ENG
Инвестклимат, Мнение, Это интересно

Как реформировать занятость

Василий Колташов

Василий Колташов

Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Ситуация в российской экономике медленно улучшается. Можно говорить о зарождении нового оживления. Но удешевления кредита, укрепления рубля и инфраструктурного строительства может оказаться мало для нового подъема. Нужно повысить статус бюджетных рабочих мест и поменять всю структуру оплаты труда в экономике. Это и есть«реформировать занятость».

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Министр труда Антон Котяков сообщил недавно, что безработица в России составила по итогам двух месяцев пандемии 6,1%. Вне всякого сомнения, эти данные не описывают ситуацию в полном объеме. Хотя едва ли безработица в стране заметно превышает 10%. Это, конечно, не идет ни в какое сравнение с ситуацией в США. Там за три месяца показатель безработицы оказался таким же, как после трех лет погружения в Великую депрессию (кризиса 1929–1933 гг.). Его оценивают в 20–25% от всего трудоспособного населения, тогда как официальные американские данные сообщают нам лишь об увеличении впервые зарегистрированных безработных. Но это в США, «там тепло» работодателям, и можно увольнять сколько угодно, а в России с этим не так просто. Но только ли дело в сохранении рабочих мест?

Наша проблема состоит не столько в росте безработицы, сколько в резком падении доходов огромной доли трудоспособного населения. Региональные биржи труда и федеральные чиновники рапортуют о наличии вакансий. Даже в Москве и Московской области сообщили о 8,6% роста новых позиций за вторую неделю июня. Подобные цифры начинают сыпаться как из рога изобилия по всем регионам. Они не могут не радовать: экономика страны понемногу оживает после долгого карантина, отложенный спрос вступает в рыночную игру, продажи и заказы увеличиваются. ЦБ РФ вносит свой вклад: новый стимул потребления — дешевеющий из-за снижения ключевой ставки кредит. При новой ставке в 4,5% можно ожидать выдачу ипотечных кредитов под 6,5%. Это никогда прежде не виданная цена кредита в России. Однако остается проблема дефицита хороших рабочих мест и наличия плохих.

Видя торжественные рапорты чиновников о вакансиях, россияне вздыхают: работу найти можно, но оплата труда предусмотрена в очень низких пределах. Для работодателей, особенно в регионах, все просто — рынок позволяет платить меньше, чем до начала Третьей волны мирового кризиса в январе-марте. Это номинально, а ведь еще была волна девальвации рубля и рост цен.

Власти уже подняли минимальное пособие по безработице с 1500 до 4500 рублей. Но эту меру никак нельзя признать достаточной. Конечно, депутаты Госдумы от разных фракций не перестают сыпать благими предложениями, «Справедливая Россия» рекомендовала даже выплачивать всем безработным 12 130 рублей. Это тоже нельзя назвать средством изменения ситуации к лучшему, хотя очевидно: размер пособий следует увеличивать и далее.

Проблема в том, что если бы пособие по безработице в России равнялось прожиточному минимуму, то обнаружилась бы выгода получать его, а вовсе не заработную плату. В большинстве регионов немало работодателей в последние годы находило возможным платить людям даже меньше установленного законом минимума оплаты труда, то есть меньше прожиточного минимума. В одних случаях они полагались на оформление на 0,5–0,8 ставки. В других — на свою наглость и безнаказанность, так как никто и не пытался их наказывать за нарушение закона, тем более что в стране нет минимальной почасовой ставки.

Даже в бюджетной сфере существовала описанная практика оплаты труда. Только взвалив на себя 1,5–2 ставки, школьный учитель зачастую мог заработать 20 тысяч рублей. С приходом новой волны кризиса и пандемии положение лучше не стало. Даже медики получат свои специальные доплаты с боем, после серии скандалов. Игнорируя указания президента, медицинское начальство насчитывало людям грошовые премии, используя дикий поминутный тариф. Оклады и премии срезаны большинству работников. Лишившиеся работы люди могут, конечно, претендовать на новые рабочие места, и такие места создаются, но месячная заработная плата по ним в основном является крайне низкой.

Хотя ФРС США невольно играет на стороне российской экономики, помогая нам быстрее миновать период наиболее низкого курса рубля к доллару и самых низких цен на нефть за все годы глобального кризиса (с 2008 г.), этого недостаточно.

«Может оказаться недостаточно и снижения ключевой ставки Банка России, — считает Найля Амирова из РЭУ им. Г. В. Плеханова, кафедра политической экономии и истории экономической науки. — Хотя в соединении с инфраструктурными проектами в регионах это уже хорошо». 

Впрочем, для начала устойчивого экономического подъема в России этого может оказаться мало, хотя именно такая мера стоит на первом месте в плане Михаила Мишустина.

Государству необходимо создать новый класс покупателей в экономике. Заработная плата медиков, работников школ и детских садов слишком долго оставалась в регионах России нищенской. К ним нужно добавить тех, кто трудится в профессиональном среднем и высшем образовании. Это считалось нормальным и даже соответствующим глобальной неолиберальной формуле «у государства всегда все плохо», тем более что практику низкой заработной платы при постоянном росте бюрократических мучений в деятельности врачей, медсестер, санитарок, учителей, преподавателей колледжей и вузов приводили в жизнь либеральные чиновники. Они сами делали плохим то, что, по их мнению, должно было быть плохо, должно было деградировать и рассыпаться. Частному сектору это посылало нехитрый сигнал: платить людям нужно мало.

И теперь ожидается, что региональные бюджетники каким-то магическим образом будут обладать сбережениями для первого взноса при покупке недвижимости и будут готовы покрывать ипотечные кредиты под 6–8%?

Нам определенно нужен новый класс покупателей в регионах. Таково уже не только требование социальной справедливости, но экономики — этот класс необходим для перезапуска экономики России. Люди эти существуют, они трудятся, принося обществу огромную пользу. Но их труд вознаграждается и недостойно, и недостаточно для того, чтобы они могли покупать столь нужные многим новые квартиры. А ещё повышение заработной платы бюджетников пошлет сигнал частным работодателям платить больше. Необходимо всюду в регионах поднять планку оплаты труда. Вслед за бюджетниками покупать жилье и другие необходимые товары будут наемные работники вообще. Все остальное для перехода оживления в экономический подъем сделает протекционизм и государственные вложения в инфраструктуру.

Абсолютно неважно, где и как будут взяты деньги на повышение оплаты труда региональных бюджетников. Их может отчасти обеспечить урезание трат на имитационное управление и всевозможную отчетность в образовании и науке (бюрократизм там стал чудовищным, расплодились и псевдоуправленческие аппараты) или перераспределение от других сфер. Не является запретным плодом и эмиссия.

Важно не это. Важно, чтобы национальный рынок получил стабильного, активного и уверенного в завтрашнем дне нового покупателя. А этой уверенности сейчас не хватает многим, кто хотел бы воспользоваться снижением ставки по кредитам.

Ясно, что переход к нормальной оплате труда в бюджетной сфере регионов потребует затрат. Пусть так. Все издержки покроет рост экономики. Это даст общее повышение оплаты труда и реформирует занятость. А в социальной сфере можно будет создать ещё рабочие места с тем же позитивным эффектом в экономке. Это и реформирует занятость под задачи продолжительного подъема.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья