ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Блокчейн, Мнение

Роль личности в «криптоистории»: чьи действия влияют на капитализацию цифровых денег и блокчейн-проектов

Дамир Латыповгенеральный директор Cointoco.in

Принцип децентрализации, на котором зиждется блокчейн-экономика, предполагает, что человеческий фактор подлежит устранению, во всяком случае из работы отдельно взятой системы. Сказанное верно для её внутренней механики. Однако любой «монетой» пользуются и торгуют живые люди (хотя не только они), а ICO-проекты рассчитывают на финансирование от целевой аудитории, так что криптоиндустрия связана с «большим миром» крепко-накрепко, и на неё влияют личности, в том числе не имеющие к ней прямого касательства.

В чём измерять «рыночную состоятельность» криптовалюты

На «старом» фондовом рынке при оценке благополучности фирмы принято ориентироваться на её котировки и рыночную стоимость. Воздействие на бизнес, по крайней мере торгующийся на бирже, оценивается по тому, насколько оно [воздействие] изменило эти показатели. Сравнивать же криптовалюты по капитализации не всегда уместно. Хотя метрика эта популярна в силу своей наглядности, поэтому на числа в колонке Market Cap на порталах наподобие CoinMarkerCap в отрасли смотрят, и смотрят пристально.

Вокруг принципов, по которым целесообразно рассчитывать капитализацию «крипты», много мифов. Скажем, распространённое заблуждение, будто рыночная стоимость цифровой валюты определяется тем, сколько обычных, фиатных денег требуют за ту или иную монету.

Проще всего считать, что условная капитализация биткоина или альткоина высчитывается при умножении его котировки на количество выпущенных монет. Вместе с тем эта элементарная формула не универсальна.

Бывает, у монеты нет полноценного рыночного оборота. Предположим, какая-то структура или группа единомышленников на старте аккумулировала значительную часть эмиссии валюты. Значит, её котировки не будут отражать реального спроса и предложения. Такой недостаток часто приписывают и биткоину: якобы 40% запасов валюты владеет тысяча человек. Однако есть эксперты, которые подвергают это предположение сомнению.

Объём эмиссии – тоже величина лукавая. Согласно исследованию Chainalysis, на осень 2017 года до 3,8 млн биткоинов, по-видимому, было утеряно окончательно. Стало быть, будучи выпущенными, они не вовлечены в свободный оборот, и учитывать их в оценке капитализации валюты было бы ошибочно.

Многое зависит и от типа монеты. Существуют валюты с однократной эмиссией, например NXT. Номинальное количество её «дензнаков» остаётся неизменным. Другое дело, если валюта продолжает генерироваться: тогда при рыночной оценке такого альткоина следует учитывать темпы эмиссии и её будущие объёмы.

Виртуальные деньги вообще ведут себя по-своему. Авторы обзора криптоиндустрии из Element Group заключают: изменениям на макроэкономическом уровне все биткоин подвержен слабо. Вероятно, по одной из двух причин: либо рыночная стоимость криптовалюты складывается на основе факторов, сильно отличающихся от тех, что воздействуют на финансовый мир в целом, либо институциональные инвесторы пока не перевели достаточно крупную долю своих средств в виртуальные активы.

Колебания курсов криптовалют могут объясняться и не чисто финансовыми законами. По одной из гипотез, совокупная ценность цифровой валюты меняется в первую очередь в соответствии с законом Меткалфа: согласно ему, стоимость [в общем случае – полезность] телеком-сети, например p2p-сети биткоина, прямо пропорциональна квадрату числа её пользователей.

В итоге для расчёта перспективности криптовалюты среди прочего используются следующие метрики:

  • общий торговый оборот валюты на тех биржах, где взимается комиссия;
  • суммарный объём транзакций с использованием валюты за заданный период;
  • совокупная эмиссия монеты и её курс в пересчёте на доллары США;
  • средняя комиссия за транзакции, выплачиваемая майнерам.

Кто еще в состоянии влиять на позиции криптовалют в финансовом мире

На курсы виртуальных валют влияют как события в мире, так и происходящее внутри индустрии. В 2016 году во время проведения референдума о выходе Великобритании из Евросоюза биткоин дорожал: как одну из предположительных причин его роста называли желание инвесторов перестраховаться с помощью «крипты» в свете возможного удешевления фунта стерлингов. В том же году, после того как криптобиржу Bitfinex взломали и похитили средства с её биткоин-кошельков, курс BTC упал на 22%.

Влияют на курсы криптовалют не только социальные и экономические процессы, но и действия отдельных лиц. По своей принадлежности такие люди делятся на два лагеря.

Выходцы из блокчейн-среды:

  • создатели валют и публичные энтузиасты-евангелисты;
  • криптомагнаты, или «киты», включая крупнейших майнеров;
  • криптоэксперты, рыночные аналитики локального и мирового масштаба.

Представители «старого мира»:

  • государственные деятели;
  • руководители крупных финансовых институтов;
  • «обычные» знаменитости.

Чтобы проиллюстрировать, какой характер имеет влияние отдельной личности на позиции криптовалют в мировых финансах, приведём по примеру из первого и второго блока.

14 июня 2018 года Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) заявила, что Ethereum, вторая по популярности и капитализации криптовалюта в мире, не будет признан ею в качестве ценной бумаги, а значит, не подлежит регулированию в рамках соответствующего финансового законодательства. Казалось бы, по логике вещей, это обстоятельство должно было уронить рыночную стоимость «эфира», и ситуативная просадка действительно произошла. Но два дня спустя создатель Ethereum Виталик Бутерин представил два значимых усовершенствования платформы – Casper и sharding, благодаря чему котировки снова пошли вверх. Впрочем, в третьей декаде месяца «эфир» пережил заметный спад, в том числе из-за взлома южнокорейской биржи Bithumb, в результате которого были украдены средства в ETH.

Консервативные «криптоскептики», занимающие видные места в мировой финансовой системе, также способны влиять на рыночную оценку цифровых активов. Генеральный директор банка JPMorgan Chase Джеймс Даймон 12 сентября 2017 года на инвестконференции в Нью-Йорке припечатал биткоин как «надувательство» и раскритиковал его в пух и прах. На следующий день котировки криптовалюты упали на 6%. Колебание курса было ощутимым, но вместе с тем совпало с влиянием более значительного нисходящего тренда: незадолго до того, в первых числах сентября, Народный банк Китая запретил ICO. При всём при том уже 12 октября биткоин значительно подорожал и поставил исторический рекорд – $5,1 тыс. за 1 BTC.

При желании легко посмотреть, как оценки известных на международном финансовом рынке персон соизмерялись с котировками биткоина в моменте. Тем не менее надо заметить, многие криптоэнтузиасты, и среди них инвестор Адам Гарамани, рекомендуют не переоценивать заголовки в медиа, кричащие о якобы трагических колебаниях курсов криптовалют, в том числе из-за поступков или деклараций каких-либо важных фигур.

В то же время криптовалюты – не единственная область экосистемы вокруг блокчейна, где финансовая состоятельность может изменяться стараниями отдельной личности.

ICO: расхваленный шкаф громче падает?

Если на капитализацию криптовалют влияют прежде всего те, кто имеет вес в блокчейн-среде или заправляет одним из традиционных финансовых институтов, то в реализации конкретных проектов, построенных на технологии распределённых реестров, чаще всего видно участие «обычных» знаменитостей из числа кинозвёзд, музыкантов, шоуменов и т.д.

В 2017-2018 годах к ICO в той или иной степени решила приобщиться целая плеяда селебритиз. Некоторые из них выступали в качестве авторов проекта или его вдохновителей. В таких случаях успех или неуспех начинания чаще всего связывается со стоящей за ним персоной и не дискредитирует технологическую концепцию, на которой оно базируется, хотя может усилить скепсис широкой публики в отношении первичного размещения монет как механизма финансирования. Вспомним широко распиаренный Buzar Ольги Бузовой, который собрал на пресейле лишь $193 тыс. – 0,1% от верхнего порогового значения ICO – и пока не располагает хоть чем-то похожим даже на прообраз продукта.

Те же знаменитости, которые рекламируют криптопроект или берут на себя роль его «посла», могут значительно повысить его сборы. Однако нередко они не вникают в сущность ICO, волей-неволей льют воду на мельницу мошенников или заставляют публику поверить в инициативу добросовестную, но с изначально малыми шансами на успех. Так и Пэрис Хилтон в 2017 году взялась продвигать у себя в соцсетях LydianCoin – ICO сервиса, который был призван сделать онлайн-маркетинг прозрачнее с помощью искусственного интеллекта. Однако вскоре обнаружилось, что гендиректор компании ранее был признан виновным в бытовом насилии и оказался втянут ещё в одно разбирательство. Едва разгорелся скандал, актриса удалила посты с дифирамбами LydianCoin. К лету 2018 года цена внутренней монеты проекта упала до нескольких центов.

В конце концов Комиссия по ценным бумагам и биржам США выпустила официальное заявление по поводу сложившейся практики. С одной стороны, она указала звёздам на возможность юридического преследования за рекламу с неполной информацией о токене или монете. С другой – предупредила потенциальных инвесторов о том, что известные публичные персоны не являются по умолчанию источниками гарантированно достоверных данных об ICO.

Известные люди, определённо, влияют на курсы криптовалют, однако, похоже, не так ощутимо, как может показаться. Во всяком случае, в долгосрочной перспективе их воздействие обычно меньше, чем то, которое возникает вследствие комплексных рыночных трендов. И судя по всему, от года к году сила такого влияния и его протяжённость во времени уменьшаются, что косвенно свидетельствует о взрослении рынка и его устойчивости к манипуляциям.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»