ENG
В мире, Инвестиции, Мнение

Как мне удалось привлечь инвестиции в США

Юрий Моша

Юрий Моша

Основатель и руководитель компании «Русская Америка» и проекта «Второй паспорт»

Немного предыстории

Восемь лет назад я создал компанию «Русская Америка», которая занимается социальной адаптацией тех, кто приезжает в США. Она охватывает всё, начиная с юридических моментов (визы, страховки, налоговый номер) и заканчивая бытовыми вопросами (трудоустройство, аренда квартиры, оформление детей в садик и школу). Я построил компанию полностью на свои собственные средства. А пару лет назад мне пришла в голову идея, что надо заниматься и другими странами. К этому нас подтолкнул Дональд Трамп, ополчившийся на иммигрантов. Поскольку у нас уже был огромный опыт в этой области и понимание бизнес-процессов, мы решили трансформировать «Русскую Америку» в более широкий проект. Новая компания стала называться «Второй Паспорт». Теперь она занимается иммиграцией в 60 стран мира.

Первые шаги 

Чтобы запуститься, нужно было проделать много подготовительной работы. Сначала мы написали концепцию развития. Потом договорились с партнерами — адвокатами, риэлторами, кадровыми агентствами и т.д. (сейчас их у нас более 500). Одновременно с этим сделали сайт и наполнили его контентом. Создали CRM-систему, которая содержит сведения обо всех наших клиентах. Запустили колл-центр с многоканальными телефонами. Разработали франчайзинговый пакет и сделали много других необходимых вещей. На работу ушло около года. Я финансировал всё сам. Фактически «Русская Америка» всю свою прибыль инвестировала во «Второй Паспорт». Но случился момент, когда стало ясно: денег не хватает. Нужно было продолжать собирать информацию, запускать сайт, наладить рекламу, разместить информацию о нашей франшизе на разных площадках. Когда я понял, что финансов недостаточно, то занервничал, как любой предприниматель, который понимает, что сейчас проект остановится. И начал поиски денег.

Бизнес-ментор

Первое, что я сделал, — взял список топ-менторов, которые привлекали инвестиции в известные компании. И начал брать у них плановые консультации — с кем-то договаривался бесплатно, кто-то соглашался разговаривать только за деньги. За это время я проконсультировался с 10 или 12 специалистами. У меня к ним было два вопроса: как оценить стоимость компании и как найти инвестора?

Стоит упомянуть, что на самом деле я прекрасно понимал, как это сделать. В «Русской Америке» одним из направлений деятельности как раз была помощь предпринимателям из стран СНГ, которые приехали в США и хотят здесь найти деньги для бизнеса. Но я хотел, чтобы мне всё это рассказали люди с опытом, которые разбираются в этом лучше меня. В итоге я остановился на одном из менторов. Его зовут Андрей Головин. Он начал со мной заниматься и оценивать компанию. Скажу сразу: я абсолютно согласен с его выводами. Компания была оценена в $1 700 000. Это была совокупная стоимость «Русской Америки» и того, что я к тому времени уже успел сделать во «Втором Паспорте». Второе, что мне от него требовалось, — ответ на вопрос, где искать инвестора. Он мне на это ответил следующее:

«Я сделал оценку и подписался под ней. Я верю в твой бизнес (он никогда бы не стал рисковать своим именем, если был бы не уверен в тех данных, которые дал). И поэтому я предложу его своим друзьям и фондам, с которыми сотрудничаю. Но всё равно продолжай искать сам».

Поиск инвестора

Я начал стучать во все двери. Стал обзванивать по базе TechCrunch , писать всем. Начал, конечно, с русских, потому что проект на русском языке. Но выбирал прежде всего тех, кто живёт в Нью-Йорке и Соединенных Штатах. Потом начал брать базы инвесторов, которые находил в интернете, всем отправлял письма. Делал это примерно около месяца.

Но деньги мне нужны были очень срочно. Понятно, что я продолжал инвестировать свои средства — изымал их из оборота, даже небольшой кредит взял, чтобы продолжить проект. Останавливаться было нельзя, нужно было найти необходимую сумму для развития как можно быстрее. Я говорил с несколькими инвесторами. Но вот так, чтобы кто-то сказал: «Всё, я тебе завтра даю деньги», — такого не было. Некоторые ставили условие поработать еще три месяца, запуститься, показать экономику и бухгалтерию. Кто-то говорил:

«У вас проект не совсем технологичный. Вот если бы вы изобрели щетку, которая сама чистит зубы, то мы бы вам тогда деньги дали».

Примерно с 20 инвесторами я в таком разговоре находился. Самое интересное, что двое из этих двадцати следят сейчас за нашей компанией. Мы с ними переписываемся. Одних из них даже сказал, что готов участвовать в следующем раунде инвестиций, когда они нам понадобятся.

Нестандартный способ поиска инвесторов

Тогда я решил чуть-чуть изменить стратегию поиска инвесторов. Подумал, стоит обратиться к аудитории, которая меня знает. Дело в том, что я выкладываю много роликов на YouTube. У меня там канал с 2012 года, на котором больше 40 000 подписчиков. Плюс я расшариваю ролик в соцсетях, где у меня тоже много читателей. Я записал видео о том, что моей компании, за развитием которой вы фактически наблюдаете в прямом эфире, нужны деньги. И я готов отдать половину акций не по оценке, а за $125 000 — это было нереально дешево. Мне сразу же позвонило несколько человек, мы начали вести переговоры.

Я остановился на одном человеке. Его зовут Геннадий. Это мой зритель, который также живет в Америке. Правда, во Флориде. Кстати, мы до сих пор с ним так и не виделись лично, только разговаривали по телефону. Он дал мне необходимые деньги в обмен на 50% акций компании. Повторюсь, это было очень дешево. Но он протянул руку в сложную минуту и принял решение моментально. Поэтому я ему благодарен. Когда я спросил его, почему он дал деньги, он сказал, что его убедили две вещи. Во-первых, он давно за мной следит по моим видео и знает меня. И во-вторых — это очень классный проект. Его подкупило, что у нас нет конкуренции. Мы единственные, кто сделал такую концепцию — 60 стран, все программы, всё в одном месте. И вдобавок правильная форма развития по франшизе, хорошая команда.

Новый раунд инвестиций

Геннадий перевел мне деньги. Мы быстро запустились. И потом приняли решение, что продаем еще 20% — уже по оценке, которую сделал Головин. Часть денег забираем себе, часть инвестируем в компанию, потому что надо еще сделать очень много, особенно в части популяризации торговой марки. Я пошел тем же самым путем: понял, что это уже сработало, и записал на YouTube несколько видео о том, что мы ищем инвесторов. Предложил приехать в наш офис, познакомиться с командой, посмотреть документы, оценить экономику. Фактически эти 20% мы продали нашим подписчикам (кто-то купил 5%, кто-то даже 1%).

Сейчас мы не нуждаемся в деньгах. Наша компания уже прибыльная. Мы платим акционерам до 20% годовых в долларах США. Причем каждый месяц делаем отчеты. И мы понимаем, что к концу года, если захотим продать еще 10%, то стоимость компании возрастет. Тогда мы сможем привлекать совсем другие деньги. И потратить их на то, чтобы двигаться дальше. Например, сможем перевести сайт на испанский и китайский, расширить нашу целевую аудиторию. И это только одна концепция развития, а есть и другие направления.

Я доволен тем, что всё так сложилось. И советую всем, кто ищет инвестиции для своего бизнеса, пробовать все возможные методы, потому что сработать могут самые неожиданные вещи.

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья