ENG
Право

Чем грозит рынку регулирование ICO

Сначала США, а следом, похоже, и Сингапур озаботились регулированием рынка ICO — выпускаемые в рамках процедуры токены предлагается расценивать в качестве ценных бумаг с соответствующими законодательными требованиями и ограничениями. Инициатива со стороны Сингапура более чем настораживающая для рынка — именно это государство было для проведения ICO самой популярной юрисдикцией, в том числе для российских компаний. Впрочем, пока о тотальном контроле на рынке говорить не приходится; существует немало других юрисдикций для проведения процедуры. Российские игроки настроены и вовсе решительно — от проведения ICO, несмотря на противоречивые оценки процедуры (и не только для инвесторов), они пока отказываться не намерены. Более сдержанную позицию все чаще занимают эксперты рынка и юристы, которые напоминают о многочисленных рисках процедуры ICO не только для покупателей новых токенов, но и для самих проектов, поднимающих капитал именно таким способом. 

© Syda Productions / Фотобанк Лори

Не Сингапуром единым

Если посмотреть на среднестатический проект ICO за последние полгода, оно, конечно же, делается через Сингапур. Вместе с тем, мало что мешает провести ICO, зарегистрировав компанию-токенизатора в Эстонии, Гибралтаре или Швейцарии. ICO можно проводить, выбрав юрисдикцию Британских Виргинских островов, не говоря уже о Каймановых островах и таком варианте, как использование голландских штихтингов. Не исключено, что в ряде случаев процедура обойдется организаторам даже дешевле. Впрочем, и сегодня для проведения в Сингапуре следует соблюдать целый ряд ограничений — например, токены нельзя продавать местным гражданам, к тому же в стране крайне консервативные банки, о чем напомнили участникам прошедшей на прошлой неделе во ФРИИ встречи «ICO для IT-стартапа: делать или нет?» эксперты и игроки рынка.

«Сингапур — это достаточно жесткая юрисдикция, стоит, например, изучить систему наказаний за налоговые нарушения в этом государстве, — напомнил CEO Golos.Fund Сергей Симановский. — Боюсь, через некоторое время мы можем увидеть наших граждан за решеткой за нарушение налогового законодательства. Там даже за окурок на улице дают до двух дней ареста».

Конечно, в Сингапуре действует законодательство, по которому большинство токен-сейлов легально, большинство криптоактивов рассматривается как цифровое имущество, а не валюта или ценная бумага. Мощную рекламу сингапурской юрисдикции делало ICO фонда Blockchain Capital, который в апреле 2017 года собрал $10 млн за 2 часа после старта.

«Сингапур — это такая азиатская Швейцария: она близко к Китаю, а если регистрировать компанию для ICO, например, в Гибралтаре, это могли на азиатских рынках не все понять, сказали маркетологи, — говорит управляющий партнер Velton Zegelman PC и инвестор Юлий Зегельман. — В итоге Blockchain Capital токенизировался через Сингапур. Это увидели другие люди в индустрии, и начался такой снежный ком. Вообще у банков в Сингапуре уже прострация — они не понимают, почему к ним приезжает столько молодых людей, многие из которых говорят на славянских языках, все хотят открывать счета и торгуют критопвалютой».

А в США?

На самом деле, ICO может состояться даже на рынке США — примером может служить хотя бы проект Civic, который «токенизировался» через американское юрлицо. На ICO предлагающий децентрализованный способ верификации личности пользователей сети интернет-стартап собрал $33 млн. Обычно, говоря о невозможности реализовать процедуру ICO в юрисдикции США, вспоминают о так называемом процессе SEC против компании W.J.  Howey Co, которое Верховный суд США рассматривал еще в 1946 году. Речь шла о продаже земельных участков во Флориде, которые затем новые владельцы сдавали в аренду и получали тем самым инвестиционный доход. В результате появился тест Howey, которым руководствуется комиссия по ценным бумагам, определяя в том числе и в случае с криптовалютами — является ли токен ценной бумагой и должен ли он быть зарегистрирован в данном качестве в SEC.

«Сейчас нет закона, что токен — это не ценная бумага. Но из заключения экспертов, общения с регуляторами и даже недавнего отчета по поводу DAO, который вышел 26 июля и всех взбудоражил, сейчас ситуация выглядит так, что регуляторов это не беспокоит, они считают, что это, в принципе, цифровой актив», — говорит Юлий Зегельман.

Как поясняет инвестор, все дело в характеристиках токена, который выводится на рынок, и если он не имеет признаков ценной бумаги, не является инвестиционным — проблем на рынке США возникать не должно.

Речь идет о так называемых технических, или utility-токенах, которые используются в блокчейн-проекте, без задействования токенов работавших бы значительно хуже или не работавших вовсе, где сам токен является сложным криптографическим кодом и дает пользователям нефинансовые бенефиты, не принося пассивной выгоды. Примером в данном случае может служить Storj (кстати, проект фонда с российскими корнями GVA Capital) — речь идет о peer-2-peer системе хранения данных в облаке. ICO принесло стартапу $30 млн менее чем за неделю.

«Если у вас технический блокчейн-проект, если вы сделали анализ с юристами из США и они вам дали заключение, что это технические токены, в принципе, можно продавать его в Штатах, — говорит Юлий Зегельман. — Другое дело, если система может работать без токена, если доход начисляется пассивно, к примеру, пропорционально держанию токенов, особенно если есть механизмы выкупа токенов с формулой фиксированной доходности — это все основания посчитать токен неким финансовым инвестиционным инструментом, например, цифровой ценной бумагой».

Регулировать нельзя запретить

Перспективы регулирования криптовалютного рынка активно обсуждаются и в России. О существующих ограничениях и проблемах привлечения инвестиций с помощью нового механизма недавно говорили в рамках первого в стране CryptoBazar-а (стартап-акселератора, позволяющего привлекать частные инвестиции в криптобизнес).

Безусловно, до инициатив США и Сингапура в отношении процедуры ICO России пока еще далеко. Тем не менее, задачу регулирования процедуры ICO особо отметил в выступлении российский бизнес-омбудсмен Борис Титов, заявивший в том числе о ненадежности данного инструмента вложения денег.

«Сегодня страна стоит перед большим вопросом — разрешить ли вам выходить на ICO, обменивать наш рубль, фиатные валюты на криптовалюты или даже разрешать хождение криптовалют внутри страны», — заявил Титов, обращаясь к участникам CryptoBazar-а.

Тем не менее, считает он, даже в рамках законодательного регулирования к ICO не должно быть столь же жестких требований, как в случае с IPO.

«Мир столько лет создавал системы гарантий для инвесторов; конечно, мы должны определить, какие должны быть требования к ICO, но так, чтобы не убить интерес к этой операции, не сделать ее финансово не интересной», — уточнил Борис Титов.

«Если приравнять IPO к ICO, мы просто «зарежимим» технологии, а делать это, закрывать эту тему сегодня попросту преступно», — согласна руководитель межведомственной рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты при Госдуме Элина Сидоренко.

Что касается регуляторного режима, который, скорее всего, появится в России по отношению к криптовалютам, то, по словам Элины Сидоренко, вряд ли он будет схожим с японским (подробнее — см. интервью с Элиной Сидоренко в журнале «Инвест-Форсайт»).

«Мы склоняемся к тому, чтобы рассматривать криптовалюту как новую сущность, и мы нашли, куда включить ее в законодательство: в статье 128 Гражданского кодекса РФ есть понятие «иное имущество»», — уточнил Борис Титов.

Впрочем, сами игроки рынка, в том числе и инвесторы, настроены более чем решительно, и текущие ограничения их явно не смущают. Похоже, в то, что у государства в принципе получится эффективно регулировать крипторынок, а также в выпуск токенов верят далеко не все.

«Новое поколение уже попробовало «вкус крови» — вкус возможностей с выпуском токенов, — и их уже никак не отрегулировать. Революцию всегда делали молодые, тестостерон является двигателем этих революций, тестостерон разорвет любую регуляцию», — заявил венчурный инвестор Александр Шульгин.

По его мнению, новое поколение вряд ли устроит, если в мире, к примеру, появится 6-7 регионов с собственной криптовалютой, регуляторикой, и лишь там будет разрешено работать.

«Молодежь будет стараться сделать и придумывать свое виртуальное государство, со своими законами и токенами», — считает Шульгин.

Доктор экономических наук, профессор Артем Генкин уверен в обратном.

«А я, наоборот, уверен, что государства активно продолжат конкурировать между собой на ниве крипторегулирования, что скажется на миграции капиталов в глобальном аспекте. Антиотмывательные требования ФАТФ и FATCA медленно, но верно закрывают «оффшорную дверь» — а криптовалютная тем временем приоткрывается».

«Будет закон или не будет, мы все равно продолжим этим заниматься, будем выводить проекты на ICO, обменивать товары и услуги на токены и купоны, — заявил основатель VentureClub, инвестор Александр Бородич. — И рынок будет только расти».

Автор: Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья