ENG
Добавить в избранное
Блокчейн, Мнение

Китай объявил криптовалюты вне закона?

Артем Генкин

Артем Генкин

Профессор, доктор экономических наук, президент АНО «Центр защиты вкладчиков и инвесторов», учредитель СМИ «Инвест-Форсайт»

Пятница «порадовала» новостями. Китай объявил нелегальными все транзакции с криптовалютой, написал Bloomberg со ссылкой на сообщение местного регулятора. Ожидаемо ли было это событие? Более чем.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Исторический опыт XIX — начала ХХ века нас научил, что центральные банки, когда они начинают войну не на жизнь, а на смерть с частными эмитентами квазиденежных инструментов, — обычно начинают и выигрывают. Война эта один раз уже велась, во всемирном масштабе, и итоги ее известны. Фиатные национальные валюты победили в течение XIX века во всех ведущих европейских странах и перед Первой мировой войной — в США. Эмиссия частных денег была фактически прекращена во всем «развитом мире» и, за исключением единичных «рецидивов» типа Германии в период гиперинфляции 1920-х и австрийского Вергля, вплоть до конца 1980-х вышла из мировой повестки. Средства, принесшие центробанкам в этой войне победу, были самые что ни на есть нерыночные и радикальные: от все возрастающих требований резервирования в фиате для частных эмитентов (вплоть до 100% от объема эмиссии) до денежных штрафов и тюремных сроков частным эмитентам. За деталями отсылаю к диссертации Веры Лутц, ученицы Фридриха фон Хайека, и к моей книге 2000 года «Частные деньги: история и современность».

Притом спусковым крючком для начала войны госэмитентов с частными являлось достаточное укрепление и распространение госвалюты в платежном обороте. Событие, напрямую от рыночных факторов ценообразования на частную валюту не зависящее.

Предвидело ли такой поворот событий экспертное сообщество?

Скорее, да, чем нет. Вот пара «электронных вырезок» из статей в экономической прессе, вышедших этой весной.

По словам Роберта Карнелла, главного экономиста и руководителя отдела исследований ING Asia, за рассмотрением ведущими мировыми державами возможности запуска собственных CBDC, вероятно, последует закон о налогообложении прибыли (от операций с криптоактивами).

«Это может стать прощальным звоночком для этих прочих (частных) криптовалют, хотя валюты центральных банков будут расти и расти», — сказал он.

А СЕО компании H-Finance, занимающейся торговлей цифровыми активами, Витаутас Забулис сказал, что если CBDC будут разработаны таким образом, чтобы с ними было «легко взаимодействовать», большинство цифровых валют, используемых для расчетов, вероятно, потеряют как свою цель, так и ценность. Забулис предупредил, что нет серьезных аргументов в пользу того, чтобы именно биткоин стал инструментом расчетов.

«Для этого предназначена технология блокчейн, поэтому CBDC будут построены на блокчейне».

Китайский вариант CBDC был, видимо, правящей элитой этой страны признан достаточно зрелым и готовым взять на себя миссию единственного законного криптосредства платежа…. И сигнал старта кампании был дан.

Новация, которая в нынешней войне эмитентов неизбежно должна была проявиться и проявилась, по сравнению с войнами позапрошлого века, — это фактор экстерриториальности новых частных денег. Китай — не Америка: в нынешнем геополитическом раскладе он весьма слабо может прямым брутфорсом повлиять на «лоскутное одеяло» мирового крипторегулирования. Да и «сальвадорский вариант» появления все новых крипто-френдли юрисдикций нельзя сбрасывать со счетов.

Поэтому китайский регулятор вынужден, в той же логике борьбы до победного конца, объявить, что услуги офшорных криптовалютных бирж резидентам КНР являются незаконными. А это с высокой вероятностью для практической реализации потребует укрепления файерволлов и усиления суверенизации китайского сегмента Интернета.

Какова будет судьба криптоактивов, находившихся на момент запрета любых операций с ними в собственности у полуторамиллиардного населения Поднебесной? Предстанут ли они на мировом рынке как distressed assets, продаваемые с дисконтами в режиме панического бегства «правильным» собственникам? Введут ли власти Китая схемы легитимного избавления от ставших незаконными криптоактивов — например, сдачу их в госбанки по нормативно установленному курсу? Интересно, какой процент моих читателей держал в руках так называемые чеки «Березка»? А кто-то, может, даже прочитал в почившем, к сожалению, электронном СМИ MoneyNews мою статью про «куки» — «Валюту Острова Свободы»? Суррогатизация, замораживание или обнуление «синокрипты» — сценарии одинаково нерыночные.

Имею опасение, что китайским путем — и, возможно, в более топорном исполнении, чем это было у первопроходца — захотят пойти и некоторые другие эмитенты региональных резервных валют. С моей точки зрения, минимальным необходимым критерием, чтобы начинать рассматривать такой вариант действий, для любых ответственных монетарных властей должна быть технологическая зрелость собственной CBDS. Если же падающее знамя криптосредства платежа после устранения с рынка частной компоненты подхватить будет вообще некому — то такие меры, без каких-либо ощутимых выгод для государства и госбюджета, сделают немотивированно очень больно собственному населению.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья