ENG
Инвестклимат

На что жалуются миноритарии госкомпаний?

Насколько качественным менеджментом обладают российские госкорпорации? Ответить на этот вопрос попыталось совместное исследование Высшей школы экономики и Ассоциации профильных инвесторов «Оценка корпоративного управления в публичных акционерных обществах с участием государства, акции которых обращаются на организованном рынке ценных бумаг», чья презентация состоялась 18 апреля. 

© Екатерина Овсянникова / Фотобанк Лори

В рамках исследования была оценена деятельность 13 ведущих российских публичных акционерных обществ, которые отобраны правительством РФ для первоочередного внедрения Кодекса корпоративного управления, разработанного в 2014 году. В фокус внимания исследователей попали «АЛРОСА», «Аэрофлот», «Башнефть», Банк ВТБ, «Газпром», ОАК, «Роснефть», «Россети», «Ростелеком», «РусГидро», Сбербанк, «Транснефть» и ФСК ЕЭС. На долю этих корпораций приходится около четверти всей экономической деятельности в России, а их чистая прибыль составляет 2,3% ВВП. По мнению экспертов ВШЭ, эти компании можно считать флагманами рынка и своеобразными индикаторами, по которым можно судить и о качестве корпоративного управления в российском бизнесе и об инвестиционной привлекательности отечественного рынка в целом. За основу были взяты открытые данные компаний, опросы независимых директоров, инвесторов и представителей управляющих компаний, бенчмарк (сопоставление с зарубежными аналогами).

Прозрачность или дивиденды?

Как выяснилось в ходе исследования, в акционерных обществах с госучастием инвесторы прежде всего жалуются на недостаток достоверной информации о деятельности компаний и, кроме того, имеют претензии к дивидендной политике и системе вознаграждения членов совета директоров и топ-менеджмента. Интересно, что для российских инвесторов приоритетным является ясная и прогнозируемая дивидендная политика, в то время как иностранные инвесторы хотели бы качественного и своевременного раскрытия информации, а также независимого внутреннего аудита.

По результатам опроса портфельных и институциональных инвесторов, лидерами по качеству корпоративного управления среди госкомпаний стали Сбербанк (оценка 4,07 по пятибалльной шкале), «Башнефть» (3,84) и «АЛРОСА» (3,76). Три компании — ОАК, «Россети», ФСК ЕЭС — эксперты оценить не смогли.

Доля государства во всех 13 исследованных компаниях стремится к 70%, соответственно и freefloat в них ниже, чем в аналогичных корпорациях на западе. Поэтому именно государство как доминирующий акционер несет ответственность за все, что происходит в компаниях, включая работу с претензиями миноритариев.

«Мы не обнаружили прозрачного и системного подхода к соблюдению прав инвесторов со стороны государства», — подчеркнул исполнительный директор Ассоциации профильных инвесторов Александр Шевчук.

«Настоящих буйных мало»

Но и сами миноритарии не всегда активны в отстаивании своего права на участие в принятии корпоративных решений. Только в 30% исследуемых ПАО владельцы небольших пакетов ценных бумаг занимают активную позицию при формировании Совета директоров, номинируют независимых кандидатов и предлагают собственные  вопросы в повестку заседаний собраний акционеров. При этом исследователи заметили прямую зависимость: чем активнее миноритарии, тем выше качество корпоративного управления.

Независимые директора избраны сейчас менее чем в половине компаний и порой лишь формально являются действительно независимыми от государства или ключевого акционера.

Вице-президент РСПП Александр Варварин полагает, что мотивация акционеров активно участвовать в жизни компаний существенно снижена из-за ряда законодательных недоработок и ограничений, в том числе требования раскрытия конечных владельцев (бенефициаров) акций.

Сколько платить?

Одним из самых болезненных для акционеров вопросов остается выплата дивидендов. Если в зарубежных компаниях обычно ориентируются на доходность аналогичных акционерных обществ, то российские корпорации, как правило, готовы выплачивать 25% консолидированной прибыли по МСФО, а иногда даже не менее 35% («АЛРОСА», «Роснефть»). Только «Ростелеком», следуя международной практике,  выбрал в качестве базы для расчета дивидендов свободный денежный поток с установлением приближенной к зарубежным стандартам доли выплаты дивидендов относительно базы (75%).

«Ни одна из компаний не раскрывает свои подходы к распределению прибыли на инвестиции, что свидетельствует о формировании дивидендов по остаточному принципу», — утверждают авторы исследования.

Предметом острых дискуссий в профессиональном сообществе и СМИ часто становится уровень вознаграждения руководителей. Однако исследование показывает, что этот показатель для членов совета директоров большинства  ПАО, за исключением «Роснефти», ниже, чем в аналогичных зарубежных структурах. В ряде госкомпаний — «РусГидро», «Россети», ФСК ЕЭС — он и вовсе стремится к нулю. Однако, с точки зрения акционеров, гораздо важнее система финансовой мотивации топ-менеджеров этих компаний. Расчет КПЭ и формирование вознаграждения является индикатором уровня корпоративного управления. Большинство инвесторов уверены, что долгосрочная часть вознаграждения должна составлять не менее 50% общего дохода топ-менеджеров.

«Иногда создается впечатление, что размер выплат привязан к размеру убытка», — иронично заметила директор департамента корпоративных отношений Банка России Елена Курицына.

Регулятор также внимательно следит за раскрытием информации о вознаграждениях менеджмента, однако не поддерживает требования раскрывать размеры индивидуальных вознаграждений, считая более существенным связь выплат с результатами работы компаний. По словам Курицыной, Центробанк будет разрабатывать форму раскрытия информации и рекомендовать ее к внедрению.

Особый путь

Кодекс корпоративного управления (ККУ), утвержденный правительством и ЦБ в 2014 году, носит рекомендательный характер: акционерные общества самостоятельно определяют, какие принципы они могут внедрить, а какие — нет. При этом позиция ЦБ такова: внедряй или объясняй. В апреле Банк России опубликовал первый обзор практики корпоративного управления, составленный на основе публичной отчетности компаний первого и второго котировальных списков Московской биржи за 2015 год. Средний уровень соблюдения принципов Кодекса составил 58% процентов. Согласно данным ЦБ, наибольший уровень внедрения был достигнут при внедрении одного существенного принципа Кодекса – «акционерам обеспечены надежные и эффективные способы учета прав на акции, а также возможность свободного и необременительного отчуждения принадлежащих им акций». Ну а наиболее сложной для имплементации в практику оказалась глава «Совет директоров общества», о полной реализации 32 принципов которой не заявил ни один из участников выборки. Объяснения компаний, почему те или иные принципы ККУ не внедрены, имеются лишь в 38% (1 котировальный список) или в 33% (второй список) случаев.

Член Правления Ассоциации европейского бизнеса в России и президент Alstom в России Филипп Пегорье считает, что многие проблемы корпоративного управления в российских ПАО связаны с их недостаточной «интернационализированностью». В составах советов директоров и среди топ-менеджмента практически нет иностранцев, а из работающих там россиян мало кто имеет опыт работы за границей или зарубежное образование. По мнению бизнесмена, это говорит об отсутствии интеграции российского управленческого корпоративного сообщества в международную среду.

«Что больше защитит бизнес в нынешних условиях — остаться российским и государственным, или же стать частью общемирового пространства в гораздо большей степени, чем сейчас?», — спрашивает Пегорье.

Вопрос пока что остается открытым, особенно в контексте санкций в отношении российского бизнеса. Между тем, отсутствие ответа на него непосредственно влияет на инвестиционную привлекательность российских ПАО. Но инвесторы не хотят заниматься вопросами корпоративного управления, а хотят получать прибыль.

Автор: Анна Орешкина

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья