ENG
Инвестклимат, Интервью

Раджаб Сафаров: В Иране растет интерес к инвестициям в Россию

Для российского бизнеса Иран — пока еще скорее белое пятно на карте. Однако в ближайшее время все может измениться. О перспективах российско-иранского делового сотрудничества «Инвест-Форсайт» беседует с генеральным директором Центра изучения современного Ирана, председателем Российско-Иранского совета по общественным связям Раджабом Сафаровым. Интервью было взято в рамках Гайдаровского форума, организованного РАНХиГС.

Раджаб Сафаров: В Иране растет интерес к инвестициям в Россию
Директор Центра изучения современного Ирана, председатель Российского-Иранского совета по торгово-международным отношениям Раджаб Сафаров

— Раджаб Саттарович, в каком положении сейчас находятся российско-иранские отношения?

— Российско-иранские отношения в целом, политические отношения просто замечательные. Политические наши отношения развиваются достаточно активно, стабильно, много лет, и мы идем в сторону стратегического партнерства с Ираном. Но о торгово-экономических отношениях, к сожалению, нельзя говорить, что дело обстоит так же благополучно, как в политической сфере.

Товарооборот, который сейчас имеется между нашими государствами, составляет примерно 0,02% от общего товарооборота России с другими странами, что является очень печальной статистикой.

— Почему же так произошло?

— Этому способствовало несколько факторов. Традиционная причина — отсутствие информации о возможном потенциале сотрудничества. Мы совершенно ничего не знаем об иранской экономике, иранском инвестиционном потенциале и т.д. Но совершенно точно, что иранцы еще больше не знают о российском масштабе, экономике регионов, наших инвестиционных планах и т.п.

Во-вторых, так сложилось, что все-таки Иран в технологическом плане больше был ориентирован на западные технологии. Этому тоже есть объективные причины, поскольку им проще было на английском общаться, проще было осваивать западные мировые стандарты, нежели наши советские или российские ГОСТы. Еще есть фактор незнания русского языка. Все это привело к тому, что мы были в изоляции друг от друга. Они ничего не знают о нас, мы практически ничего не знаем об Иране. Между тем это гигантская страна: 83 млн населения, это четвертый производитель нефти. По объему природного газа эта страна теперь занимает первое место, она обогнала Россию. И несмотря на жуткие, калечащие многолетние санкции, ВВП Ирана развивается ежегодно на уровне 2–3%. Представляете, если бы была нормальная ситуация? Было бы не менее 10%!

— Какие отрасли экономики в Иране развиты особенно сильно?

— Очень развита нефтехимическая отрасль, нефтяная, газовая промышленность. По новым технологиям Иран, как ни странно, занимает 4-е место в мире. Мы – 20-е место, а они занимают 4-е место в мире. По количеству научных статей и цитат из научных статей иранских граждан они на 9-м месте в мире. Представьте себе, какой научный потенциал! Поэтому я руковожу центром изучения современного Ирана, занимаюсь Ираном 25 лет. Где-то 17 лет из них я эксперт в Думе, советник. Практически ежемесячно бываю 1–2 раза в Иране. Не понаслышке знаю о возможностях этой страны.

— А заинтересован ли Иран в сотрудничестве с Россией?

— Поскольку страна находится в жуткой международной изоляции, традиционных экономических контактов с Западом нет, а экономика должна развиваться, иранцы крайне заинтересованы в освоении новых рынков. Плюс они ищут новые возможности инвестиций. Два фактора здесь способствуют их желаниям.

Первый фактор — это выходы на новые рынки. Второй фактор — как бы вы ни говорили, возможность вывести свои инвестиции в более надежное место. За последнее время в качестве такой страны, такого места они интуитивно ощущают Россию. Поскольку я достаточно медийное лицо, веду свою программу на иранском телевидении, поэтому технократия, деловая среда Ирана, практически истеблишмент, и деловой, и политический, знают меня хорошо. Поэтому обращаются с разными вопросами, советами. И увеличивается частота обращений по поводу того, не могли бы вы посоветовать, в какие отрасли нам вкладывать инвестиции. Сейчас еженедельно поступает по 5–6 таких предложений, причем от очень серьезных инвестиционных компаний, холдингов и т.д. 

Поэтому недавно я говорил с губернатором Московской области Андреем Воробьевым о том, что поступало предложение от иранцев изучить возможности инвестиционных проектов России: они бы хотели, чтобы мы посоветовали им выбрать, какой регион, какие направления этих проектов.

Все это говорит о том, что имеется большой интерес к инвестициям в российскую экономику.

Беседовал Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья