Menu
В мире, Инвестклимат

Грузинский сценарий: по кому ударят новые санкции

Внезапное обострение российско-грузинских отношений спровоцировало жгучее желание российских депутатов запретить и не пускать. Запретить все грузинское и не пускать российских туристов в Тбилиси. Эмоциональные порывы народных избранников остановил президент России Владимир Путин из уважения к грузинскому народу. 

Грузинский сценарий: по кому ударят новые санкции
8 июля депутаты Государственной Думы РФ рассмотрели вопрос о прекращении поставок в Россию вина и воды из Грузии. Антон Денисов / РИА Новости

«Ради восстановления полноценных отношений между Россией и Грузией я бы не стал предпринимать ничего, что бы их осложняло», — сказал глава государства.

Пока вопрос с новыми запретами поставили на паузу, «Инвест-Форсайт» попросил финансовых экспертов оценить, как новые экономические санкции в отношении Грузии сказались бы на экономике стран и кошельке граждан. Общий вывод: очень плохо!

Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ»

— Вряд ли рассуждения, что еще можно запретить, имеют смысл после того, как президент РФ отверг такую возможность. Таким образом, санкции пока ограничатся запретом на авиасообщение и падением числа туристических поездок. Минтранс предварительно оценил убыток авиакомпаний от прекращения полетов в Грузию почти в 3 млрд рублей, которые, вероятно, будут компенсированы из бюджета. Потери туриндустрии, по всей видимости, будут значительно меньше — возможно, на порядок, — и компенсироваться будут вряд ли.

Расширение эмбарго на прочую торговлю и услуги было бы контрпродуктивным. Конечно, непосредственные потери российской экономики от этого оказались бы ничтожны, особенно по сравнению с тем ущербом, который понесла экономика Грузии. Но тем не менее стратегически это стало бы ошибкой. Угроза работает, пока остается угрозой — будучи реализованной, она перестает быть инструментом влияния. Конечно, санкции будут болезненными для грузинской экономики. Но пострадавшие отрасли станут вынуждены искать замену российским потребителям и рано или поздно найдут. В результате зависимость Грузии снизится еще больше, а Россия окончательно потеряет экономические рычаги влияния. Да и другие соседи, видя наглядный пример, начнут более предметно оценивать риск своей зависимости от российского рынка и постараются зависимость снизить. Такая политика может привести к потере влияния на постсоветском пространстве. Поэтому, отказавшись от расширения эмбарго на грузинские товары, президент принял взвешенное решение.

Вячеслав Чеглов, доцент кафедры торговой политики РЭУ им. Плеханова

— Возможное введение санкций против Грузии приведет не только к кризису экономики Грузии, но и к большим проблемам для экономики нашей страны. Во-первых, пострадают оптовая и розничная торговля. Если заместить импорт фруктов и овощей не проблема (там не более одного процента), то потеря грузинских вин — это уже серьезнее. Сегодня в продажах торговых сетей на них приходится от пяти до десяти процентов по категории. В принципе, на «безрыбье» есть армянские и молдавские. Но проблему вызовет резкое введение запрета на продажу, а значит, сетям надо будет утилизировать остатки. И снова терять оборотные средства. Без «Боржоми» мы уже жили, но теперь это российский бизнес. Это потери «Альфа-групп», которая, вероятно, получит какую-нибудь компенсацию из бюджета.

Во-вторых, серьёзнее то, что через Грузию идут товарные потоки в Армению. Вот это будет коллапс. И самые большие наши потери. Мы можем утратить армянский рынок, если санкции введут на длительное время. Самолетами — слишком дорого, а других путей нет.

В-третьих, потери понесет бизнес в плане ограничений прямых трансакций, а грузинская бизнес-диаспора у нас немаленькая.

Вот и получается, что неплохо бы депутатам поубавить свой пыл; понимаю, что у большинства там бизнеса нет и отдыхать в Грузии они не собираются. Очень похоже, что раздувание конфликта выгодно кому-то на заднем плане.

Никита Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития

— То, что сделал президент России, — совершенно оправданный шаг: не надо на провокацию реагировать реальными действиями, которые могут привести к нежелательным, в том числе политическим последствиям. Санкции вполне могли обернуться резкой радикализацией настроений внутри Грузии: к примеру, аналогом «майдана» по киевскому сценарию. И что дальше, Грузия присоединяется к НАТО?

Каким мог быть ущерб от экономических санкций? О нем в том числе высказался председатель Государственной Думы РФ Вячеслав Володин. Если одновременно с запретом импорта минеральной воды и вина заработает запрет на денежные переводы, то общая сумма потерь грузинской экономики — процентов десять ВВП, это большая сумма. Даже уже действующий запрет на полеты в Грузию обернется убытками: в прошлом году страну посетило, по разным подсчетам, от 1200 до 1700 российских туристов, каждый из них мог потратить в стране $400-500 — это уже реальные потери.

Конечно, с формальной точки зрения в случае санкций больше потеряет экономика Грузии. Но нельзя сказать, что российской экономики они вообще не коснутся. Так, объем российских прямых инвестиций в Грузию оценивается в $60 млн — у страны есть соглашение о беспошлинной торговле с Евросоюзом, и в том числе поэтому туда идут вложения — это активы, которые могут оказаться в подвешенном состоянии. По некоторым оценкам, объем экспорта, в котором могут участвовать российские производители, может составлять 1,5 млрд евро. Также российские граждане в Грузии в 2018 году купили более 17 000 объектов недвижимости, и первыми, кто пострадает от санкций, станут именно они.

Екатерина Новикова, доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова

— В 2018 год экспорт России в Грузию увеличился на 37% — до $957 млн, а импорт вырос на 3,5% — до $398 млн. Получается, что сальдо торгового баланса за 2018 год сложилось положительным и увеличилось на 77,5% по сравнению с предыдущим годом. С учетом нескольких лет напряженности между странами такие показатели можно считать большим успехом в торговых отношениях, и жаль будет утратить эти достижения. Россия поставляет в Грузию в первую очередь продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, минеральные продукты, машины и оборудование, продукцию химической промышленности, древесину. Грузия везет в Россию сельскохозяйственную и алкогольную продукцию, электрооборудование, природный жемчуг и другие уникальные товары природного происхождения.

В связи с этим стоит сказать, что потеря грузинского рынка, конечно, не будет являться критической для российской экономики, но стоит понимать, что потеря влияния на рынки бывших советских республик, таких как Украина, Грузия и далее по списку, будет в совокупности сильно тормозить российское экономическое развитие. В советское время был создан определенный уклад сотрудничества стран между собой, при котором страны получали наибольший положительный результат от создаваемого синергетического эффекта. Сейчас при рыночной экономике конкурентоспособность таких стран оказывается ниже по сравнению со странами западного мира, а значит, они выступают в большей степени в роли рынков сбыта продукции, производимой в других странах. По сути, формируются колонии новой формации. Такой принцип разрозненности в новых условиях является неприемлемым с точки зрения формирования устойчивого экономического и социального развития всех без исключения стран бывшего Советского Союза.

Олег Богданов, ведущий аналитик ИК QBF

— По итогам 2018 года общий товарооборот между Россией и Грузией составил $1 млрд 365 млн, или 9% ВВП Грузии. При этом рост объема торговли за год составил около 25%. Если объем торговли сократится, это неизбежно ударит по грузинскому ВВП. В структуре российского экспорта преобладает продовольствие (30%, в основном злаки) и нефть с нефтепродуктами (23%). Очевидно, что если Россия заблокирует поставки зерна и нефти, это для грузинской экономики окажется гораздо болезненней, чем запрет на денежные переводы и перелеты.

В структуре грузинского импорта в Россию преобладают алкогольные и безалкогольные напитки: около 50%. Блокировка поставок этой продукции также негативно отразится на экономике Грузии. Таким образом, наибольший ущерб экономике Грузии может нанести запрет поставок нефти и зерна и блокировка поставок грузинского вина и других напитков. Для российской экономики торговая война с Грузией последствий иметь не будет.

Авторы: Анна Орешкина, Ольга Блинова

Любые экономические санкции обоюдоострые, а бенефициаром может оказаться третья сторона. Так, от запрета прямого авиасообщения с Грузией вряд ли выиграет ли российский туристический рынок.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья