ENG
Стартапы

Коляска-вездеход для влюбленных в жизнь

Эта история не столько о стартапе и бизнесе, сколько о силе духа и жажде жизни. Однажды военный летчик, предприниматель, любитель экстремальных видов спорта Роман Аранин пересел с параплана на инвалидную коляску. Он не мог ходить и держать ложку, поворачивать голову и разговаривать. Это случилось 16 лет назад. А совсем недавно, в середине октября, Аранин открыл первую в стране фабрику по производству электроприводных кресел-колясок. Общий бюджет высокотехнологичного проекта — 110 млн рублей. Производственная мощность — 2500 уникальных изделий для людей с ограниченными возможностями в год. Правда, для самого Аранина определение «человек с ограниченными возможностями» как-то не очень подходит. 

Мне бы в небо! 

Роман Аранин родился в семье военного летчика, окончил Харьковское военное авиационное училище, работал по специальности — пилотом на штурмовиках. Женился, родилась дочь. Чтобы прокормить семью, Аранин занялся бизнесом.

«Я уволился из ВВС, где в то время вместо полетов приходилось все чаще красить заборы, и начал работать “челноком” — возил в Россию игрушки из Китая. Скоро наша фирма стала самой крупной в Алма-Ате. Такой успех заинтересовал местных авторитетов. Помню случай, когда нам с женой пришлось отстреливаться. В буквальном смысле, никаких метафор. Жить в Алма-Ате стало слишком опасно», — рассказывает Аранин. 

Семья переехала с востока на запад — из Алма-Аты в Калининград, где Аранин открыл сначала один, а потом — целую сеть магазинов, торговавших материалами для ремонта. Но с полетами предприниматель не расстался, только теперь из работы они превратились в хобби.

«Самостоятельно на спортивном самолете я вылетел в 15 лет. Парашютный спорт, горные лыжи, альпинизм, спелеология, парапланеризм — чем я только с тех пор ни увлекался!» — вспоминает Роман. 

Именно параплан 16 лет назад разделил его жизнь на «до» и «после». При падении с огромной высоты и «травмах, несовместимых с жизнью», (такой вердикт вынесли врачи) Роман остался жив, но потерял способность двигаться — его парализовало. Очнувшись в больнице, Аранин смог лишь открыть глаза. Руки, ноги, голова не двигались, невозможно было произнести ни звука. Постепенно, в результате длительной реабилитации, восстановилась речь. Но о прежнем образе жизни не приходилось и мечтать. Один неудачный полет изменил все.

«Я не задавался вопросом, почему это со мной произошло. Но спрашивал себя, зачем мне дано это испытание. И, лежа в реанимации, когда все было совсем плохо, а врачи утешали мою жену тем, что она еще молода и сможет устроить свою судьбу без меня, решил, что если выкарабкаюсь, обязательно буду помогать инвалидам. Пообещал это себе и Богу. Настраивался: я — сильный, я смогу. На следующий день мне полегчало. А когда стал восстанавливаться, создал “Ковчег” — организацию, отстаивающую интересы колясочников, добивающуюся создания в городе безбарьерной среды», — рассказывает Аранин.

Охота на «Проходимца»

Передвижение по городу в инвалидной коляске даже при наличии пандусов — дело очень непростое. Особенно если руки тоже почти не двигаются.

«Как-то раз я решил самостоятельно добраться до пляжа, проехав по Светлогорску. Там интересный рельеф, улицы то поднимаются в гору, то спускаются вниз. И вот на одном из перекрестков коляска остановилась, а я продолжил движение и воткнулся носом в асфальт. В этот момент я понял, что очень важно сделать коляску, на которой можно было бы въехать на пригорок или спуститься к пляжу», — говорит Аранин.

К разработке «коляски-вездехода» Роман Аранин приступил с другом, инженером Борисом Ефимовым. Сделали чертеж, заказали необходимые детали и в гараже собрали первого «Проходимца» — так товарищи в шутку назвали инвалидную коляску на гусеничном ходу, с гироскопом (позволяет смещать центр тяжести при подъемах и спусках) и встроенным в подлокотник «бортовым компьютером» (джойстиком).

Когда тест-драйв этого чуда техники изобретатели выложили в интернет, на них обрушился шквал писем — люди хотели пересесть на такие коляски, чтобы иметь возможность передвигаться не только по дому или ровному, без выбоин, тротуару, но и, например, по песчаному пляжу. Аранин с единомышленниками стал изготавливать коляски на заказ, а также придумал «ступенькоход» — коляску, способную преодолевать ступени. Потому что, по словам Романа, типичная судьба человека, ставшего инвалидом, выглядит так: депрессия — одиночество — отсутствие денег — невозможность выйти из квартиры, находящейся в старом доме без лифта. И таких людей немало — ежегодно только Фонд соцстрахования закупает более 2 тысяч инвалидных колясок.

Аранин занял денег у друзей по летному училищу (10 тысяч евро), оформил патент на изобретение Ефимова, зарегистрировал торговую марку Observer и заказал на Тайване сбор усовершенствованных инвалидных колясок. А спустя некоторое время открыл свой производственный цех по выпуску «Максимуса» (преодолевает дороги с большими уклонами), «Гибрида» (шагает по ступенькам) и «Скалолаза» (предназначен для прогулок в горах). Заказы на коляски стали поступать из Англии, Испании, Германии, Польши, Австралии.

О фабрике Аранина заговорили в Калининграде, проектом заинтересовались в Министерстве труда и социальной защиты РФ. А этой осенью сбылась мечта предпринимателя — в поселке Поддубное Калиниградской области открылась первая российская фабрика по производству колясок с электроприводом «Обсервер».

На работу в инвалидной коляске 

Фотографии новой фабрики напоминают кадры из фантастического фильма — овальные формы, странные, вытянутые горизонтально окна. При фабрике, по задумке Аранина, откроется реабилитационный центр. Работать на новом предприятии будут 72 человека, из них 24 — инвалиды. Кстати, для них рядом с фабрикой обещают построить жилье, чтобы проще было добираться до рабочих мест. Общий бюджет проекта составил 110 миллионов рублей. Льготный кредит предоставил Фонд развития промышленности Калининградской области, беспроцентный займ — фонд «Наше будущее».

«У меня сейчас жизнь более наполненная, чем раньше. Тогда я жил больше для себя и своей семьи, сейчас круг моей ответственности расширился. Да, все могло бы сложиться по-другому, я не полетел бы на параплане, был бы здоров, по-прежнему торговал бы обоями. Но все случилось так, как случилось, — мне выключили руки-ноги, оставив только самое необходимое — голову, и началось совершенно новое приключение. Знаете, вытаскивая на морской берег или в песчаные дюны человека, который 10 лет вообще не выходил из своей квартиры, был заперт в четырех стенах, получаешь столько счастья, сколько я в прежней жизни и представить себе не мог! Я надеюсь, что моя история воодушевит других, что людям, даже сидящим в инвалидных колясках, на нашем заводе будет хорошо работаться, что жизнь будет становиться лучше и интереснее», — говорит Роман.

Автор: Наталья Сысоева

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья