В мире

Открыть рекламное агентство в Швеции: личный опыт

Восемь лет назад Елена Кривовяз работала журналистом и редактором в Москве. Сейчас она занимается рекламным бизнесом в Швеции. Предприниматель рассказала «Инвест-Форсайту» о том, как зарегистрировать компанию в Стокгольме, как работает шведское налогообложение и почему так важно соблюдать правила бизнес-этикета.  

Начало пути 

Во время учебы на факультете журналистики МГУ им. Ломоносова в нашей группе было углубленное изучение шведского языка, шведской культуры и СМИ. Поэтому я давно задумывалась о том, чтобы связать свою жизнь со Швецией. Хотя моя журналистская карьера в России развивалась успешно. От подработки репортером на первом курсе я за несколько лет доросла до должности шеф-редактора в ряде московских развлекательных еженедельников. Например, какое-то время работала в этом качестве в газете «Метро». Непосредственно до отъезда полтора года была заместителем главреда в англоязычном издании Passport magazine (насколько я знаю, оно больше не выходит).

Немного беспокоило то, что рынок развлекательный прессы в Москве становился все более нестабильным. В любой момент инвесторы могли отказаться от своих обязательств и закрыть проект. На моем опыте такое случалось несколько раз; тогда приходилось снова искать работу. Кризис 2008 года, подкосивший как развлекательную, так и деловую прессу, заставил меня впервые задуматься о возможности эмиграции. К тому же мне давно хотелось получить в какой-нибудь европейской стране магистерское образование, чтобы до совершенства довести знание английского и заодно выучить еще один иностранный язык. Поскольку я уже что-то знала о Швеции, выбор на эту страну пал закономерно.

В тот момент высшее образование здесь было бесплатным для выходцев из стран не-членов ЕС (сейчас ситуация изменилась, так что мне повезло поступить в шведский вуз до того, как обучение стало платным в 2011 году). После поступления в Стокгольмский университет (магистерская программа по медиа и коммуникациям) мне дали ВНЖ на два года. Когда я окончила магистратуру, нужно было срочно решать, что делать дальше — вид на жительство истекал через 30 дней. Возвращаться в Россию, собственно, было некуда. Ситуация на медийном рынке, как мне представлялось, не улучшилась. Тогда возникла идея открыть свое дело в Швеции — рекламное агентство. Я хотела заниматься деятельностью, близкой к коммуникациям, производству и размещению рекламы, а также давать консультации в области брендинга другим компаниям.

Ловись «Золотая рыбка»

Goldfish Design я открыла через месяц после окончания магистратуры, в июле 2012 года. Для этого нужно было заполнить всего одну анкету в Налоговой инспекции, указав виды предпринимательской деятельности, вид собственности компании и предполагаемый оборот в первый год. Через две недели мне пришел конверт с подтверждением о регистрации моего ИП (по-шведски Enskild firma). Фирму в форме ИП можно регистрировать на свое имя — здесь нет необходимости регистрировать официально название или торговую марку.

С названием компании дело обстояло туго. Я надеялась найти броское и запоминающееся имя, которое к тому же будет простым и понятным. Также я рассчитывала, что смогу приобрести доменный адрес для будущего веб-сайта компании с аналогичным названием. В течение нескольких месяцев мне пришлось перебрать несколько сотен вариантов и комбинаций названия. Определиться было непросто — большинство названий уже были кем-то заняты или принадлежали известным компаниям. Goldfish Design предложила мама, с которой я поделилась проблемой. К тому моменту я уже выдохлась от попыток найти уникальное название и приняла идею с энтузиазмом.

На запуск проекта у меня не было первоначального капитала, если не считать средств, заработанных на фрилансе для российских изданий. Но для регистрации Enskild firma не нужен капитал. Для сравнения: чтобы зарегистрировать Aktiebolag (по-шведски AB — акционерное общество) нужно иметь 50 тыс. крон и не обязательно в денежной форме — засчитывается имущество, ценные бумаги и т. д. Бизнес-модель моей будущей фирмы не предусматривала наличие офиса на первых этапах, а также каких-то внушительных расходов. Предполагалось, что все издержки будут финансироваться за счет поступлений от клиентов. Соответственно, бюджет компании сильно зависел от того, насколько большими они будут. В такой бизнес-модели есть и минусы, и плюсы. Главный плюс в том, что финансовые риски и шансы обанкротиться довольно малы, а минус очевиден — нельзя быстро вырасти.

Первые шаги

Первый бизнес-план, написанный за месяц до регистрации компании, был далек от реальности. Согласно ему, я должна была зарабатывать миллион крон по итогам первого года. На деле все развивалось не так быстро. Мешал некоторый языковой барьер, а также моя застенчивость, страх перед тем, чтобы начинать активно заниматься продажами и самостоятельно выходить на потенциальных клиентов. В течение первых полутора лет, до конца 2013 года, у меня не появилось ни одного шведского клиента. Основным источником заработка оставались российские заказчики. Это было невыгодно — я зарабатывала в рублях, а тратила в кронах. Цены в Швеции, понятное дело, на несколько порядков выше, чем в России.

Экономический кризис в 2014 году и стремительное падение рубля в тот период подтолкнули меня переключиться на шведский рынок. По результатам за тот год поступления от шведских клиентов составили около 20% годового бюджета компании, в то время как остальные 80% все еще были российскими инвестициями. В 2015 году, когда я полностью отказалась от работы с российскими компаниями, 100% привлеченных в Goldfish Design средств поступило от местных клиентов. В Швеции данные об обороте компаний доступны всем — достаточно зайти на местные сайты ratsit.se и allabolag.se. Полные сведения, например, за 2017 год, я еще не получила. По моим предварительным оценкам, он был в пределах 1,5 млн крон. По шведским меркам это довольно скромный оборот.

Со времени открытия фирмы моя бизнес-модель не сильно изменилась. Я занимаюсь поиском и привлечением клиентов, которым нужны услуги по части брендинга и маркетинга в области дизайна и разработки сайтов, а также фирменного стиля. В штате компании числюсь одна. Специалисты для реализации конкретных задач привлекаются на проектной основе. Оплата их работы зависит от отработанных часов или объема выполненной работы. Для такой маленькой компании, как моя, — это удобно. Можно масштабировать бизнес в сторону уменьшения или увеличения в зависимости от объема заказов и сезона.

Налоги и бизнес

В Швеции, конечно, платишь больше налогов, чем в России. Предприниматели обязаны платить два больших основных налога на прибыль — коммунальный и государственный. В общей сумме те составляют около 50-55% — зависит от коммуны. В разных коммунах ставки отличаются. Если форма собственности — EF (ИП), то этими налогами облагаются все денежные поступления в бюджет компании за вычетом производственных расходов. При превышении суммы годового заработка в 700 тыс. крон (около 70 тыс. евро) налоговая ставка повышается до 60%. Поэтому тем, кто начнет зарабатывать около миллиона крон и выше в год, невыгодно оставаться в статусе частного предпринимателя, лучше сменить форму собственности на AB (акционерное общество). У нее налогообложение ниже, чем у частного предпринимателя.

Помимо этого, я плачу церковный налог и налог на погребальные услуги (точную ставку не помню, не больше 4%). Церковь в Швеции является частью государства, и отказаться от уплаты этого налога невозможно. Еще одна особенность шведской системы налогообложения бизнеса заключается в том, что налог нужно платить не только ежегодно в мае, когда подходит срок подачи годовой налоговой декларации, а в течение года ежемесячно вносить наперед налоговые выплаты за настоящий календарный год. Поэтому под налоги приходится выделять около 50% годового бюджета. Это серьезно ограничивает. Однако в первый год-два моя фирма не приносила прибыли, и налоговая ставка была 0%. Это позволяло вкладывать в развитие компании практически все, что зарабатывалось.

Отдельно стоит упомянуть НДС в размере 25%. В счете я добавляю 25% сверх стоимости, и клиент оплачивает общую стоимость вместе с НДС. На мой взгляд, это довольно высокая ставка. Клиенты часто жалуются. Аргументы в пользу того, что это же НДС, все его платят и мы ничего не можем с этим поделать, не всегда работают. Некоторые заказчики, особенно те, у кого очень маленькие бюджеты, пытаются настаивать на снижении цены, либо отказываются сотрудничать.

Когда вы, в свою очередь, покупаете услуги для бизнеса, тоже платите НДС по 25%-ной ставке. Соответственно, есть исходящий НДС (когда продаете услуги или товары) и входящий (когда покупаете услуги или товары). Если продали больше, чем потратили за отчетный период, то разницу этих двух НДС выплачиваете государству. Периодичность выплат выбираете сами. Есть три варианта: ежемесячно, ежеквартально и раз в год. Я делаю это каждый квартал. Большинство крупных компаний платят НДС каждый месяц.

Камень преткновения 

Шведская налоговая система и законодательство в области предпринимательства не менялись более 50 лет. С ростом числа фрилансеров, стартапов и онлайн-технологий ее давно стоило бы адаптировать к изменившейся реальности, но пока это остается на уровне дебатов. Маленьким компаниям трудно выживать в Швеции. Налогообложение съедает практически все, что зарабатываешь. Нанимать персонал дорого — местные законы и трудовое право требуют, чтобы работодатель брал на себя социальные выплаты в большом объеме, обеспечивал работнику множество льгот.

Это не по карману компаниям с годовым оборотом вроде моего. Внеурочная работа всегда должна оплачиваться дополнительно. У меня, как правило, ненормированный рабочий день, но мои сотрудники должны работать по 8 часов, иметь оплачиваемый отпуск в 25 дней и множество других прав. Поэтому приходится нести на себе всю административную работу, а также другие обязанности, и нанимать специалистов в случае острой необходимости. Это не дает возможности выйти на другие масштабы развития, отойти от работы в самой компании на уровень стратегий и планирования.

Но шведскую социальную систему обычно хвалят. Есть даже такой стереотип, что здесь не нужно работать, можно жить на пособие. Это не так: пособия и всевозможная материальная помощь — только для серьезно больных, недееспособных и беженцев. Они оплачиваются такими работающими налогоплательщиками, как я. Это справедливо и правильно. Минус в том, что у предпринимателей больничное пособие и пенсия гораздо ниже, чем у тех, кто работает по найму. Ожидается, что ты заработаешь себе на зарплату и на налоги, а также будешь откладывать на пенсию, и на больничные, и на отпускные. Это практически нереально — налоги составляют 60-70% от заработка. Плюсы ведения бизнеса в Швеции в том, что все можно делать онлайн, не нужно стоять в очереди на подачу налоговой декларации. Даже зарегистрировать компанию можно в два клика. Определенная бюрократия есть, но с российской, конечно, не сравнится.

Быстрая интеграция

У меня процесс адаптации прошел достаточно легко и безболезненно — не было завышенных ожиданий и надежд, что будет легко. Я просто принимала все таким, как оно есть. Но меня очень удивило число румынских мигрантов, спящих на улице на матрасах, мимо которых все проходят как ни в чем ни бывало. Так много нищих на улицах, как в Стокгольме, я не видела даже в Москве в последние годы.

Шведская культура общения совершенно другая, нежели в России. Здесь не принято повышать голос, давить на собеседника, пытаться принуждать к чему-то — с таким поведением мне часто приходилось сталкиваться в России. В Швеции, даже если вы категорически не согласны с собеседником, вы не можете высказать ему свое несогласие в лицо. Чаще всего шведы просто меняют тему или стараются как можно быстрее завершить разговор, который им неприятен, но обязательно с доброжелательной улыбкой. К этому тоже потребовалось привыкнуть, а также научиться вести себя подобным образом. Здесь не приняты агрессивные методы продаж. Если хотите добиться от шведов сотрудничества, нужно действовать мягко, осторожно, постоянно давать им понять, что конечное право выбора всегда за ними.

Необходимо обязательно учитывать шведские традиции и праздники. Например, летом деловая жизнь замирает — все берут отпуск, чтобы насладиться загородным отдыхом, на пару недель поехать на архипелаг, а также увидеть родственников. После 20 декабря и до 5 января бессмысленно пытаться выйти со шведами на связь, договариваться о встрече или планировать работу. В этот период все покупают последние рождественские подарки, украшают дом и пекут имбирные печеньки вместе с детьми. Новый год, кстати говоря, здесь не настолько масштабно отмечается, как в России. Рождество намного важнее. Еще есть осенние и весенние каникулы, мидсоммар и обязательно Пасха, когда шведы тоже берут отпуск и проводят время с семьей. Не поздравить знакомых и деловых партнеров с Пасхой или Рождеством (наступившим или прошедшим) — вопиющее нарушение этикета. Тем, кто хочет стать здесь «своим» и заполучить шведов в качестве бизнес-партнеров или клиентов, нельзя недооценивать важность этих праздников и любовь к ним местных жителей.

Шведские заказчики, как мне кажется, с большим уважением относятся к чужому труду и никогда не будут требовать сделать что-то за один день. Все понимают, что работа, тем более творческая, занимает время. Здесь не принято отвечать на деловые звонки после пяти вечера. В это время большинство шведов уже давно не на работе и не думают о ней. Забрав детей из школ и детских садов, они погрузились в домашние заботы, готовят ужин, и беспокоить их в нерабочее время категорически нельзя. Пример шведов помог понять, что мое личное время и здоровье должны быть приоритетными. Перерабатывать и пренебрегать семьей ради работы в Швеции не принято.

Записала Ольга Гриневич

Фото: Zulfiya Starsta

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья