ENG
Стартапы

Белок из мух: биотех-стартапы помогут с переработкой отходов

Начало:

Повелители мух

Мыло из семечек

Миллионы из шелухи

© Мастепанов Павел / Фотобанк Лори

Органические отходы могут стать основой для получения востребованной продукции для рынков, в принципе не связанных с сельским хозяйством и пищевой промышленностью. К примеру, из отходов производства риса можно получить аморфный диоксид кремния (АДК). Продукты на основе последнего широко используются при производстве силиконовых и шинных резин, герметиков, смазок и композитных материалов, в лакокрасочной и косметической промышленности, фармацевтике и др. и сегодня получаются в основном на химических производствах. Сам рынок АДК растет примерно на 5% в год.  В 2011 г. объем рынка аморфного диоксида кремния составил более $900 млн, а к 2020 г. прогнозируется его рост до $1,5 млрд.

Новую технологию переработки рисовой шелухи предлагает рынку российская компания «Рисилика». Технология «Рисилики» позволяет получать высококачественный АДК существенно дешевле традиционных методов, а производственный процесс экологически безопасен. Главное, однако, что технология позволяет решить проблему утилизации рисовой шелухи, которая в природных условиях разлагается 10-12 лет. В сырье при этом недостатка не предвидится — на отходы рисопереработки приходится до 20% от всего объема производства, который составляет от 700 до 500 млн тонн риса в год.

В основу положен хорошо известный метод пиролиза, однако предварительно рисовую шелуху предлагается обработать кислотами, затем промыть и просушить. Особенности процесса позволили не только получить АДК высокой чистоты, но и обеспечить утилизацию побочных продуктов (в частности, продуктов неполного сгорания шелухи).  Получаемый в процессе пиролиза газ предлагают сжигать, а тепловую энергию использовать, к примеру, для продажи сторонним потребителям.

«Патенты, предлагающие получение АДК из рисовой шелухи, известны с конца XIX века, однако предприятия, перерабатывающие рисовую шелуху в АДК не только в России, но и во всем мире, отсутствуют», — говорит управляющий партнер компании «Рисилика» Александр Комаров.

При кажущейся простоте решения (речь идет о способе выжигания из рисовой шелухи органических соединений), проект развивался довольно долго и не без сложностей. Только в 2011—2012 гг. удалось запустить укрупненную опытно-лабораторную технологическую линию в технопарке «Технополис «Москва»», где и отрабатывали промышленно применимую технологию производства аморфного диоксида кремния из рисовой шелухи.

«Проект сначала казался неудачно вытащенным лотерейным билетом — было потрачено более 5 лет на доведение технологии до уровня готовности к промышленному внедрению», — вспоминает Комаров.

Тогда же компания получила и инвестиции в размере 23 млн руб. от Фонда посевных инвестиций «РВК» и группы частных инвесторов. Последних в компании не называют, однако по данным сервиса Картотека.ру, РВК контролирует 20% «Рисилики», 70% принадлежат частным лицам  Сергею Писаренко, Александру Комарову и Леониду Зюбину, еще 5% принадлежат частной компании «Венова».

Однако настоящим прорывом стала сделка с харбинской нанотехнологической компанией «Шенлинь», с которой удалось договориться о строительстве двух заводов по производству АДК в Китае.

«Китай является крупнейшей рисосеющей державой мира. По итогам 2016 года урожай риса в Китае составил порядка 748 млн тонн (около 150 млн тонн шелухи), региональные власти в Китае вынуждены субсидировать утилизацию рисовой шелухи для получения электроэнергии», — говорит Комаров.

К тому же рынок Юго-Восточной Азии потребляет порядка 40% мирового производства АДК, что позволяет минимизировать издержки на логистику. Предварительный срок старта работы заводов — 2020 год, уже выбраны площадки под размещение предприятий, идёт поиск инжиниринговых компаний и подрядчиков для строительства.

В России технология при этом так и не нашла применения.

«Производители оказались не готовы участвовать в строительстве пилотного опытно-промышленного предприятия. Отсутствие работающих аналогов их не устроило, — говорит Комаров. — Очень немногие предприниматели в России готовы инвестировать в инновационные технологии. Для них предпочтительнее купить готовое техническое решение».

«В России нет зрелых коммерческих проектов (в области биотехнологий — Ред.), большинство историй — разработки в лучшем случае на стадии опытного образца.  Инвестиции в них, конечно же, длинные, с долгим сроком возврата, и это пугает инвесторов. Одно дело, если деньги просят на год, — и другое, если на 5 лет. Если бы в России была защищенность по капексам, это был бы большой плюс», — говорит руководитель направления «Биотехнологии в сельском хозяйстве» кластера биомедицинских технологий Фонда «Сколково» Роман Куликов.

К тому же, на рынке по-прежнему отсутствует жесткий контроль переработки отходов со стороны государства.

«Гораздо выгоднее и проще свалить отходы в какой-либо близлежащий овраг», — резюмирует Комаров.

Автор: Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья