ENG
Интервью, Это интересно

Аушвиц (Освенцим): Судьбы освобожденных

22 июня, день начала страшной войны, в отличие от 9 мая, — день не праздника, а скорби и памяти. И по тем, кто не вернулся с поля боя; и по тем, кто умер от голода в блокадном Ленинграде; и по тем, кто погиб под бомбежками; и по тем, кто был замучен в плену, сгорел в фашистских печах… В концлагере Аушвиц нацисты уничтожили более 1 миллиона человек. Не менее 9/10 из них были евреями. Прошло 75 лет с того момента, как советские войска освободили уцелевших узников, но до сих пор историки открывают все новые и новые детали…

Советские солдаты и освобожденные узники Аушвица (Освенцим)

Научно-просветительный центр «Холокост» еще в 2016-м подготовил выставку «Холокост: Уничтожение, освобождение, спасение». Впервые показал ее в Госдуме. Эта экспозиция не только про Аушвиц, но и про другие лагеря и гетто, которые нацисты устраивали по всей Европе и на оккупированных территориях СССР. С тех пор выставка регулярно дополняется новыми материалами, ее видели уже в ООН и во многих странах — в 15 государствах на 4 континентах. О том, как важно помнить, насколько тесно прошлое переплетается с настоящим, «Инвест-Форсайт» поговорил с профессором РГГУ, руководителем проекта Ильей Альтманом.

Фото: Андрей Струнин
Фото: Андрей Струнин

Показали в ООН, как это было на самом деле

— В этом году 27 января — международный день памяти жертв Холокоста — в нашей стране впервые вошел в календарь мероприятий к юбилею Победы. Вы подготовили по этому случаю грандиозную экспозицию, причем устроили ее на Никольской улице. Ко дню юбилейного парада 24 июня осталось что-то новое?

— Конечно. Но работа продолжается уже в новом формате. У нас отобраны документы, видео- и аудиосвидетельства для абсолютно новой онлайн-версии выставки на русском языке. Первый вариант электронной выставки мы еще зимой разослали в 80 регионов России, несколько сот школ использовали наш материал, а многие наши партнеры распечатали ее и показывали в библиотеках и во дворцах культуры. Мы подготовили экспозицию, посвященную Второй мировой войне и теме Холокоста, на 9 языках. Показали ее в штаб-квартирах ООН и ЮНЕСКО, в Совете Европы, в ОБСЕ, в парламентах 7 государств — ни одна страна мира, ни одна научная организация не сделала ничего подобного. В июле должны были показывать выставку в Южной Африке, но пандемия заставила нас задуматься об экспозициях с использованием самых современных технологий.

— Увы, политика перевесила историческую правду: резолюция Совета Европы наклеила-таки на СССР ярлык одного из виновников развязывания войны…

— Вот поэтому так важно доносить правду. В названии нашей выставки вы видите слово «освободители». Мир должен помнить, как все было на самом деле. Мы провели целое исследование, подготовили подробнейшую карту лагерей и гетто, освобожденных Красной Армией. Начиная с гетто Калуги, узников которого наши солдаты освободили в декабре 1941-го, и заканчивая гетто Терезина в Чехословакии, освобожденном советскими войсками практически в день Победы, 9 мая 1945-го…

— В чем новация? Ведь об этих событиях хорошо известно историкам.

— Полный список лагерей и гетто, освобожденных Красной Армией, как и количество освобожденных в них узников в научной литературе — российской и зарубежной, — отсутствовал. Но наше главное ноу-хау: персональные судьбы освободителей и узников. Мы делаем экспозицию не абстрактно про освобождение, скажем, Аушвица (Освенцима), а в память о тех 25 тысячах солдат и командиров, медиков и журналистов, которые принесли спасение узникам этого страшного концлагеря. Мы собираем факты их биографии — до и после войны. Это позволило, к слову, вовлечь в проект школьников и педагогов практически всех регионов России. По наградным листам, по воспоминаниям однополчан мы уточняли, откуда был призван человек в армию, местные краеведы помогали восполнить биографию этих людей. Когда школьники понимают: эти герои — их земляки, их родные жили по соседству с ними, — они начинают по-другому воспринимать историю.

Освободил Освенцим, но реабилитирован лишь после смерти

— А как быть, когда герой поменял за жизнь много мест? Например, генерал-майор Федор Красавин, командир 100-й Львовской стрелковой дивизии, которая, собственно, освободила Освенцим. Он родился в Ярославской области, дивизию формировал в Вологодской, а после войны служил начальником гарнизона в Казани…

— А что тут вас смущает? Генерал свой для всех трех регионов. Я вам больше скажу. У Федора Михайловича очень трудная судьба. Он участвовал и в Первой мировой, и в Гражданской войнах, в 1938-м был репрессирован, отправлен в ГУЛАГ. Туда же попала его жена… Она умерла в лагере, оставив предсмертную записку:

«Я ни в чем не виновата».

Федор Красавин

А в 1942-м органы находят среди заключенных около десятка советских полковников и генералов, кто так и не признал своей вины на допросах, отправляют их на фронт. Среди них был Красавин. Сначала ему доверили штрафбат, потом уже настоящую дивизию. Но, будучи героем, освободителем, возглавляя гарнизон в Казани, он так и не был реабилитирован. Это случилось только после его смерти, в 1968-м. Он умер очень молодым, в 56 лет. Кстати, Красавин — единственный советский генерал, награжденный орденом Александра Невского именно за освобождение узников Аушвивица.

На территории расположенного здесь музейного комплекса есть небольшой памятник погибшим советским военнопленным. Именно сюда приходят официальные российские делегации. Но в этом году, когда привезли нашу выставку в Польшу, мы с коллегой обнаружили замечательный памятник на городском кладбище, о котором никто не знал! Официальные делегации туда не приходят, но мемориал в прекрасном состоянии, на нем выбито 127 имен. Там есть не только русские, украинские и еврейские фамилии, но и уроженцев Средней Азии и Кавказа.… Вся страна была объединена одним: победить нацизм. А сегодня, изучая биографии героев, это очень помогает сплотиться нам всем. Мы уже выложили на нашем сайте около 500 наиболее интересных биографий, где выделили представителей 32 национальностей.

— Прямо Бессмертный полк освободителей Аушвица…

— Именно! У нас есть такой проект: установить биографии воинов 5 бессмертных дивизий-освободителей Аушвица. Это 25 тысяч военнослужащих 1-го Украинского фронта. Сегодня мы знаем многих этих людей поименно. Это жители 20 государств, не только бывших республик СССР. И помогают нам в поиске люди из многих регионов России. Вот только что из школьного музея Новосибирска выслали копии фронтовых писем о Майданеке, Аушвице и освобожденных узниках.

Врачи из Ленинграда

— Много узников умерло от истощения после освобождения?

— Это один из мифов (в частности, такое можно прочитать на сайте американского музея Холокоста). Но это не так. На самом деле узников спасали те врачи, что лечили уцелевших блокадников Ленинграда. Вы представляете этих истощенных до последней степени людей, которые почти не двигались? И вот 7000 таких узников удалось спасти нашим медикам. Это разве не подвиг? Вот реальный доктор — Лидия Тихомирова, капитан медслужбы (она стала прототипом героини повести Бориса Полевого «Доктор Вера»). В Тверском архиве мы нашли ее военный билет, из которого следовало, что она была одной из тех, кто лечил узников этого концлагеря.

Тихомирова Л.П. 1944 г.

А в том, что врачи появились в лагере практически в день освобождения лагеря, — большая заслуга журналиста «Комсомольской правды» Сергея Крушинского. Он не только статью в газету написал, но и донесение в политуправление 1-го Украинского фронта: требовал, чтобы на место немедленно приехали врачи. И еще — чтобы прибыли люди, которые немедленно забрали бы архивы концлагеря и начали выявлять бывших надзирателей, которые, переодевшись в одежду узников, пытались скрыться… Врачей отправили в Освенцим сразу же. Кстати, как мы выяснили, лечили узников вместе с советскими врачами и польские медики — Польский Красный крест принимал самое активное участие.

— У вас не только фотографии. Я знаю, что вы демонстрируете и документальный фильм, впервые показанный на Нюрнбергском процессе…

— Это очень сильный фильм. Однажды мы задумались — а кем были операторы, кто его сделал? Начали искать. Оказалось, их было несколько. Один поснимал несколько дней и ушел на фронт, сказал: не могу больше смотреть на эти ужасы. Он погиб через месяц на фронте. Дольше всех работал уроженец Константинополя, крымский татарин Кенан Кутуб-заде. Мы потом встречались с его сыном, его коллегами. Они рассказывали, что оператор всегда носил с собой конфеты и угощал ими всех детей, которых встречал. Так потрясло его то, что фашисты делали с детьми в Аушвице. Кстати, первый художественный фильм об этой фабрике смерти в 1947-м сняли три бывших польских узника и советский кинооператор.

Дети узники концлагеря Аушвиц показывают лагерные номера на руках

Удивление ректора СПГУ

— Вам удавалось найти бывших однополчан или узников и организовать их встречи?

Николай Беляев

— У нас постоянно происходят удивительные истории. Так, ректор СПГУ был удивлен, когда узнал, что научный руководитель его кандидатской и консультант докторской диссертаций, один из самых знаменитых в СССР специалистов по уголовному праву Николай Александрович Беляев был страшим сержантом в 286-й стрелковой Ленинградской дивизии, одной из тех, что освобождали Освенцим. Кстати, Беляев был в ЛГУ проректором по учебной работе, когда там учились оба наших президента (и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев)…

Или вот другая история. Глава парламента Австрии буквально замер у одного из наших стендов и долго от него не отходил. Потрясла его история семьи председателя кнессета Израиля Юлия Эдельштейна (был им с марта 2013-го по март 2020-го — ред.). А дело было так. В результате нашего проекта в Костроме в семью бывшей узницы гетто Аниты Эдельштейн (в девичестве Розенцвейг) пришли школьники. Она рассказала им свою историю — как была с родителями помещена фашистами в гетто Шаргорода, как узники были освобождены Красной Армией в марте 1944-го… Оказалось, это мама председателя кнессета… Но при чем тут Освенцим, спросите вы? Аниту освободила та же дивизия, что через 9 месяцев взяла Аушвиц. Глава парламента Австрии написал в нашей гостевой книге:

«Две недели назад я встречался с г-ном Эдельштейном, и только здесь, у этого стенда, понял: я бы никогда его не увидел, если бы Красная Армия не спасла его будущую маму».

— А было ли наоборот? Чтобы вы кому-то помогали найти семейные документы?

— Было. После освобождения комендантом лагеря был назначен подполковник Григорий Елисаветский. Он обеспечивал питание, лечение, размещение узников и многие другие бытовые вопросы. И вот когда мы открывали зимой выставку на Никольской улице в Москве, сын подполковника пришел к нам и сказал, что в семье нет ни одной фронтовой фотографии отца. Мы поделились с ним нашими.

Бой за Освецим. ЦАМО

Папа Анны Франк исправлял дневник дочери

— Узниками Аушвица была и семья Анны Франк (девочку с сестрой Марго потом переправили в лагерь Берген-Бельзен, где обе умерли, а дневники Анны стали после войны бестселлером — ред.). Из всей семьи Франков выжил только отец, Отто. Кстати, его вторая жена Фритци тоже была узницей Аушвица…

— Да. Жемчужина нашей выставки — письмо Отто Франка своей матери:

«Дорогая мамочка, надеюсь, эти строки дойдут до тебя, принеся тебе и всем родным новости, что меня спасли русские и обо мне заботятся…»

Оригинал письма хранится в архиве фонда Анны Франк в Базеле (Швейцария), где в то время проживала мать Отто. Но нашу копию я нашел в Японии, в музее, находящемся в двух часах езды от Хиросимы. В 1970-е у Отто Франка возникли проблемы с разными организациями, занимавшимися историей Холокоста: все просили оригинал дневника Анны Франк, а он, готовя его к публикации, слегка исправлял не нравившиеся ему фрагменты шариковой ручкой… Такие ручки появились только в 1945-м, возникло недоверие к подлинности дневника. Разобидевшись, он передал копию своего письма матери христианам из Японии, которые как раз создавали музей, посвященный Анне Франк. Письмо это на немецком языке, написано на бланке Аушвица (другой-то бумаги не было), и первые слова, как видите, — «меня спасли русские».

Фритци и Отто Франк в день своей свадьбы. Амстердам, 10 ноября 1953 г.

— Вы знаете имена остальных спасенных узников? Ну, кроме таких известных, как Отто Франк или писатель Примо Леви. Как сложились их судьбы?

Примо Леви

— Кстати, Примо Леви часто писал о своих освободителях, в его произведениях есть даже описание футбольного матча в мае 1945-го между спасенными итальянцами и солдатами Красной Армии… Для нас стало потрясением, что ни один музей мира (причем отнюдь не с таким крошечным штатом, как наш центр) не ставил своей целью составить хотя бы просто список спасенных советскими солдатами. Не говоря уж о том, чтобы собрать информацию об их дальнейшей жизни. Мы занялись этим поиском.

— Нашли кого-то?

— Да. Открывая выставку в музее Холокоста в Словакии, мы обнаружили фото 10 спасенных девушек с указанием их имен и фамилий. Есть удивительные истории, которые, правда, уже опубликованы. Так, в Аушвице уцелела лишь одна еврейская семья Овиц — артистов-лилипутов. Доктор-садист Менгеле называл их именами гномов из сказки братьев Гримм. И представьте, одна из заключенных Аушвица, художница Дина Готтлиб, делавшая в том числе документальные зарисовки семи лилипутов, после войны вышла замуж за ведущего мультипликатора «Белоснежки» Арта Бэббита

— Как реагировали иностранцы, когда вы открыли выставку в здании ООН?

— Associated Press поместила фото и информацию, которые перепечатали ведущие газеты 25 стран. Сама церемония была очень трогательной: пришли живущие в Америке ветераны войны и бывшие узники, было много высоких официальных лиц… Но через 2 недели, в день закрытия нашей выставки, было заседание Генассамблеи ООН. И почему-то не выступал представитель России. И почему-то представители ни Израиля, ни других стран (за исключением Германии) не упомянули, чьи именно войска освобождали Аушвиц… Это было печально.

Беседовала Елена Скворцова

Фотографии предоставлены НПЦ «Холокост»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья