ENG
Инвестклимат

Прямая линия президента: Какой сигнал получили инвесторы

Состоявшаяся 15 июня прямая линия Владимира Путина была посвящена самому широкому кругу вопросов — прежде всего социальным, а собственно про экономику было сказано сравнительно немного. Тем не менее экономические заявления президента были очень важными. Правда, ничего неожиданного президент не пообещал, но сказанное им было более важно, чем новость: глава государства обозначил те «рамки», в которых будет работать бизнес в обозримом будущем.

Прежде всего, на прямой линии было официально провозглашено, что рецессия в России закончилась и страна вступила в период роста. Для доказательства были приведены цифры: за I квартал промышленное производство увеличилось на 0,7%, инвестиции выросли на 2,3%. Разумеется, сами по себе цифры новостью не являлись, данные Росстата были известны и раньше, но, как ни парадоксально, статистические тенденции тоже нуждаются в пиаре. Мемы «рецессия кончилась» и «возобновление роста»  после того, как их озвучил президент, вполне имеют шансы стать популярными, попасть в деловые доклады и инвестиционные отчеты и повлиять на рынок.

Ситуация с санкциями, по оценке главы государства, скорее всего, в ближайшее время не изменится. Тут немаловажно то, что президент не только указал на состоявшиеся решения в Евросоюзе и готовящиеся решения в США, но, по сути, дал понять, что Россия занимает в этом вопросе пассивную позицию, не может повлиять на наших геополитических противников и партнеров и не собирается вести активных переговоров с Западом. Владимир Путин явно дал понять, что ситуация с санкциями безнадежна — или, говоря иначе, «стабильна», что ожидать смягчений от заграницы глупо.

«Мы фактически живем под санкциями с тех пор, как Россия встала на ноги», — и речь идет о «сдерживании России».

Более того, глава государства повторил, что санкции часто играют позитивную роль: благодаря им Россия смогла развить импортозамещение во многих отраслях — от авиастроения до (особенно) сельского хозяйства.

Из всего этого следовал логичный вывод: контрсанкции, в которых особенно нуждается наш аграрный бизнес, по-видимому, тоже продлятся еще достаточно долго. Прямо этого Путин не сказал, отметив только, что все зависит от действий партнеров: если те отменят свои дискриминационные меры, мы отменим свои. Но поскольку надежды на отмену санкций вроде бы нет, что будет с контрсанкциями — понимаете сами.

На прямой линии прозвучали жалобы на слишком высокий банковский процент для малого бизнеса. Ответ на них оказался достаточно определенным: никаких чрезвычайных или популистских мер для снабжения бизнеса дешевыми кредитами государство принимать не собирается. Предпринимателям предлагается ждать, когда постепенно снижающаяся ставка ЦБ обеспечит удешевление кредита. Более того: Владимир Путин ясно дал понять, что поддерживает нынешнюю политику ЦБ. Положительную оценку президента РФ заслужили достижения Центробанка — такие как рекордно низкая в новейшей истории России инфляция и возобновившийся в последний год рост золотовалютных резервов. Таким образом, были вдребезги разбиты надежды как «реформаторов» типа Сергея Глазьева, требующих кредитной экспансии, так и оппозиционеров, ожидающих, когда у правительства закончатся финансовые резервы.

Это, впрочем, не означает, что экономическая политика будет исключительно «монетаристской». Например, Владимир Путин пообещал, что будет продолжена протекционистская политика в сфере авиации и авиастроения: выделение средств на создание новых аэропортов, работа по локализации производства среднемагистральных самолетов и даже выделение средств на возрождение ИЛ-114. Был также подтвержден курс на освоение Арктики, для чего имеются не только экономические, но и военные резоны. Соответственно, были обещаны заказы строителей ледоколов. Вообще, государство полно решимости реализовывать масштабные инфраструктурные проекты: обязательно будет достроен Керченский мост, нельзя исключать, что в будущем начнут строить мост на Сахалин, и, кроме того, увеличится финансирование дорожного строительства.

Инфраструктура — приоритет, в отличие от пенсий: повышение пенсионного возраста было не обещано твердо, но президент ясно дал понять, что для принятия такого решения есть очень веские основания.

Таков практически полный перечень важных экономических тем, затронутых в прямой линии. Как можно видеть, на встрече с президентом не прозвучало обещаний сколько-то глубоких реформ, не была упомянута цифровая экономика, а про приватизацию, кажется, вообще все забыли. Общие контуры экономической политики и экономической системы сложились, менять их не будут, а сравнительно неплохая — по крайней мере улучшающаяся — экономическая конъюнктура в сочетании с грамотными действиями денежных властей позволяет не особенно волноваться о переменах.

Является ли это все это хорошей новостью для инвесторов?

Для тех из них, кто уже сегодня считает возможным работать в России, — скорее да, поскольку им обещана стабильность правил игры — по крайней мере, еще на год-два. Явно могут быть довольны те, чей бизнес связан с господрядами — строительством ледоколов, дорог и мостов.

Но радикального улучшения с точки зрения привлечения новых инвестиций и новых типов инвесторов — в условиях, когда санкции, скорее всего, не отменят, масштабную приватизацию не начнут — ждать не приходится.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья