ENG
Инвестклимат, Мнение

Кто нам поможет с нефтью?

Василий Колташов

Василий Колташов

Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Неожиданно за нефть играет ФРС США. Не стремясь к девальвации доллара ни в коем случае, этот «центробанк центробанков» в ответ на новую волну кризиса в Соединенных Штатах вынужден выбрасывать на рынок возрастающий поток долларов. Не лучше ведет себя администрация Дональда Трампа. Не получая притока панически настроенных капиталов из стран производственной полупериферии и периферии, США создают инфляционный рост цен на нефть.

Добрая фея нефтяного рынка — Америка. Только это не добровольная фея. В апреле, когда баррель нефти стоил меньше $20, я сделал прогноз её ценового роста. Долго ждать не пришлось: «черное золото» выросло в цене до $30, а после поднялось и выше $38 за баррель. При этом под некоторыми материалами с этим прогнозом автор обнаружил гневные отзывы спекулянтов — слишком многие ныне ставят на доллар против российской валюты. Никогда нельзя было упрекнуть и меня в рублевом патриотизме: в 2008 г. заранее предупреждал о девальвации, а после в 2013–2014 гг. советовал держать сбережения в долларах. В 2019 г. вновь предупреждал о девальвации, а в марте публично рекомендовал людям выйти из долларов в рубли.

За 12 лет глобального кризиса россияне видели много девальвационных волн и привыкли видеть правоту критиков сбережения в рублях. Рубль падал в 2008–2009, в 2014, 2015 и 2016 годах. Он падал и в марте 2020 г. Потому прогнозы нового ослабления отечественной валюты выглядят убедительными. Кажется, что 85 и даже 95 рублей за доллар — это вероятно, так как мировые цены на нефть не могут быть высокими в условиях нарастающего спада на Западе. А там ещё не случилось даже вхождения в депрессию: процессы находятся на стадии обвала; безработица в США летом может превысить 25%, то есть оказаться большей, чем на пике Великой депрессии 1929–1933 гг.

В этом и состоят особенности 2020 г. Вторую волну кризиса в 2013–2016 гг. экономики стран старого центра капитализма прошли почти незаметно, а во многом и к выгоде — они принимали денежные потоки из зоны бедствия в БРИКС и «развивающихся экономиках» поменьше. Теперь они имеют кризис вдвойне, сразу за две волны. И хуже всего дела обстоят в США — сердце мировых финансовых пузырей.

Поэтому ФРС имеет на балансе на $7 трлн уже не очень ценных бумаг. Их число возрастает; не стоит удивляться, если к зиме оно перевалит за $10 трлн. Правительство США так ретиво наращивает расходы при падающих доходах и нулевых резервах, что с $25 трлн его долг к 2021 г. может дойти до $30 трлн. При этом стоит помнить: ФРС «во время прошлого кризиса» потратила на поддержку банков в США и Европе порядка $16 трлн, что позднее показала единственная аудиторская проверка в истории этой организации. Сколько денег они без всякой публичной отчетности вливают в финансовый сектор теперь, неизвестно. Известно другое: поток долларов ныне льется беспрецедентный. Это превышает траты времен Вьетнамской войны, приведшие к девальвации доллара в 1971 г., а следом и к повышению мировых цен на нефть в 1973 г., и объемы 2008–2010 гг. Пузырь на фондовом рынке надулся больший, чем был в 2007 г., а теперь сдувается. Более же сдувается экономика услуг с её «постиндустриальными» диспропорциями.

Конечно, ФРС мог не доводить дело до столь красочного обвала фондового рынка и столь масштабных и неудержимых увольнений. Если бы еще в декабре 2019 г. начались вливания нынешних триллионов долларов, пошел бы выкуп мусорных бумаг, это было бы не очень хорошо для доллара, и падение мировых цен на нефть растянулось бы во времени, не оказавшись бы столь глубоким, но многие американские компании чувствовали бы себя не так плохо. То была бы сглаженная девальвация.

Однако для реализации этих мер нужно было осознать неотвратимости новой волны кризиса и понимать важность её смягчения, а также невозможность её избегнуть. ФРС, где должны были чему-то научиться за 2008–2019 гг., сделала всё предельно некомпетентно.

Потому «всегда деревянный рубль» и укрепился в мае к доллару. Ослабление доллара пошло в ползучем — запаздывающем — формате, никак не спасающем от потерь экономику. Но для рынка нефти это стало волшебным подарком. Вместо того чтобы застрять на уровне $15–25 за баррель, нефть начала расти. Тут сыграло роль и сокращение добычи, но было и сокращение потребления.

Мы наблюдаем во многом повторение ситуации 1973 г. С формальной выгодой продажи нефти России помогает фактор американских экономических проблем, и более всего — даже неумение справляться с ними напополам с нежеланием идти на плановую девальвацию доллара. В итоге США получают большую остроту кризиса в экономике, чем могли бы иметь, но некоторые страны приобретают от этого некоторые скромные выгоды. Понятно, что нефть может находиться на пониженном ценовом уровне много месяцев: в мире еще только наступает депрессия. Но не планово Америка взяла на себя проблем намного больше обычного, чем дала возможность российской экономике немного вздохнуть.

Если летом цена на нефть поднимется в зону $45–55 за баррель, это будет совсем неплохо для российского экспорта и курса рубля. Конечно, иные варианты не исключены. Нельзя исключать возможность нового падения цен на нефть. Но «добрая фея» так размахнулась с эмиссией, не смягчив с помощью снижения курса доллара проблем свой реальной экономики (ситуация 1971–1972 гг.), что можно ожидать дальнейшего инфляционного повышения цен на нефть. Все, естественно, с поправкой на сюрпризы глобальной депрессии.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья