ENG
Экспертное мнение

Инвестиции в инновации: рамки проблемы и рамки решения

Часть 1. Контуры проблемы

В последние годы в России были созданы все необходимые институты развития отрасли высоких технологий. Причем созданы фактически «с чистого листа», по западным образцам, без использования «советского наследия». Это должно было оказать стимулирующее воздействие на отрасль, однако «прорыва» не случилось. Напротив, мы наблюдаем и в обществе, и во власти некую «усталость от инноваций», которая дополняется слухами о коррупции отдельных руководителей инновационного сектора и их слабости как управленцев. Конечно, свести все проблемы инновационных отраслей к «эксцессам исполнителей» привлекательно, но, кажется, более продуктивным будет посмотреть на ситуацию с системной точки зрения. Ведь если в последние годы, в период выраженной стагнации, разговор об инновациях носил скорее общетеоретический характер, то сейчас, когда медленный подъем становится реальностью, выводы могут иметь вполне практическое применение.

© Сергей Прокопенко / Фотобанк Лори

Главную задачу развития инноваций сейчас, думается, стоит определить не как обеспечение притока финансов. Эти вопросы на системном уровне вполне отработаны, хотя требуется «операционная настройка». Главный вопрос заключается в необходимости создания системы монетизации инноваций и управления ликвидностью в секторе инноваций. В противном случае инновационный сектор экономики так и останется в восприятии российского общества «черный дырой», вызывающей нарастающее раздражение, что в предвыборный период может быть опасно. Инновации без коммерчески очевидного результата свидетельствуют не только о коррупционной составляющей, но и о катастрофических «лакунах» в системе управления.

В целом, концепция развития инноваций только за счет государственных инвестиций и инвестиций государственных компаний переживает глубокий концептуальный кризис. Вряд ли она будет актуальна в будущем в той же степени, как и в «нулевые». Так что существует объективная потребность создания новой инвестиционной модели, которая бы была эффективной с точки зрения привлечения частных российских и, прежде всего, зарубежных иностранных инвестиций.

Особенности ситуации в секторе стимулирования развития инновационных технологий, по-крупному, сводятся к следующему:

  • Сфера инноваций, к сожалению, в последние годы стала одной из наиболее коррупционно емких и фейко-емких. Это относится не только к России: большое количество ужасающих своей бессмысленностью фиктивных инноваций мы наблюдаем в современной западной экономике. Это является производной от важнейшего явления современной технологической жизни: утраты магистрального вектора технологического развития, что неизбежно порождает и операционное, и инвестиционное «рыскание». Но пример инновационной экономики в России показывает неизбежное затухание инновационных тенденций, даже изрядно стимулируемых государством в условиях невнятного целеполагания и отсутствия футурологического осмысления вопросов развития.
  • Конкуренция в сфере инноваций является столько же конкуренцией инновационных возможностей, сколько и конкуренцией инвестиций. Инвестиционные процессы в сфере инноваций, в особенности связанные с внедрением новых технологий, являются приоритетным направлением. Но они не могут осуществляться в рамках классических технологий инновационной деятельности, даже в «венчурной» трактовке. Инвестиционное обеспечение инновационной деятельности это, если хотите, «высшая лига» инвестиционно-банковской деятельности, а не место ссылки для профнепригодных инвестбанкиров. И если уж заимствовать «экспертизу» в сфере организации инновационного процесса, то именно здесь.
  • Инвестиционная конкуренция в сфере инноваций не может происходить только в России и только в отношении российских инновационных предприятий. Признавая глобальный характер инновационного пространства, нужно вовлекать в деятельность российского инновационного сектора институты и индивидуальных представителей других стран, не обязательно стран ЕС и США. Привлекательно стать центром притяжения инновационной активности развивающихся стран и даже стран постсоветского пространства, где остался инновационный потенциал. Но в таком разрезе «конкуренция за инновации» пойдет, прежде всего, на организационном и инвестиционном поле, и только потом – на поле собственно технологий.
  • Монетизация инновационных достижений происходит преимущественно на уровне внедрения в реальный сектор экономики. На практике инновационный сектор накрепко зависит от структуры экономики в целом, если только не выбран вариант «офшорных инноваций», когда инновации создают изначально «на экспорт» без задачи внедрения их в национальную экономику. Развитой инновационный сектор на фоне деградации реального сектора национальной экономики является возможным, но создает серьезные экономические и социальные противоречия, что и доказал пример США. Но, вероятно, именно такой вариант «офшорных инноваций» держали в голове создатели российской системы, что сейчас ограничивает российскую инновационную экономику.
  • Глобализация инноваций возможна только при условии их востребованности в национальной экономике. Но обеспечить первичную монетизацию инноваций возможно исключительно через государственную поддержку процессов внедрения, включая и использование административно-регулирующих механизмов. Национальная экономика – это полигон апробации инноваций, без которого какое-то стратегически значимое развитие просто невозможно. Но российским властям стоит рассматривать варианты для «продавливания» национальных инноваций не только в российской экономике. Тем более что у России есть такие возможности в рамках Таможенного союза и ЕАЭС.
  • Инновационные процессы могут развиваться исключительно в глобальном масштабе. Какое-либо административное выделение российского инновационного сектора из глобальной экономики приведет к тому, что в условиях отсутствия конкуренции этот сектор превратится в «черную дыру». Конкурентоспособность продукции, возможность ее сбыта на внешних рынках, должны закладываться изначально в планирование разработок. Но в современной глобальной экономике борьба за внешние рынки, то есть возможность «обыграть» другие инновации по условиям внедрения, является прерогативой именно государства. Почти никто из российских компаний самостоятельно обеспечить конкурентоспособность глобального внедрения не способен. Но этот аспект пока недооценивается и бизнесом, и властью.

Стратегическая задача сводится к возможности организации инновационных процессов и инвестиций в инновации таким образом, чтобы постепенно смещать «фокус» в сторону от IT сектора, потенциал которого для обеспечения экономического роста приближается к исчерпанию. Проблема, однако, в том, что частный капитал, действуя в классической модели рыночной экономики, будет выбирать именно наиболее понятную и апробированную сферу для инвестирования, коей и является IT и связанный с ней сектор новых финансовых технологий, который, конечно, имеет существенно больший потенциал развития. Но эти сферы могут и должны развиваться в рамках уже созданной системы институтов, которой просто необходимо придать новое управленческое качество. Перед Россией стоит задача формирования системы опережающих инновационных инвестиций в тех отраслях, которые пока не рассматриваются как коммерчески привлекательные, но имеющие среднесрочную перспективу.

fotka-1Автор: Дмитрий Евстафьев, политолог, кандидат политических наук, профессор НИУ ВШЭ

 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

 

Часть 2. Организационная модель


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.