соглашается, что все же изучалась… Но не объективно, а в духе возвеличения заказчиков либо поношения «баронов-разбойников». Второму варианту — поношения — полностью соответствуют все памфлеты советских пропагандистов, но автор словно не помнит, что их-то он и объявил настоящей наукой в начале своего предисловия.

Через все предисловие красной нитью проведена мысль, что самое важное для понимания исторических и экономических процессов — это цели, ради которых крупные капиталисты принимали те или иные решения. Автор настаивает, что эти цели не объяснены, но намекает, что они состоят в подрыве национального суверенитета и установления «мирового правительства». Он утверждает, что в основе крупного бизнеса лежат «частные интересы и космополитизм, то есть представление о том, что национальные интересы стоят ниже личных и часто противоречат им. Капитализм (и особенно финансовый капитализм) космополитичен по своей природе» (с. 8).

Определение космополитизма весьма специфично, «национальные интересы» автор не определяет вовсе, но в противоречии с этими установками тщательно следит за этнической принадлежностью капиталов. Итальянские капиталы, немецкие капиталы, еврейские капиталы, капиталы «янки» — автор настолько внимателен к этому аспекту, что даже горюет, вслед за Вернером Зомбартом, о трудности распознавания евреев за христианскими именами:

«Иудеи в ряде стран Европы становились псевдохристианами (марранами), скрывая свое еврейское происхождение. Об этом явлении очень точно высказался немецкий историк В. Зомбарт» (с. 17).

Почему автору так важно этническое происхождение капиталиста, если, по его же словам, капитализм космополитичен в принципе, остается неизвестным. Удивительно, что автор акцентирует связь банкирский семейств с разведками:

«Например, Варбурги были связаны с военной разведкой США, а Флеминги и Хамбро с британской разведкой (Чарльз Эрик Хамбро стал одним из создателей британской разведки МI16)» (с. 37).

Как связь с национальными разведками соотносится с космополитизмом в том смысле, в каком его понимает автор, тоже остается необъясненным. В итоге надо признать, что полезный справочник серьезно испорчен странным предисловием — путаным и конспирологическим.

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья