ENG
Инвестиции, Интервью

Кирилл Косминский: «Рынок крауд-платформ показывает двузначные темпы роста»

В России кредитование с помощью краудлендинговых платформ составляет около 1% от общего количества займов. При этом речь идет о 20 млрд рублей, вложенных в развитие бизнес-проектов. Доход заемщика может достигнуть 30% годовых. Об особенностях и перспективах такого кредитования рассказывает Кирилл Косминский, исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ.

Кирилл Косминский, исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ. Студия Finversia

Как работает рынок краудфандинговых платформ

— Что из себя представляет российский рынок инвестиционных платформ, каковы его масштабы и значение для экономики государства?

— Рынок краудфандинговых платформ — активно растущий сегмент российского финансового бизнес-пространства. Он единственный показывает двузначные темпы роста по объему финансирования (20 млрд рублей в год). Это очень интересная альтернатива банковскому финансированию с его строгими требованиями.

— А каковы основные задачи вашей Ассоциации?

— Прежде всего хорошая коммуникация с органами власти и популяризация среди потенциальных клиентов данного вида финансирования и инвестирования. Решать эти задачи во многом помогают вебинары, проводимые нами среди участников рынка — юристов, банкиров, представителей информационных технологий и т.п. 

— С 1 июля привлекать инвестиции с помощью краудфандинговых платформ могут только организации, которые включены в реестр Центрального Банка. На данный момент в реестр ЦБ входит только три компании. Будет ли Банк России продлевать срок вхождения платформ в реестр и возможно ли это с юридической точки зрения?

— Руководством принят соответствующий закон, продлевающий период регистрации до середины 2021 года. Мне кажется, такой долгий срок и не понадобится, краудфандинговые платформы появятся в реестре гораздо раньше.

— Многие инвестиционные платформы подавали заявки на включение в реестр ЦБ, начиная с февраля этого года. До сих пор по большинству компаний не принято решение. По вашему мнению, в чем причина долгого рассмотрения заявок?

— Я бы не сказал, что с февраля подавали многие, скорее, с февраля у всех была возможность это сделать. Подача заявок в основном пришлась на май-июнь, а с учетом объема документации и отдельных неточностей были высказаны замечания, которые постепенно устраняются.

— Пандемия коронавируса неблагоприятным образом отразилась на деятельности многих компаний как в России, так и в мире. Насколько сильно пандемия COVID-19 повлияла на работу инвестиционных платформ?

— С точки зрения операционных систем не так сильно, потому что платформы еще до пандемии работали полностью дистанционно. А с заемщиками пришлось работать в «ручном режиме», изменять сроки погашения кредитов. В целом же количество заявок выросло, поскольку банки ужесточили требования по выдаче кредитов. Пандемия началась как раз в момент получения нами лицензии. Мы обратились к государству с просьбой о продлении сроков лицензирования, нам пошли навстречу.

Преимущества краудфинансирования

— Не секрет, что займы в вашей компании дороже, чем в банке (годовые составляют от 15% до 35%). Почему же малый и средний бизнес обращается за финансированием именно к вам?

— Доступность — вот главное отличие наших кредитов от банковских. К тому же деньги поступают на счет гораздо быстрее, чем в госучреждениях. Единственный минус — ограниченный объем кредитования (до 3 млн рублей).

— Частному лицу достаточно иметь в среднем 10 000 рублей, чтобы стать инвестором на краудлендинговой платформе. Как вы думаете, станет ли популярным этот вид инвестирования среди россиян в будущем?

— Я думаю, такой способ инвестирования непременно станет в будущем весьма популярным. Тому есть несколько причин: во-первых, на некоторых платформах можно стать инвестором с капиталом всего в 1000 руб.; во-вторых, сам процесс вкладывания денег занимает совсем мало времени, буквально несколько кликов на компьютере или ноутбуке; наконец, в-третьих, сеть мелкого и среднего бизнеса предоставляет своим вкладчикам ряд привилегий, что всегда является приятным бонусом.

— Доходность в краудлендинге может достигать 20–30% годовых. Какие налоги придется заплатить физическому лицу за полученный годовой доход?

— Стандартный — 13%. При этом мы подготовили предложение к государственным органам, касающееся налоговых льгот для инвестиций в малый бизнес через платформы.

— В Центральном банке считают, что инвестирование на краудлендинговых платформах относится к высокорискованным видам вложения средств. Как вы считаете, стоит ли ввести практику страхования денежных средств на инвестиционных площадках?

— Такая практика должна быть добровольной, более того, платформы «ПИРС», «Карма» уже имеют подобную страховку через партнера — страховую компанию, а первой была платформа «Город Денег» с продуктом гарантии по займу до 500 тыс. рублей за 5% к доходности.

За рубежом у ряда платформ есть гарантийные фонды, наш рынок тоже к этому постепенно идет. Но системно вводить страхование инвестиций по примеру АСВ нецелесообразно — это принципиально другой продукт, чем банковский вклад. По сути, страховкой было бы введение вышеупомянутой мной льготы по НДФЛ, когда часть процентов не облагается налогом, а значит, инвестор их может безболезненно потерять. При этом у инвестора не пропадает стимул выбирать более надежные проекты (зачем терять, если можно заработать), у платформы сохраняется стимул качественно оценивать проекты заемщиков (чтобы инвесторы продолжали инвестировать здесь), а государство, ничего не теряя, сразу (я имею в виду какие-то дополнительные выплаты из бюджета) привлекает средства населения для инвестиций в малый бизнес и таким образом поддерживает предпринимательство.

Перспектива развития краудлендинга

— В России кредитование в сфере краудлендинга на данный момент составляет около 1% от общего количества бизнес-займов. В других странах, например в Великобритании, показатель может достигать 15% и более. Как думаете, станет ли в нашей стране краудфинансирование популярным среди бизнесменов и частных лиц в перспективе?

— В Великобритании это стало возможно благодаря активному информированию со стороны институтов развития предпринимательства, которые рассказывали о том, что краудлендинг — займы через инвестиционные платформы — это хорошо, доступно, легально. Второй составляющей у них был сбалансированный надзор и допуск на рынок.

Мы имеем для этого все предпосылки; для роста от 1% к 5% и даже 15%. Больше всего не хватает популяризации со стороны государства, как это было в ЕС. Нужно подключить все платформы из реестра ЦБ, которых там скоро станет более десятка, к инструментам поддержки малого бизнеса, ввести софинансирование пулов займов со стороны государства (МСП, банка, региональных фондов поддержки бизнеса). Наконец, нужно, чтобы региональные власти предлагали предпринимателям идти за деньгами не только в банки, но и на инвестиционные платформы.

— В 2015 году Альфа-банк запустил платформу «Поток», а в 2019‑м Сбербанк заявил о создании площадки «СберКредо». По вашему мнению, смогут ли банки составить конкуренцию краудфандинговым платформам в сфере краудфинансирования?

— У банков больше ресурсов, они делают в целом несколько более долгий, но и более технологичный продукт (такой, как «автоинвестирование» у «Потока»). Менее крупные игроки, напротив, по методу Agile убирают все лишнее из процесса без ущерба качеству кредитного анализа и таким образом лидируют в цифровых инновациях. Это общемировой опыт. Затем банки либо копируют и сами строят у себя такие же сервисы, либо приобретают их. Поэтому и да, и нет: да, банки смогут составить конкуренцию и даже стать лидерами по объемам на рынке, нет, они не смогут всегда быть лидерами инноваций, потому что ни один банк не сделал еще продукт краудфакторинга, P2P — розничного кредитования, P2P-страхования или агрегатора P2B-займов; это те новые сервисы, которые пилотируются небанковскими инвестиционными платформами.

— По мнению экспертов, недавно принятый закон №259-ФЗ благоприятно скажется на работе краудфандинговых площадок. Как считаете, помогут ли юридические нормы избавиться от недобросовестных игроков на рынке краудфинансирования?

— Да, этот закон призван оградить людей от недобросовестных компаний. Инвестиционная индустрия должна постоянно совершенствовать систему безопасности для надежной работы со старыми клиентами и для привлечения новых.

Беседовала Кристина Фирсова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья