ENG
Экспертное мнение

Налоговая система как элемент инвестиционной экономики

Российскую общественность вполне отчетливо готовят к новому циклу изменений в налоговой системе. Это логично: существующая система решала конкретные макроэкономические задачи в конкретных глобальных экономических условиях, а если проще, – обеспечивала восстановление управляемости экономики в условиях высокой сырьевой ренты. Ни задач структурного реформирования экономики, ни целей развития реального сектора экономики на тогда не ставилось: Россия на момент формирования нынешней налоговой системы находилась на слишком низком уровне экономической и политической управляемости. Сейчас управляемость изменилась к лучшему, но глобальная экономическая конъюнктура стала менее благоприятной.

Так что вопрос не в целесообразности изменений в налоговой системе, а в их направленности.

lori-0022756270-bigwww

Сегодняшний уровень управляемости и информатизации российского общества позволяет осуществлять любые, даже самые интрузивные и радикальные варианты перестройки налоговой системы, но насколько такая перетряска нужна? Не стоит подходить подобно некоторым консервативно настроенным чиновникам к нынешней экономической и управленческой ситуации с мерками 1990-х годов. Государство имеет сейчас существенно больше возможности обеспечить исполнение своих решений, а общество куда более ответственно. Особенно, учитывая, что у налоговой системы есть две стороны: сбор налогов и распределение налоговых поступлений и их расходование. И порядок должен наводиться по обе стороны процесса.

В 2016 году обсуждались различные варианты изменения налоговой системы, в основном направленные на обеспечение наполняемости бюджета. Это важно, особенно учитывая не всегда сбалансированный характер и социальных обязательств в последние годы. Однако послание Президента Российской Федерации обозначает принципиально новое направление развития всей экономической системы России -переход к инвестициям и развитию именно реального сектора экономики. Будет странно, если налоговая система не начнет двигаться в этом же направлении.

Какие же принципы должны быть положены в основу реструктуризации налоговой системы с учетом новых приоритетов:

  • Прозрачность и понятность. Налоги и налоговая система в целом, ключевая линия коммуникаций государства и общества, и если общество чего-то недопоняло в налоговых новациях, значит виновато государство. Особенно это важно в те периоды, когда сложно говорить об экономическом благоденствии.
  • Нераздражающий характер. Изменения налоговой системы не должны вызывать значимых негативных ощущений в обществе и укладываться в общее понимание задач. Если налоговое бремя утяжеляется, государство не должно требовать от гражданина дополнительных усилий для его «взваливания» на себя.
  • Простота исполнения налогового законодательства. Поддержание налогового режима и обеспечение не должно вызывать больших дополнительных затрат, которые если и могут возникать, то только разово. Имелись прецеденты, когда расходы на содержание налоговых органов заметно превышали экономический эффект от их деятельности.

Налоговая система должна соответствовать стратегическим экономическим задачам общества и государства, определять вектор требуемых изменений. Ключевым вектором развития экономики страны, в поддержании которого заинтересовано государство на данном этапе, является переход от «экономики потребления» к «экономике инвестиций» при стимулировании создания новых рабочих мест в реальном секторе. Из такого понимания задач государства и общества отчетливо прорисывываются и основные параметры налоговой реформы:

  • Снижение корпоративных налогов. Можно спорить о конкретных параметрах такого шага, однако корпоративные налоги должны быть снижены. В противном случае задача расширения инвестиций в реальный сектор экономики останется пропагандисткой фикцией, от которой общество быстро устанет с понятными последствиями. Причем корпоративные структуры, которые соглашались бы на повышенный уровень фискальной прозрачности и не допускающие нарушений в течение длительного срока (3-5 лет), а также обеспечивающие общий рост налоговых поступлений, могли бы рассчитывать на еще большее снижение корпоративных налогов.
  • Возвращение в той или иной форме инвестиционных льгот для корпоративных структур. Это возможно, например, в форме «отложенного налогообложения» или приобретения специальных (предварительно сертифицированных) инвестиционных ценных бумаг. Нынешние контрольные возможности государства и консолидация банковской системы позволяют быстро пресечь возможности махинаций в данной связи.
  • Повышение персональных налогов граждан. С неизбежностью такого шага надо смириться и честно сказать об этом обществу. Главное, чтобы повышение персональных налогов не сопровождалось для граждан дополнительными организационными трудностями. Как вариант, можно предложить следующий подход:

– Базовая ставка подоходного налога должна повыситься незначительно, например, до 14 или, максимум, 15%. Однако полное освобождение от подоходного налога нецелесообразно, ибо это создаст почву для манипуляций

– С дохода, превышающего некий предел (например, 1 200 000 рублей в год) по основному месту работы, автоматически взимался бы дополнительно «налог солидарности» в 3%, повышая ставку до 17-18%. Дальнейшее «прогрессирование» налоговой шкалы нецелесообразно. Не стоит сдерживать личное потребление и экономическую активность граждан и не стимулировать «налоговую эмиграцию», как это произошло в Европе.

– Со всех доходов не по основному месту работы, которое у человека могло бы быть только одно, взималась бы единая ставка налога в 20%.

– Эта же ставка 20% взималась с любых иных форм дохода граждан, таких как сдача квартир, продажа собственности без реинвестирования и проч.

  • Стимулировалось бы приобретение частными лицами государственных инвестиционных ценных бумаг, о которых в Послании говорил Президент В.Путин, а в перспективе – корпоративных «проектных» инвестиционных бумаг для проектов, реализуемых в рамках ЧГП в рамках сертифицированного списка, обновляемого в зависимости от текущих приоритетов государства. С сумм, инвестируемых в такие инвестиционные инструменты, налоги могли бы в принципе не удерживаться.
  • Введение налога с продаж. Такой налог, не выше чем в 5%, мог бы быть введен в отношении относительно узкого списка товаров и услуг: ресторанное обслуживание, покупка дорогостоящих автомобилей, золотых украшений, элитных часов, предметов роскоши, импортной мебели и некоторых других. Это – более эффективный шаг, нежели затраты на контроль доходов и тотальное декларирование, и уж точно менее социально раздражающий.
  • Стимулирование соинвестирования в пенсионное обеспечение для всех категорий граждан. Возможно, стоит подумать к возвращению к советскому принципу автоматического взимания взносов в государственный пенсионный фонд, но с соблюдением адресности пенсионного инвестирования. Однако эта проблема должна рассматриваться особо, ибо опыт пока накоплен сугубо отрицательный.

При таком подходе вопрос о судьбе НДС, который сейчас считается ключевым, утрачивает значительную часть своей сакральности и может быть решен поэтапно.

Ключевым моментом должна, однако, являться прозрачность расходования налоговых поступлений. Поэтому стратегической целью является увеличение адресности расходования налогов, в особенности – инвестиционной их части. Причем прозрачности, понятной значительной части общества. Главным вопросом, однако, является необходимость качественного изменения характера деятельности финансово-фискальных органов: необходим переход от концентрации на прогнозах и фиксирования имеющегося положения на проактивное управление финансовыми процессами с использованием, как стандартных, так и нестандартных финансовых инструментов.

fotka-1Автор: Дмитрий Евстафьев, политолог, кандидат политических наук, профессор НИУ ВШЭ

 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.