ENG
Блокчейн, В мире, Финансы

Корея включилась в гонку по созданию цифровой валюты

Самые влиятельные экономики мира декламируют свои последние достижения по разработке государственной криптовалюты (central bank digital currency, CBDC). Темп задаёт Китай, который даже заявил о планах сделать цифровую валюту официальным способом расчета во время зимних Олимпийских игр 2022 года в Пекине. США, страны Европы и азиатские экономические центры ускоряются и выходят на этапы тестирования цифровых форм денег центральных банков.

Твёрдое желание Китая первым в мире ввести в практику цифровой юань заставило Южную Корею включиться в гонку, пишет корейское деловое издание Korea Times. Изначально ЦБ Южной Кореи (Bank of Korea, BOK) не очень серьезно относился к проекту внедрения CBDC, но активность Китая заставила корейские финансовые власти ускорить исследования в этой области. Интерес к CBDC возродила и вспышка коронавируса, поскольку распространение COVID-19 привело к увеличению числа бесконтактных платежей.

Сегодня Южная Корея намерена догнать Китай и запустить собственную цифровую валюту в числе первых. Сторонние аналитики считают, что корейская вона не является ключевой мировой валютой, и называют усилия Банка Кореи чрезмерными.

В октябре 2020 года Банк Кореи объявил, что завершил двухлетнее исследование по выпуску CBDC и перешел на этап анализа проекта и построения архитектуры системы цифровой государственной валюты. В разработке собственной CBDC Банку Кореи помогает внешний партнёр-консультант. Разработчики планируют запустить цифровую вону в тестовом режиме в начале 2021 года.

«Эксперимент направлен на проверку того, можно ли успешно использовать цифровую вону и способна ли она заменить наличные деньги или существующие формы транзакций. Мы создаём виртуальную среду с помощью технологии блокчейн и скоро будем готовы проверить её на дееспособность», — сказал представитель Банка Кореи.

Он отметил, что тестирование central bank digital currency будет похоже на процесс обращения банкнот.

«Пилотная программа CBDC будет выпускаться и распространяться в виртуальном мире, и мы собираемся протестировать ряд сценариев-транзакций при различных обстоятельствах, — объясняет он. — Корейская CBDC должна быть настроена таким образом, чтобы ЦБ Южной Кореи отвечал за выпуск и получение цифровой валюты, а финансовые учреждения обрабатывали ее обращение».

Банк Кореи подчеркнул, что цифровую вону готовят «на всякий случай», и соответствующие исследования не предназначены для подготовки к фактическому выпуску государственной криптовалюты. ЦБ также заявил, что не планирует сотрудничать с какими-либо частными компаниями в ходе проведения испытаний и будет проводить тестирование самостоятельно.

Газета Korea Times пишет, что Китай опережает Корею с точки зрения охвата CBDC. Корейскому Центробанку еще предстоит выйти на продвинутый уровень переговоров с операторами коммерческих платежных платформ или финтех-компаниями по поводу своей цифровой валюты. Ожидается, что подробности партнерства Банка Кореи с коммерческим сектором будут объявлены после того, как завершится этап испытаний новой криптовалюты в 2021 году.

Независимые аналитики, с которыми общалось издание, поднимают вопрос целесообразности поспешных инвестиций Банка Кореи в цифровую вону. Их основной контраргумент заключается в том, что корейская вона не служит ключевой валютой на мировом рынке, поэтому цифровые деньги ЦБ Южной Кореи окажут «ограниченное влияние» на валютный рынок как за рубежом, так и внутри страны.

«Активизация исследований в новой области, безусловно, является шагом в правильном направлении, но нет необходимости заставлять Центральный банк добиваться результата в проекте CBDC просто из-за конкуренции с другими странами, — цитирует Korea Times высокопоставленного чиновника банковской отрасли Южной Кореи. — Корея уже превращается в безналичное общество с появлением суперудобных мобильных и онлайн-платежных систем, и большинство людей, как правило, не чувствует необходимости использовать другие формы цифровых валют на данный момент».

По словам источника, сейчас достаточно активизировать исследования CBDC, поскольку его введение не приносит никакой «практической выгоды» потребителям или монетарным властям.

«Китай как вторая по величине экономика в мире, очевидно, надеется укрепить свою региональную гегемонию, успешно запустив CBDC и одержав верх в валютной войне с США», — считает банкир.

По его словам, именно поэтому мировые банковские власти внимательно следят за выпуском цифровой валюты в Китае.

«Но это не относится к корейской экономике», — сказал он.

Китай является одним из лидеров движения CBDC. Страна начала соответствующее исследование в 2014 году и уже проводит пилотные испытания цифрового юаня в Пекине и Шанхае. Китайские власти активно поддерживают скорейшее внедрение CBDC, вкладываясь не только в исследования и разработку CBDC, но и создание инфраструктуры, позволяющей пользователям совершать платежи CBDC через популярные местные платежные платформы, такие как Alipay и WeChatPay.

Народный банк Китая также объявил о своем плане использовать цифровой юань в качестве официальной меры транзакций уже в 2022 году во время зимних Олимпийских игр в Пекине.

В целом ситуацию с разработкой CBDC можно назвать ажиотажем. В октябрьском исследовании Банка международных расчетов сказано, что из 66 центральных банков около 80% работают над проектом создания государственной цифровой валюты. Самые известные исследования коммерческих CBDC проводятся центробанками Японии, Канады, Швеции, а также финансовыми организациями Сингапура и Гонконга. Эти проекты проводятся на блокчейн-платформах R3 Corda, Quorum или Hyperledger Fabric.

Согласно отчету, финансовые регуляторы фиксирует снижение спроса на наличные деньги, в то время как популярность цифровых платежей «чрезвычайно возросла». CBDC рассматриваются центробанками как «важнейший инструмент», который позволит и дальше обеспечивать безопасность платежных средств в условиях повсеместной цифровизации жизни.

Автор: Екатерина Воробьева

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья