ENG
Это интересно

Нужны ли России консервы из тюленей

1 октября руководитель Росрыболовства Илья Шестаков высказал мысль о целесообразности возрождения тюленьего промысла в Архангельской области. Эти слова пришлись очень некстати, поскольку экологи сейчас активно собирают подписи против выпуска консервов из тюленьего мяса на Дальнем Востоке. В очередной раз поставлен вопрос о допустимости и этичности охоты на морских млекопитающих — китов, дельфинов и ластоногих. В России этот промысел разрешен только малым народам Севера. Но есть страны, которые игнорируют протесты экологов: Канада, Намибия и Норвегия добывают ластоногих, Исландия, Япония и Норвегия добывают китов, в Дании промысел морских млекопитающих разрешен только коренным гренландцам и фарерцам, тем не менее в «заморских территориях» Дании китообразные добываются в количествах, близких к промышленным, промысел ластоногих имеет несколько меньшие масштабы.

Нужны ли России консервы из тюленей
Александр Вильф / РИА Новости

Зачем нужна охота на бельков

Белёк — детеныш гренландского тюленя, вскармливаемый молоком. Поскольку рыбы он не ест, его мясо не имеет специфического запаха, как у взрослого тюленя, и его не нужно долго варить, чтобы выварились запах и привкус. Что касается шкуры, то эстетические качества ее дискуссионны. На Белом море забой бельков был прекращен в 2009 году, основным мотивом было то, что зрелище это очень жестокое: бельков убивают баграми, чтобы сэкономить пули и не распугивать стадо звуком выстрелов. Распространена была практика так называемых «детских садов»: бельков собирали на льдине, отгоняя палками их матерей, потенциально опасных для человека, далее везли в сетке, подвешенной к вертолету, на материк, помещали в огороженный загон, где бельки проводили период линьки без еды и воды, как только они меняли мех на «почти взрослый», их забивали. Поморы, несмотря на их давние протесты, считаются и записываются принудительно в переписях как русские, соответственно, они не имеют статуса коренного народа Севера и лишены квот и льгот, которые имеют «нерусские» народы, живущие в аналогичных условиях. Однако весь цивилизованный мир стоит против охоты на детенышей тюленя: помимо самого по себе неприятного зрелища (детеныши тюленя издают крики, похожие на человеческие), существуют данные науки о высоком интеллекте тюленей. Впрочем, такие же данные есть и по китообразным, и они достаточно объективны.

Однако стадо гренландского тюленя, обитающее в норвежских и российских территориальных водах, расплодилось настолько, что создает угрозу экологическому балансу. При всем этом нужно учесть, что Евросоюз, который долгое время являлся основным потребителем шкур тюленей (в том числе бельков), ввел мораторий на ввоз изделий из тюленьего меха: это не связано с санкциями против России, а связано с морально-этической стороной добычи тюленей. Из внешних рынков остается только Китай. Поэтому будет неудивительно, если забой тюленей в Архангельской области в случае его возобновления переориентируется на мясную промышленность. Когда забой тюленей там существовал, мясо отправляли на пушные зверофермы. Однако из-за снижения спроса на натуральный мех во всем мире пропорционально ему падает и спрос на корм для пушных зверей.

Консервы из тюленьего мяса на Дальнем Востоке: холивар

Между тем уже больше года идет тихая война между магаданскими и чукотскими предпринимателями с одной стороны и экологами с другой стороны. Магаданский предприниматель Василий Борисов еще в прошлом году объявил о начале выпуска консервов и колбасы из мяса моржей и тюленей, которые на Дальнем Востоке добываются по квотам коренным населением. Интернет отреагировал акцией «Тюлень не колбаса», в ходе которой было собрано более 100 тыс. подписей против забоя тюленей на мясо. Довольно странно в этой ситуации то, что консервы из мяса моржа, ларги и других видов дальневосточных тюленей уже выпускаются, но очень ограниченно. Еще в 2005 году в чукотском поселке Лорино совместно с американской компанией был открыт консервный цех. В настоящий момент цех встал из-за низкого спроса на такую продукцию — и дорого, и очень нетрадиционно для большинства жителей России.

Консервы и колбаса: маркетинг

Если китовое мясо в советские годы присутствовало на прилавках магазинов «Океан», то тюленье мясо пользовалось спросом только в годы войны, в основном на севере европейской части России. В причерноморских регионах добывали дельфина-азовку с такими же целями. Как только война закончилась, спрос упал.

Если разобраться в географии потребления, тюленье мясо едят в Гренландии, являющейся частью Дании, и то достаточно ограниченно. В Норвегии употребляется в пищевой промышленности не столько тюленье мясо, сколько тюлений жир, который добавляется в сливочное масло и, кстати, идет на экспорт, в том числе в Россию (в дешевых сортах норвежского маргарина). Главным образом мясо тюленей и моржей едят на Чукотке, где для коренного населения установлены квоты на убой ластоногих, а также в Канаде (как правило, в северных провинциях, населенных инуитами, но и белые канадцы этим видом мяса тоже не брезгуют, например депутаты канадского парламента в качестве ответа на протесты экологов потребовали включить тюленье мясо в меню своей столовой; требование было исполнено). Как ни странно, в малых островных государствах Тихого океана и Карибского моря тюленье мясо никогда не ели, им и рыбы всегда хватало. В Китае спрос ограниченный: там заинтересованы не столько в мясе, сколько в шкурах.

Тем не менее основным рынком сбыта тюленьего мяса является Китай, а основным производителем — Канада. В 2011 году, правда, коммерческие отношения двух стран на этом поприще были омрачены скандалом. Около 40 китайских экологических организаций выступили с заявлением, что Китай используется как рынок «на черный день», после того как другие страны (в первую очередь ЕС) перестали закупать тюленье мясо. Ведь известно же, что китайцы едят все, включая змей, собак и кошек, — значит, мол, им можно скармливать то, что не ест Евросоюз. В 2015 году Евросоюз обнародовал свое намерение сделать исключение для закупок тюленьего мяса и шкур, если они были добыты аборигенскими общинами. В Канаде добычей тюленей занимаются как раз инуиты, имеющие статус коренного народа (т. н. «первые нации»). Если брать Россию, такое исключение дает возможность экспортировать товар, добытый коренными жителями Чукотского АО (чукчами, коряками, эскимосами, алеутами), но не жителями Архангельской области, так как поморов, как уже говорилось выше, государство упорно отказывается признавать коренным народом Севера. Норвегия тоже оказывается в стороне, поскольку лишь очень малая часть товара добывается саамами: те в основном предпочитают оленеводство. Со стороны российских властей может быть два варианта решения вопроса:

  1. Дать поморам статус коренного народа. Маловероятный вариант, поскольку возникнет вопрос об административной единице и поморском языке. Не стоит игра свеч, рынок очень небольшой.
  2. Привлекать на «зверобойку» соседних ненцев и саамов, имеющих такой статус.

Что касается вкусовых качеств продукта, то маркетологи подходят к этому вопросу с опаской. Ластоногие, за исключением их детенышей, питаются рыбой и морепродуктами, в связи с чем их мясо имеет, мягко говоря, «привкус моря». Киты все-таки питаются в основном планктоном, поэтому ставить в один ряд мясо ластоногих со знакомым потребителю с советских времен китовым мясом было бы неверно. Колбаса, которую давали дегустировать губернатору Магаданской области, имела огромное количество специй, чтобы перебить тот самый «привкус моря». Но зато мясо ластоногих очень полезно для здоровья.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья