ENG
Добавить в избранное
Регионы / Мнение

Марат Сафиуллин: У Татарстана своя модель привлечения инвесторов

Татарстан давно и по праву считается одним из самых передовых регионов России в сфере привлечения инвестиций. Его опыт и практика являются во многом эталонными, их могли бы использовать многие другие российские территории. О важнейших инструментах работы с инвесторами и особенностях делового климата в республике мы беседуем с бывшим министром экономики Республики Татарстан, проректором по вопросам экономического и стратегического развития Казанского (Приволжского) федерального университета, директором Центра перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан (ЦПЭИ), доктором экономических наук, профессором Маратом Сафиуллиным.

Встреча Президента Республики Татарстан Р.Н. Минниханова с членами Ассоциации содействия цифровому развитию. Официальный Татарстан
Встреча Президента Республики Татарстан Р. Н. Минниханова с членами Ассоциации содействия цифровому развитию. Официальный Татарстан

«Свой специфический подход»

— Марат Рашитович, начну с главного вопроса: что делают в Татарстане для привлечения инвесторов в экономику?

— Инвестициям в Республике Татарстан всегда уделялось большое внимание. Они рассматривались как основной инструмент развития экономики республики. Если взять такой показатель, как мультипликатор инвестиций, или отношение инвестиций к валовому национальному продукту, в Татарстане он всегда был заметно выше, чем в среднем по Российской Федерации. Если брать 2020 год, этот показатель составил 24,8% в Татарстане и 18,8% в Российской Федерации.

Республика выработала свой специфический подход, свою модель привлечения инвесторов. Она заключается в том, что принятие стратегических решений в инвестиционной сфере вынесено на самый верхний уровень управления Татарстана. При президенте республики действует комиссия, члены которой встречаются с инвесторами, оценивают их намерения, возможности и совместно вырабатывают политику содействия в реализации инвестиционного проекта. Основные инвесторы, которые пришли в республику, пришли посредством государственных каналов, государственных связей, через активную международную деятельность, которую ведет президент Татарстана. Он регулярно встречается с руководителями международных компаний, которые заинтересованы развивать свой бизнес в России и, в частности, Татарстане.

— Однако не может президент заниматься всем. Должны быть какие-то инструменты работы с инвесторами!

— В 90-е и 2000-е годы инструментом территориального развития стали особые экономические зоны. ОЭЗ «Алабуга», созданная тогда на территории Татарстана, единственная наиболее успешная из зон, которая была создана буквально с чистого листа, на территории недостроенного еще в советские времена тракторного завода. Ее программа освоения территории в 12 кв. км к настоящему моменту выполнена, сейчас территория ОЭЗ увеличена еще на 12 кв. км. Все инфраструктурные расходы, связанные с подведением коммуникаций к площадкам, строительством дорог, а также обучение персонала берет на себя республика. Российская Федерация и Татарстан также предоставляют налоговые льготы резидентам ОЭЗ.

Кроме того, важен инвестиционный климат: чтобы работающие в республике предприятия имели возможности для развития. Поэтому в 90-е годы в республике был принят закон «О статусе одобренного инвестиционного проекта», который позволяет селективно поддерживать проекты, реализуемые предприятиями. То есть от налогов освобождается не все предприятие, а только часть средств, которая направляется на одобренный республикой инвестиционный проект.

— Можно ли сказать, что закон сработал?

— Он стимулировал значительные инвестиции таких наших крупнейших компаний, как «Татнефть», ТАИФ, «Казаньоргсинтез», «Нижнекамскнефтехим»; это же послужило толчком к диверсификации экономики Татарстана. Если в 90-е годы основной вклад в экономический рост республики вносила добывающая отрасль, сейчас более 60% роста приходится на обрабатывающий сектор — нефтепереработку, нефтехимию, производство полимеров и так далее.

Есть и другая сторона медали. Дело в том, что упор на крупные компании ограничивает возможности республики поддерживать инвестиционную активность более мелких предприятий. Крупные компании, диверсифицируя производство, начинают активно вкладывать в социальные отрасли, производство продуктов питания, здравоохранение, тем самым вытесняя оттуда малые и средние предприятия. Министерство экономики республики пытается исправить перекос, ежегодно выделяя малым и средним предприятиям от 1,5 до 2 млрд рублей, чтобы они на равных конкурировали с крупными предприятиями, но этого пока недостаточно.

Проекты, которыми можно гордиться

— В итоге: каких успехов достигла республика в инвестиционной сфере? Какие важнейшие, на ваш взгляд, инвестиционные проекты реализованы или реализуются в Татарстане?

— Как я уже сказал, это успешное развитие ОЭЗ «Алабуга», а также запуск технико-внедренческой зоны «Иннополис». В республике появляются новые полюсы роста. С помощью инвестиций серьезно диверсифицировалась экономика Набережных Челнов, а она ранее была почти полностью завязана на автомобильный гигант «КАМАЗ». Там локализовано производство кабин, трансмиссий, запчастей. Еще одно крупнейшее предприятие республики — «Нижнекамскнефтехим» — в шесть раз увеличило физические объемы переработки.

Есть такой показатель, как налоговая отдача с 1 рубля валового регионального продукта. Когда ВРП растет, важно обеспечить качество роста в форме налоговой отдачи в бюджет республики. В 2019 году этот показатель составил 40 копеек налоговых поступлений на 1 рубль ВРП. Для сравнения — в Российской Федерации данный показатель составил 36 копеек, хотя мы работаем в одном налоговом поле. Хорошее налоговое администрирование и налоговая дисциплина позволяют реализовывать социальные программы, развивать общественные институты и создавать общественные блага. Важнейшими в инвестиционной сфере являются проекты, связанные с нефтепереработкой и нефтехимией, а также ОЭЗ «Алабуга» и технико-внедренческая зона «Иннополис».

— «Иннополис» сейчас известен всей России…

— Важность «Иннополиса» для республики невозможно переоценить, так как именно там закладывается цифровое будущее Татарстана: то, что раньше с республикой никогда на ассоциировали. Там расположены учебные заведения, которые готовят кадры, генерируют стартапы. Все это — материальная основа для будущих инвестиций, проектов и предприятий.

Нельзя не упомянуть и такие важнейшие для республики проекты, как ликвидация ветхого жилья и социальная ипотека. Программа ликвидации ветхого жилья позволила Татарстану в 90-е годы удержать уровень социальной поддержки населения, а также более мягко пройти кризис 2008 года. Сфера строительства обладает большой трудоемкостью, а это занятость; также она дает импульс развитию инфраструктуры, смежных отраслей — промышленности стройматериалов, производству комплектующих, фурнитуры и так далее. Инвестиции, сделанные республикой в сферу жилищного строительства, не только поддержали экономику, но улучшили социальное самочувствие населения, повысили качество жизни. Поддержание низкого уровня стоимости жилья позволило получать ипотеку бюджетникам и людям с низкими доходами.

Татарстан и инновации

— Можно ли говорить о татарстанской модели инновационной системы? Каковы, по вашему мнению, ее основные черты? 

— К сожалению, в настоящее время расположенные в республике предприятия относятся к предыдущим технологическим укладам. Они генерируют спрос на технологии и продукцию «угасающих» техноукладов, что накладывает отпечаток на экономику Татарстана. Инновационных предприятий, которые бы входили в топ Российской Федерации, в Татарстане пока нет. Я бы сказал, это проблема не только республики, а в целом Российской Федерации. Поэтому инновационная модель и в Татарстане, и в Российской Федерации, по сути, похожи. Она называется «понуждение к инновациям». То есть государство использует где-то экономические, где-то политические инструменты, чтобы диверсифицировать компании, принудить их к технологическому обновлению. Иначе компании, и так хорошо себя чувствующие в сложившихся условиях, недоверчиво относятся к инновациям, которые к тому же не всегда обеспечивают высокую доходность, надежность вложений, спрос на новую продукцию и так далее.

Нельзя не сказать об определенной инерции в отношении к предпринимателям — с 90-х годов за ними закрепился образ беспринципных стяжателей, своего рода «отрицательных героев». Отличие предпринимателя от торговца (коммерсанта) в том и состоит, что он выступает «агентом изменений», пытается что-то улучшить, причем за счет собственных средств и собственных сил. Самое главное для развития предпринимательства — экономические свободы и конкуренция. К сожалению, за последние годы они существенно потеснены. Например, в рамках закона о госзакупках малые и средние предприятия абсолютно неконкурентоспособны в получении заказов. Только сейчас ситуацию пытаются исправить. Как итог — материальных стимулов для развития малых инновационных компаний в настоящее время очень мало. Экономика России в силу своей специфики не генерирует достаточного спроса на инновации, с другой стороны, сохраняются административные и экономические барьеры. К этому добавляются внешнеполитические барьеры, связанные с режимом санкций.

— Какие ноу-хау Татарстана в сфере инноваций вы могли бы назвать?

— Хочу сказать прежде всего о модели Казанского федерального университета (КФУ), которая базируется на создании так называемых трансляционных площадок. Поскольку экономика Российской Федерации и Татарстана генерируют в целом небольшой спрос на инновации, КФУ пошел по пути формирования практических предпринимательских навыков у преподавателей, студентов, исследователей за счет интеграции теоретических, образовательных и практических подразделений университета. Пример — Институт фундаментальной медицины и биологии КФУ и Республиканская клиническая больница, которая решением республики передана университету. Это уникальный симбиоз не только для Татарстана, но в целом для Российской Федерации.

Еще одна трансляционная площадка создана на базе Института геологии и нефтегазовых технологий КФУ, где действуют компании, в которых студенты старших курсов могут не только работать, но и реализовывать свои магистерские проекты.

Важнейшее направление для нас — педагогика. Институт психологии и образования КФУ имеет три лицея, где будущие преподаватели отрабатывают навыки в реальной среде, с реальными школьниками; это с одной стороны. А с другой, там же апробируются все новации в части оборудования, образовательных программ и технологий.

Еще одним ноу-хау является «Иннополис». На мой взгляд, это эффективный инструмент, чтобы создать идеальные условия, близкие к тем, которые существуют в экономически развитых странах, и сформировать экосистему для молодых компаний, которые хотят реализовать имеющиеся у них идеи и проекты в области цифровых технологий. Речь не только о финансировании, но и том, чтобы подобрать команду, с помощью которой можно довести свою идею до коммерческого результата.

Роль университета

— Раз уж мы заговорили об университете: какова вообще роль КФУ в республиканской инновационной системе?

— Все зависит от того, что мы берем в качестве инструмента измерения инновационной активности. Наиболее очевидный показатель — публикации. Особенно публикации в независимых зарубежных изданиях, включенных в библиографические базы Scopus и Web of Science. Публикационная активность измеряются по числу публикаций, а также такому показателю, как FWCI: он построен таким образом, чтобы исключить всяческие накрутки, самоцитирования, и он оценивает количество цитирований публикаций вуза в определенной предметной области в сравнении со среднемировыми значениями. Если брать данный показатель по республике, на долю КФУ приходится 72% публикаций. Что интересно, на втором месте — не другие вузы Татарстана, а академические структуры РАН, так же как крупнейшие предприятия, например «Татнефть», которые значительно активизировали свою патентную деятельность.

Второй показатель — какой объем доходов получает республика от коммерциализации инноваций. Здесь КФУ пока уступает крупным предприятиям. Но ситуация, надеюсь, скоро изменится: решением Попечительского совета КФУ университету передается технопарк «Казань-экспо», в котором мы планируем реализовать обширную программу обучения инновациям и проектному управлению. Мы ставим амбициозную задачу ежегодно генерировать до ста успешных стартапов, дошедших до стадии предприятий, и чтобы дипломные проекты выпускников были связаны с этими стартапами. То есть стартап становится дипломом: оценкой успешности подготовки выпускника КФУ.

Очень важны для КФУ и международные рейтинги, которые также позволяют оценить успешность инновационного потенциала университета. КФУ — единственный вуз Татарстана, который входит в топ-100, особенно в области образования, нефтехимии, петролеум-инжиниринга, лингвистики, экономики. Мы ставим задачу войти в топ-100 и по computer science. 20% студентов КФУ являются иностранцами, это способствует притоку в республику интеллектуального капитала. КФУ — один из основных работодателей в высокотехнологической сфере в столице республики Казани. Доля приглашенных иностранных ученых, приходящаяся на КФУ, относительно других вузов республики составляет свыше 90%. На втором месте по этому показателю в Татарстане — «Иннополис».

— Какие научные направления развивает КФУ в интересах экономики республики?

— Приоритеты республики и университета тесно связаны. Это прежде всего биомедицина. Для реализации данного направления республика передала КФУ несколько крупных клинических учреждений, которые обслуживают население Татарстана, а не только студентов и преподавателей. В среднем на этой базе проводится свыше 70 тысяч обследований 40 тысяч граждан. Республика заинтересована, чтобы жители получали высокотехнологичную медицинскую помощь в Татарстане, а не ездили в другие регионы. Для этого КФУ поддерживает технологию open innovation; если возникает необходимость проконсультироваться со специалистами в других регионах или даже странах, консультации можно получать дистанционно, никуда не выезжая. Мы ставим задачу на базе синтеза теоретических и практических компетенций превратить клиническое подразделение КФУ в топовое в Российской Федерации в области точного диагноза. Еще перспективными направлениями являются генные исследования и регенеративная медицина.

Второй приоритет — нефть и нефтехимия. Мы нацелены не только повысить эффективность нефтедобычи, но снизить нагрузку на природную среду за счет поиска и внедрения соответствующих инновационных технологий. Мы планируем войти в топ-5 ведущих мировых исследовательских центров по технологиям подземного горения. При этой технологии в нефтеносные пласты закачивается не вода, а катализаторы, разогревающие пласт, что позволяет добывать нефть более щадящим экологию способом.

Третье направление, конечно же, — образование. Учителей не хватает, как и врачей. Поэтому университет выступает основной базой их подготовки в интересах республики.

— Какова роль в экономике республики таких исследовательских центров, как ЦПЭИ? Какова их рыночная «ниша»?

— Парадокс заключается в том, что крупные вузы мало заинтересованы в региональных исследованиях. Они нацелены на Российскую Федерацию в целом, кроме того, имеют большие международные амбиции. При этом актуальной является задача поиска и анализа лучших региональных практик, обеспечивающих сбалансированное экономическое развитие. На решение этой задачи нацелен ЦПЭИ. Несмотря на скромную численность, всего 16 человек исследователей, центр — безусловный республиканский лидер по экономическим и социологическим исследованиям процессов, которые происходят не только в Татарстане, но и других регионах Российской Федерации. Задачу мы видим в том, чтобы не только позиционировать республику на российском пространстве экономического развития, но и своевременно выявлять возникающие проблемы и вырабатывать способы их решения.

Беседовал Михаил Савеличев

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья