ENG
Блокчейн, В мире, Технологии

Марокко станет лидером «зеленого» майнинга

Марокко — аграрная страна, в которой 55% населения заняты в сельском хозяйстве. На фоне этого выглядит сенсацией сообщение о том, что нью-йоркская компания собирается строить в этой стране ферму для майнинга, работающую на энергии ветра. Тем более при том, что в Марокко в прошлом году запретили операции с криптовалютами.

Фото: pxhere.com

Ветряную ферму построит компания Brookstone Partners из Нью-Йорка, мощность фермы составит 900 мегаватт. Планируется, что она будет обслуживать только майнинг биткоинов. Ферму расположат в Дахле, на территории контролируемого Марокко участка в Западной Сахаре, где очень ветреное место. По международной классификации Дахла относится к первому классу мест, где можно размещать ветряные электростанции, то есть скорость ветра достигает более 35 км/ч. Для строительства была основана компания Soluna, которая в ходе IPO планирует привлечь более $100 млн, в то время как, по оценкам экспертов, строительство будет стоить около $3 млрд. К середине 2019 года планируется подвести к электростанции линии электропередач.

Омрачают головокружение от будущих успехов Brookstone Partners несколько фактов. Первый — геополитический. Территория, на которой находится Дахла, является спорной, на нее также претендует Фронт Полисарио, ведущий борьбу за независимость Западной Сахары. ООН не признает ни марокканской аннексии значительной части территории Западной Сахары, ни суверенитета региона, как хочет Полисарио, требуя проведения референдума. США стоит фактически на позициях Марокко, поддерживая план автономии на его территории. Что примечательно, проект имеет поддержку Дуайта Буша, бывшего посла США в Марокко.

Второй факт — запрет на использование криптовалют на территории Марокко, действующий с ноября 2017 г., когда регулятор и центральный банк этой страны — Банк Аль-Магриб — установили нормы, по которым на роль платежных средств подходят только те валюты, которые утверждены Банком Аль-Магриб, а все финансовые операции должны осуществляться только через уполномоченных посредников Марокко. Марокканские СМИ пишут, что это закономерный итог разыгравшейся в Марокко на фоне постепенного отхода от аграрной экономики биткоиновой лихорадки. Изнанкой лихорадки было то, что цифровые валюты использовались для финансовых операций, совершавшихся вне банка Аль-Магриб. По некоторым данным, до запрета в Марокко ежедневно совершались сделки с криптовалютами на $200 тыс. Ведущие экономисты в Марокко восприняли решение регулятора и Центробанка в основном положительно — в силу того, что неконтролируемые сделки с криптовалютами могли негативно влиять на экономику королевства. Ко всему прочему в законодательстве Марокко отсутствуют положения по защите участников сделок в криптовалюте и положения о покрытии убытков, которые могут возникнуть в результате сбоев в работе обменных платформ. Местные аналитики связывают запрет с прошедшими примерно за месяц до него публикациями в прессе о том, что некоторые обменные платформы в Марокко разрешили биткоины в качестве средства оплаты товаров и услуг.

Ни король Марокко, ни регуляторы проект ветряной фермы в Дахле никак не комментировали, известно только, что отвод земли под проект прошел без проблем. Однако король Марокко Мохаммед VI поставил стране цель к 2030 году генерировать 52% своих потребностей в электричестве при помощи зеленой энергии, и ветряная ферма вполне вписывается в концепцию развития электроэнергетики в стране. По словам заместителя министра энергетики Мухаммеда Знибера, к 2020 году доля возобновляемых источников энергии в общем балансе должна составлять 42%, а общая мощность зеленых электростанций — 2000 МВт. Всего стоимость проектов зеленых электростанций — главным образом, солнечных (в данном случае Марокко и Западной Сахаре повезло с климатом, позволяющим генерировать электроэнергию из солнца и ветра) — первоначально оценили в $9 млрд, впоследствии сумму увеличили до $13 млрд. По словам Мухаммеда Знибера, для Марокко не является проблемой привлечь указанную сумму. В любом случае инвестиции окупятся, поскольку Марокко тратит миллиарды долларов ежегодно на импорт топлива (своей нефти у государства нет), а также на импорт электричества из Испании через Гибралтарский пролив.

Мало того, у марокканских властей амбиции сделать свою страну лидером в сфере использования возобновляемых источников электроэнергии. В ноябре 2016 г. в городе Марракеш была проведена XXII Конференция стран-участников Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Международное сообщество тем самым оценило успехи Марокко в этой сфере. Марокко — достаточно уязвимая к изменению климата страна, поскольку потепление приводит к его опустыниванию, снижению количества воды в подземных горизонтах, учащению засух, что при аграрном характере экономики сильно влияет на благосостояние государства. В частности, в 2015 году темп роста ВВП сократился в связи с длительной засухой. Попытки развивать в Марокко промышленность (добычу и обработку фосфатов) приводят к тому, что потребление электроэнергии увеличивается на 5,6% в год. При этом сейчас на возобновляемые источники приходится только 34%, а более 90% топлива страна импортирует. В 2008 году была принята Новая энергетическая стратегия Марокко, в 2016 году она подверглась новой редакции. Согласно ей, приоритетные для использования виды энергии — солнце и ветер. С гидроресурсами в Марокко плохо, а в Западной Сахаре — еще хуже. Большинство рек пересыхает, построенные в 1960-е водохранилища обеспечивают население питьевой водой, но их энергетический ресурс ограничен. С 2008 года были приняты законы, которые позволяют инвестировать в отрасль возобновляемых источников энергии на льготных основаниях, были организованы Агентство по развитию возобновляемой энергетики и энергоэффективности, Марокканское агентство по солнечной энергетике, а также ряд научно-исследовательских организаций и инвестиционных фондов, специализирующихся на зеленой энергетике.

В рамках программы первой была запущена солнечная электростанция в Айн-Бени-Матхаре мощностью 470 МВт. Инвестором выступил Африканский банк развития. Второй проект — гелиокомплекс «Нур» в городе Уарзазат. Установленная мощность объекта — 160 МВт, объект был введен в строй в феврале 2016 года, в 2018 году будут завершены еще три очереди этого комплекса, в результате чего мощность объекта составит 580 МВт, и он станет крупнейшей в мире солнечной электростанцией. Стоимость проекта — $3 млрд, инвесторами являются Всемирный банк, Африканский банк развития, Европейский инвестиционный банк. В комплексе солнечная энергия отражается зеркалами на коллектор, в котором находится вода, при нагревании пар приводит в движение турбины. Данный вид выработки электроэнергии получил название «концентрации солнечной энергии». В перспективе строительство солнечных электростанций как с технологией концентрации солнечной энергии, так и с более традиционной фотовольтаикой, представляющей собой фоточувствительные панели. Общая установленная мощность этих электростанций по плану должна составить до 2000 МВт. Уже имеющиеся у Марокко мощности зеленой энергетики позволяют ежегодно избегать выбросов в атмосферу 3,7 млн тонн углекислого газа, которые образуются при сгорании нефти, газа и угля, используемых при тепловой выработке электроэнергии.

Таким образом, планируемый проект ветроэнергетического комплекса вполне вписывается в концепцию развития зеленой энергетики в Марокко. Несмотря на то, что это, конечно, не умаляет незаконности сделок с биткоинами и другими криптовалютами. Вполне возможно, что обмен на фиатные валюты будет осуществляться в США, энергия же для функционирования майнинговой фермы добываться в Марокко, то есть хождения криптовалют по территории страны не будет.

Автор: Роман Мамчиц

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья