• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Блокчейн, Интервью

Марк Тавернер: Блокчейн улучшает имидж государства

Восприятие блокчейна всего за несколько лет изменилось на кардинально противоположное: технология, которая раньше вызывала неприязнь и ассоциировалась чуть ли не с даркнетом, сегодня считается чудодейственным средством по спасению экономики. О том, как люди и государство участвуют в блокчейнизации, мы поговорили с глобальным бренд-амбассадором и специалистом по развитию рынка международной компании BitFury Марком Тавернером. Он побывал в Москве, чтобы выступить на форуме «Открытые инновации» и рассказать об опыте перевода земельного реестра Грузии на блокчейн.

BitFury – крупнейший майнер за пределами Китая и разработчик ПО для блокчейна.

– Марк, как вы думаете, зачем блокчейн государству?

– Мы смотрим на чиновников как на инноваторов. Правительства сегодня могут применять современные технологии, чтобы создавать конкурентные преимущества, снижать затраты и увеличивать эффективность, в конечном итоге делая граждан, меня или вас, счастливее.

– Граждане Грузии стали счастливее после реализации блокчейн-решения?

– Если бы я жил в Грузии, имел землю и дом – важнейшие активы для любого человека, – я бы очень боялся двух вещей: кто-то из властей попытается поменять сведения в реестре, или произойдет техническая авария, и базы данных будут уничтожены. В обоих случаях я могу утратить право собственности. Блокчейн позволяет этого избежать. Сейчас около половины всех землевладений в Грузии зарегистрированы в реестре, созданном на блокчейне. Это помогает зафиксировать права собственности в доверительной среде.

– По чьей инициативе внедрялось решение?

– Идея пришла от правительства Грузии. Цель состояла в борьбе с коррупцией. Приблизительно два года назад они обратились к BitFury с просьбой разработать такой сценарий. Около 18 месяцев занял сам проект. Сегодня система позволяет зарегистрировать право владения земельным участком за 10 минут вместо нескольких дней, как было ранее. Для граждан важно, что у них появляется цифровой сертификат, который никем не может быть изменен ни при каких обстоятельствах без их разрешения. Для правительства выгода состоит в снижении на 90% операционных расходов. Еще один эффект от внедрения – улучшение имиджа государства. Грузия стала первой страной в мире, где реализовано блокчейн-решение на государственном уровне – по всей стране, а не в пилотной зоне. Это позиционирует Грузию как открытую, инновационную и повышает интерес внешних инвесторов.

– С какими трудностями столкнулись во время реализации проекта? Было ли противодействие со стороны тех, кто утратил возможность «заработать» на земле?

– Этот проект был вызовом для нас: мы не строили реестр с нуля, была существующая экосистема с различными участниками. Вы начинаете менять систему, это всегда непросто.

– Была ли какая-то реакция со стороны людей, которые могут потерять работу из-за внедрения цифровых инструментов учета?

– Это чувствительная зона, но мы работаем с этим уже около восьми лет. За это время изменилось многое, в том числе отношение к блокчейну на резко противопложное: его начинают признавать великолепной технологией, обсуждать его и требовать реализации. Это изменение – вопрос образования. Поэтому мы здесь, на «Открытых инновациях», чтобы общаться с чиновниками, с журналистами, распространять информацию. Чтобы донести: работа может и будет меняться, но она не исчезнет, появятся новые профессии и специальности. И кстати, блокчейн – это не магическое решение. Вот сейчас у меня ужасная зубная боль, я не могу приложить блокчейн и исправить ситуацию. Но блокчейн очень хорош, если у вас есть какая-то система, вы берете философию блокчейна и применяете к системе – вот тогда он может создать эффективность, преимущества и стратегическую прибыль.

– На какой платформе реализовано решение для грузинского земельного реестра?

– Мы используем две платформы. Первая – публичный блокчейн Bitcoin, вторая – наш приватный блокчейн-протокол Exonum. Для частного блокчейна приватность – главный вызов. Да, он делает недоступной каждому желающему чувствительную информацию, но как быть уверенным в ее неизменности? Решение есть – регистрировать права с помощью Exonum, а потом каждые десять минут или полчаса делать слепок приватного блокчейна и хэшировать его в Bitcoin-блокчейне, не раскрывая деталей. При хешировании работает система светофоров – если все правила соблюдены, горит «зеленый» для передачи данных, если изменилось хоть что-то, загорается «красный». Благодаря тому, что каждое действие в системе на виду, мы стимулируем участников не читить, не нарушать правила.

– Какова стоимость таких решений? Когда проект будет завершен? И что планируете впоследствии?

– Проект никогда не закончится, потому что сейчас, например, мы смотрим на то, как граждане продают землю. Как купить участок в другом регионе, как иностранцу купить кусочек Грузии, как провести платежи, как внедрить смарт-контракты – вопросов множество. Чтобы перевести этот сложный процесс на блокчейн, потребуется изменить законодательную систему. Проект никогда не остановится, он будет дополняться. Одновременно мы будем работать над аналогичными внедрениями на Бермудах, Мальте. Оман проявляет заинтересованность в применении блокчейн-сценариев, в первую очередь в сфере регистрации прав на землю. Возможно, и родная для меня Великобритания когда-то проснется.

В будущем мы планируем начать перевод других госсервисов на блокчейн. Например, в сфере здравоохранения. Если все записи о пациенте из множества баз данных – больниц, поликлиник, фармацевтических компаний – будут собраны воедино, а человек получить ключ для управления этими данными, это повысит качество предоставляемых услуг, снизит операционные затраты и позволит организовать по-настоящему клиентоцентричный сервис. Стоимость – сложно оценить. В маленьких странах, таких как Бермуды, где население менее 100 тысяч человек и есть действующий реестр, имплементация блокчейн-решений легче и дешевле.  В больших странах, например в России, стоимость будет больше: проект масштабнее. Однако стоимость всегда соотносится с выгодами, которое получает правительство.

– Есть ли какие-то планы по внедрениям в России? Каковы основные трудности на российском масштабе?

– Не думаю, что столкнемся с какими-то особенными, чисто российскими, трудностями. Наоборот, мы видим плюс в том, что IT в России широко поддерживаются властями. Мы уже работаем с Росреестром, пытаемся это делать с различными департаментами в российском правительстве. Запустили пилот с ВЭБом. Для удачных внедрений нужны три вещи: понимание технологии, определение верных проектов, где блокчейн будет хорош, и мотивация довести проект до конца.

Сложатся три фактора – будет результат.

– Кто созреет раньше – Россия или Великобритания?

– Думаю, Россия.

Беседовала Анна Орешкина

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»