Инвестклимат

Пенсионная реформа — еще один кошмар для бизнеса

Пенсионный возраст — не повод для прекращения трудовой деятельности. По крайней мере, с этим согласны большинство работников старшего, или, как теперь принято говорить, серебряного возраста. Так, по данным Kelly Services, 80% людей старше 50 лет готовы работать после выхода на пенсию. Бизнес настроен иначе — уже сегодня соискателей старше 50 лет здесь готовы рассматривать скорее как исключение. 

Евгений Биятов / РИА Новости

В случае повышения пенсионного возраста — для мужчин до 65, для женщин до 63 лет — работодателям предстоит столкнуться с перспективой трудоустройства куда более возрастных соискателей. Как подсчитали в Институте социальной политики НИУ ВШЭ, к 2035 г. пенсионная реформа приведет на рынок труда 3,4 млн новых рабочих рук. Если верить оценкам Moody's, тех станет больше на 12-13 млн.

Решать проблему работы для пожилых власти готовы радикально. Так, глава правительства Дмитрий Медведев не исключает возможности уголовного наказания за увольнение пожилых работников. Как уточнил Медведев, работодатели не имеют права уволить женщину в декретном отпуске, подобную систему гарантий необходимо создавать и в отношении лиц зрелого возраста. Пока именно в уголовную ответственность рынок не верит, но вот с тем, что из-за реформы бизнесу предстоят не самые простые времена, мало кто спорит.

Пенсии переложат на бизнес

Желание защитить право на труд людей старше 45-50 лет — дело благое, главное, чтобы под угрозой уголовного наказания бизнес не стал плательщиком «пенсий» пожилым работникам, от которых мало что можно требовать, говорит президент инвестхолдинга «Котов Групп» Роман Котов.

«В отношении бизнеса власти привыкли оперировать контрольно-запретительными мерами, и ответственность за увольнения — некий “кнут” для работодателей, которые в большинстве не горят желанием трудоустраивать пожилых сотрудников», — отмечает он.

Будет ли метод эффективен, большой вопрос.

«Невозможно требовать от человека, который “изработался”, трудиться из остатка сил. Его мотивация будет крайне низкая, а производительность невысокая. Ни себе, ни бизнесу такие работники не принесут пользы», — говорит Роман Котов.

Сотрудник должен оцениваться по деловым качествам, согласен соучредитель «Кадриум» Евгений Полубояров. Он также предупреждает о ситуации, когда работник в летах сможет халатно относиться к обязанностям, а воздействовать на него не получится из-за угрозы уголовного преследования. Куда полезнее было бы предложить бизнесу «пряник», например налоговые льготы или вычеты при трудоустройстве лиц старшего возраста. Так, организовать «переходный период» — лет за 5-7 до достижения работником пенсионного возраста — и предоставить на это время работодателю льготы по выплате за него взносов в Пенсионный фонд РФ предлагает президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

«Тогда в придачу к опыту, добросовестности, скрупулезности возрастных работников предприниматель получит и вполне конкретную экономическую выгоду, которая станет конкурентным преимуществом людей предпенсионного возраста на рынке труда», — говорит Сергей Катырин.

Уголовная статья работе не поможет 

Само по себе ужесточение законодательства вряд ли поможет трудоустройству пожилых. Например, сегодня увольнение сотрудника предпенсионного возраста и так считается дискриминацией по возрастному признаку, что запрещает ст. 3 Трудового кодекса РФ. Бизнесу за это грозит штраф от 50 до 100 тыс. руб. А вот действенных рычагов, способных ограничить возрастную дискриминацию, в российском праве нет, уточняет юрист юридической фирмы «Гин и партнеры» Евгений Максимов. Дискриминационные действия могут быть обжалованы в трудовой инспекции (Роструд), в прокуратуре или суде, но доказать такой факт довольно сложно.

Ввести уголовную ответственность за увольнение сотрудников предпенсионного возраста можно, уточняет профессор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Елена Яхонтова, но вряд ли подобная статья УК реально заработает.

«Главная проблема реализации пенсионной реформы — слабая экономика и дефицит рабочих мест для высококвалифицированных кадров, молодых и возрастных, а также крепкие традиции блата при назначении на должности», — говорит Елена Яхонтова.

Таким образом, резюмирует Евгений Полубояров:

«Практика уголовной ответственности за увольнение работников предпенсионного возраста маловероятна. Скорее, речь пойдет о квотировании рабочих мест для лиц возраста 55-60 и введении штрафов в пределах 100-200 тысяч рублей за их неисполнение».

Кстати, в России уже закреплено преимущественное право отдельных категорий работников на оставление на работе при сокращении численности или штата (например, семейных работников при наличии двух или более иждивенцев). Если аналогичная норма права будет существовать и для работников предпенсионного возраста, это, несомненно, повысит уровень их защищённости.

«Однако такие механизмы будут эффективнее работать в бюджетных организациях, госкорпорациях, крупных компаниях, нежели в небольших фирмах, где, как правило, не оформляют работников по ТК РФ и выплачивают зарплату в конверте», — говорит Евгений Максимов.

Эйджизм как проблема

Проблема эйджизма, или трудовой дискриминации по возрасту, крайне актуальна не только для России. В США, напоминает Евгений Максимов, устанавливают квоты для пожилых работников, в Германии стимулируют неполную занятость пожилых, а во Франции и Бельгии эйджизм грозит уголовным наказанием. Однако ни один подход не позволил решить проблему окончательно, а новые законы лишь уводят её в тень. Очевидно, что проблема комплексная и решаться должна не только на правовом уровне, но и за счет повышения квалификации пожилых. Так, существует достаточно большой процент работников, которых возрастная дискриминация касается в меньшей степени — речь идет о врачах, музыкантах, переводчиках, профессуре, говорит руководитель пресс-службы SuperJob Юлия Шарапова.

«В нашей базе, например, есть дирижер 78 лет, он продолжает трудиться и готов рассмотреть новые варианты занятости. Директору по маркетингу «Яндекса» Андрею Себранту 63 года, по образованию он физик. Он рассказывает молодежи о новых технологиях, искусственном интеллекте, и его слушают, открыв рот», — говорит она.

А вот если сотрудник профессионально не растет, не осваивает новые навыки, по карьерной лестнице, к сожалению, он катится вниз, резюмирует Юлия Шарапова.

Помимо переквалификации важны и такие меры, как создание комфортных условий труда для пожилых людей и борьба с ориентированностью корпоративной культуры на молодежь.

«Правильное сочетание этих мер вкупе с изменением отношения к пожилым людям, которым нужны не только места в транспорте, но и рабочие места, позволит решить проблему возрастной дискриминации в стране», — резюмирует Евгений Максимов.

Впрочем, в экономике есть и такие ниши, где эйджизм не является сложностью: так, с этим явлением реже сталкивается малый бизнес. К тому же в маленькие частные компании чаще приходят люди, готовые к любой работе и зарплате.

«В сфере услуг нужны те, кто “умеет работать руками”, специалисты со среднетехническим образованием, рабочие. В этой сфере и сегодня работает немало людей 50+, а возраст не является определяющим фактором ни при приеме на работу, ни при увольнении», — говорит президент МОО «Деловые Люди», собственник швейной фабрики «Софиано» Ольга Косец.

Автор: Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья