ENG
Инвестклимат, Мнение

Маркетинг «судного дня»

Игорь Пылаев

Игорь Пылаев

Сопредседатель комитета «Деловой России» по развитию индустрии кино и телевидения

Если после COVID-19 мир точно изменится, тогда и маркетинг уже не будет прежним. Многие увидели в пандемии предвестницу Судного дня. Даже появление вакцины не позволит стереть из памяти апокалиптические настроения. Как быстро маркетологам удастся раскрутить потребителей на безудержные траты под тем предлогом, что «жить нужно одним днем, ведь завтра может и не быть»? 

Апокалиптический маркетинг — безоговорочный хит постковидного сезона. Радость на выходе из режима самоизоляции будет скоротечной. Будни снова наполнятся тревожными ожиданиями нового удара эпидемии.

Никто даже приблизительно не может сказать, что случится с миром в ближайшее время? Вторая волна пандемии, третья?! Или коронавирус, как грипп, приобретет сезонный характер, будет накрывать всех каждую осень и зиму? Со всеми вытекающими последствиями в виде карантина, самоизоляции, прямого запрета на работу торгово-развлекательных центров, бутиков, сферы услуг и далее по списку. Более того, эпидемиологи ежедневно накручивают население, повторяя как мантру, что с вирусом всем придется жить долго.

Как дальше лучше: копить или тратить? Вопрос не праздный, в какой-то мере даже гамлетовский, быть или не быть? Действительно, если завтра — очередной «конец света», какой смысл откладывать на потом все те покупки, которые запросто можно сделать уже сегодня? Ответ напрашивается сам собой, маркетологам остается только превратить его в устойчивый тренд.

Для многих будущее и без коронавируса не было особо светлым, а после пандемии и вовсе становится призрачным и мрачным. Всё меньше причин для сохранения баланса между нормой сбережения и расходами. Склонность к потреблению может стать запредельной, по крайне мере в ближайшие год-два.

Принципы апокалиптического маркетинга просты и потому довольно убедительны. Отовариваться здесь и сейчас, по полной! Удовлетворять свои прихоти и желания немедленно! Чтобы потом не было мучительно больно на самоизоляции за бесцельно прожитые дни — без сильных и ярких впечатлений от покупок.

Мало ли что может случиться с повторной атакой коронавируса?! На «черный день» отложить минимум средств, прочие резервы распустить… Такие покупки не панические, как вначале кризиса или пандемии, а вполне осмысленные, систематические.

Вдобавок потребителям предложат больше и чаще жить в кредит — без оглядки на располагаемый доход. По той же самой причине — успеть вкусить все доступные прелести жизни. Если дают кредит, надо брать! Чем больше наберется долгов, тем выше шансы получить антикоронавирусную поддержку в виде рефинансирования долга, кредитных каникул, списания долгов. Ковид-история показала, что правительства разных стран охотнее и в значительной мере помогают наиболее пострадавшим потребителям — без накоплений и стабильного cash flow.

Безусловно, сбережения на «черный день» нужны, но — опять же — в минимально возможном объеме. От излишков желательно избавиться, потратив на себя любимых. И всё в таком духе…

В этой связи интересно вернуться к теме примерно через год и оценить, как апокалиптические настроения изменят структуру личных расходов и как это в итоге отразится на жизненном цикле потребления? Уменьшатся ли объемы накоплений в пользу каждодневных трат? Последует ли резкий скачок потребительского и автокредитования? Иначе говоря, сумеют ли маркетологи раскачать потребителя по полной, сыграть на опережение, пока рынок снова не лег под коронавирус?

О, сколько нам историй чудных готовит пандемии дух…

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья