ENG
Инвестиции, ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПРЕСС-СЛУЖБА ПО ИНВЕСТИЦИЯМ И ИННОВАЦИЯМ

Проект Краснодарской агломерации и судьба Северной Адыгеи

На сегодняшний момент крупнейший проект на Кубани — не Крымский мост, не нефтяные терминалы в Тамани и не дальнейшее развитие горнолыжных курортов в Адлерском районе Большого Сочи. Крупнейший мегапроект — создание Краснодарской агломерации, в которую войдут в первую очередь районы Северной Адыгеи, преимущественно населенные этническими адыгами. Для Краснодара это возможность легализовать работающее там население с другого берега Кубани. Для Адыгеи — начало конца: что не удалось сделать президентам Путину и Медведеву, то сделают местные власти, положив начало объединению Адыгеи с Краснодарским краем. Пока только экономическому, но в дальнейшем это чревато весьма негативными процессами для адыгского народа.

Город Майкоп, столица Республики Адыгея. Виталий Тимкив / РИА Новости

Для начала — немного географии и истории. Прямо напротив Краснодара, на другом берегу Кубани, находится Республика Адыгея. Причем именно в Тахтамукайском и Теучежском районах, а также в городе Адыгейске, граничащих с Краснодаром, наблюдается значительный процент адыгского населения. В целом адыги компактно проживают именно на севере республики, находящемся в непосредственной близости к Краснодару и в пределах транспортной доступности к нему. Южная часть республики заселена в основном русским и казачьим населением, сильно разбавленным армянами и курдами.

Исторически народности адыгской языковой группы заселяли весь Западный Кавказ. Однако после покорения Западного Кавказа Российской Империей их расселение стало чересполосным с кубанскими казаками. Остались три островка Адыгеи: собственно, сама Адыгея, преимущественно ее северные районы, и территории Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. В Адыгее адыгов всего лишь 24,33%, поэтому они справедливо полагают, что объединение Адыгеи с Краснодарским краем приведет к растворению адыгов в славянской среде. Разговоры об объединении ведутся с 2004 года, непримиримым противником этой административной реформы выступал тогдашний глава республики Хазрет Совмен. В 2007 году Совмен был заменен на более лояльного центру и управляемого Асланчерия Тхакушинова, что многие в Адыгее восприняли как начало процесса ликвидации самостоятельности республики. Тем не менее и Тхакушинов, и его преемник и по совместительству родной племянник Мурат Кумпилов оказались в достаточной степени патриотами своего края, чтобы сдерживать процесс объединения. За что регулярно подвергаются критике в различной черносотенной прессе, которая их обвиняет в нарушении прав русского большинства в Адыгее.

Что касается экономической стороны проекта, то она сводится главным образом к тому, что население Динского и Северского районов, города Горячий Ключ Краснодарского края и Тахтамукайского и Теучежского районов, а также города Адыгейск Республики Адыгея работает в основном в Краснодаре и там же платит налоги, а не у себя в районах. План создания агломерации включат в стратегию развития города до 2030 года, которую будет разрабатывать ООО «Эрнст энд Янг — оценка и консультационные услуги». За разработку компания берет с краснодарской городской администрации 10,2 млн рублей. Компания будет заниматься не только Краснодаром, но и всей Кубанью, помимо Краснодарской агломерации будут созданы Таманская, Сочинская, Черноморская, Северная, Центральная, Восточная и Предгорная агломерации.

В целом проект должен был бы устраивать с экономической точки зрения адыгейскую сторону, поскольку в результате создания агломерации налоги от работников и предпринимателей из Адыгеи, работающих в Краснодаре, будут поступать в агломерацию, то есть в том числе в бюджет упомянутых районов Адыгеи. Видимо, поэтому Кумпилов вынужден был подписать договор о создании агломерации. Однако, с другой стороны, понимая, что экономически проект выгоден Адыгее, адыгейская сторона понимает и другое: что это ползучее лишение Адыгеи, со всех сторон окруженной Краснодарским краем, самостоятельности как республики. Максимум, что может ждать Адыгею — создание национального района или автономного округа на территории края. Тем более что печальный опыт укрупнения субъектов федерации у России уже имеется, например ликвидация Коми-Пермяцкого автономного округа, на территории которого коми-пермяки являлись основным населением.

Инфраструктурные шаги в сторону создания агломерации уже сделаны. Разработан план строительства нового моста через Кубань, который будет дублировать Яблоновский путепровод, соединяющий околоцентральный район Кубанонабережной Краснодара с поселком Яблоновский на адыгейском берегу Кубани. В Адыгее многие общественные деятели боятся, что после строительства моста сельскохозяйственные земли между аулами Тлюстенхабль и Козет, быстрый доступ к которым из Краснодара обеспечит мост, скупят под индивидуальное жилищное строительство. На землю, населенную в основном этническими адыгами, приедет с того берега Кубани славянское население и армяне. Вместе с тем, объективно говоря, учитывая интенсивность дорожного движения утром и вечером, когда люди едут на работу и с нее, через существующий мост, строительство нового Яблоновского моста необходимо. Мост будет иметь длину 480 метров и двухуровневую развязку.

Можно также прогнозировать дальнейшее проникновение приезжих в прилегающие к Краснодару районы Адыгеи, в первую очередь самый богатый — Тахтамукайский. И это, вероятнее всего, будут не потомки адыгских мухаджиров из Турции, Сирии, Косово и ряда других территорий бывшей Османской империи, которых довольно низкими темпами репатриируют сейчас в Адыгею. Активисты боятся, что это будут армяне и курды, а также русские и казаки из более депрессивных районов Краснодарского края. Пример перед глазами: вытеснение армянским и славянским населением шапсугов из исторически ими населенных аулов Лазаревского района Большого Сочи.

Поглощение экономикой Краснодара экономики Адыгеи в случае создания агломерации — тоже не бред адыгских националистов. Бюджет Краснодара больше не только бюджета северной части Адыгеи, но вообще всей республики вместе с ее столицей Майкопом — местного значения «мегаполисом» с населением более 100 тыс. человек (что меньше населения любого из районов Краснодара). На 2018 год бюджет столицы Кубани имеет доходную часть 23,1 млрд рублей, расходную часть 23,5 млрд рублей, в то время как бюджет Адыгеи на тот же период имеет доходную часть 17,9 млрд рублей, расходную часть 17,8 млрд рублей. Впрочем, Краснодар тоже имеет определенные риски в случае создания агломерации: если власти Адыгеи и Краснодара промедлят со строительством инфраструктурных объектов на территории Тахтамукайского района, который станет после возведения нового Яблоновского моста пригородом Краснодара, то резко возрастет нагрузка на школы, детские сады, больницы и поликлиники в Краснодаре. Даже сейчас многие краснодарцы имеют прописку в Краснодаре, но жилье — в Тахтамукайском районе, а инфраструктурой пользуются по месту прописки, что не нравится городским властям. Сразу следует констатировать, что отправка детей в сады и школы в Краснодаре не связана с необходимостью учить адыгский язык: на территории Адыгеи он изучается факультативом либо в национальных школах, к тому же решение Владимира Путина об отсутствии необходимости нетитульному населению учить языки титульных наций исключает возможность какого-либо давления в этой сфере.

Что касается опасений самих краснодарцев по поводу роста миграции из Адыгеи, то пока их нет. Миграция и так присутствует, но отношения казаков, адыгов и армян в городе в основном ровные, не считая стычек подростковых банд. Коренное население, в том числе адыгов, беспокоит больше всего миграция из Средней Азии, в первую очередь курдов, образующих компактные поселения и живущих изолированно от других наций. Поэтому недовольство решением о создании агломерации ассиметрично: оно значительно более выражено в Адыгее, чем в Краснодаре.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья