ENG
Финансы

России нужны специалисты по исламским финансам

Московская международная школа бизнеса МИРБИС и Совет муфтиев России перезапускают образовательную программу по исламской экономике. «Исламская» программа МИРБИСа существует уже с 2009 года, и с тех пор институт подготовил и выпустил 50 специалистов, в числе которых и первый заместитель председателя Совета Муфтиев России Рушан хазрат Аббясов.

Исламская экономика заслуживает к себе самого серьезного отношения: согласно подсчетам консалтинговой компании EY, мировой совокупный объем исламских финансовых активов – около $2,5 трлн. За последний год этот сегмент вырос более чем на 16%. Вместе с ним растет и спрос на специалистов исламской экономики.

— Если западные санкции в ближайшее время не отменят, то спрос на этих специалистов вырастет кратно, — убежден председатель Института МИРБИС Джомарт Алиев. Он также отметил, что от мирового финансового кризиса 2008 года пострадали все западные экономики, многие крупные банки были на грани банкротства, но исламские банки не пострадали.

Исламский (или партнерский) банкинг запрещает ссуды с процентами, спекуляцию, азартные игры (лотерея и т.п.), инвестиции в производство алкоголя и табака, переработку мяса животных, которые умерли своей смертью или были забиты не с именем Аллаха. Исламская экономика регулируется прежде всего при помощи шариатского контроля. Каждую сделку сопровождают специалисты, чтобы та соответствовала требованиям и этике Корана. Таких специалистов готовят в учебных заведениях, в том числе духовных. И будут готовить в МИРБИСе.

Рушан хазрат Аббясов— Священный Коран устанавливает взаимоотношения между людьми. И если кто-то дает взаймы, то Коран предписывает прописывать это в присутствии свидетеля, чтобы люди не портили отношения, — сказал Рушан хазрат Аббясов. — И эти отношения изучаются в наших учебных заведениях.

Ссуда дается в обмен на долю в предприятии; исламский банк одновременно становится владельцем торговых и прочих компаний. В России это запрещено — банки могут заниматься только банковской деятельностью и владеют небанковскими активами лишь через дочерние предприятия. Это одно из препятствий для появления закона об исламском банкинге.

Почему не принимается закон об исламском (партнерском) банкинге

В Госдуме разрабатывается закон о «Партнерском банкинге». Когда он будет принят, неизвестно.

Дело в том, что пока не сложилось единой позиции о том, как будет развиваться исламское финансирование — через банки, через МФО, через небанковские кредитные организации или через все возможные варианты, пояснила для «Инвест-Форсайта» исполнительный секретарь «Российской ассоциации экспертов по исламскому финансированию» Мадина Калимуллина.

Также остается без ответа вопрос к Минфину РФ — как будут платиться налоги, с банковской деятельности или торговой. Есть вопрос и по созданию капитала на случаи потери активов.

Госпожа Калимуллина является экспертом в области партнерского финансирования и входит в состав рабочей группы при ЦБ, которая готовит  соответствующий закон. Она вспомнила, что депутат Госдумы Дмитрий Савельев вносил восемь законопроектов об исламском банкинге (один, например, разрешал банкам напрямую продавать товар или вести торговую деятельность) — все они были отклонены.

«В России есть исламские финансовые компании, но иностранный инвестор не станет с ними работать до тех пор, пока нет соответствующего закона», — считает Калимуллина.

Рушан хазрат Аббясов говорит, что противники закона об исламском банкинге считают: он принимается для финансирования терроризма — что тормозит его разработку.

Исламский банкинг в России

В марте 2016 года в Казани на базах «Татфондбанка» и «Татагропромбанка» был открыт первый в России «Центр партнерского банкинга» (ЦПБ), основанный на принципах исламского финансирования. ЦПБ создан при содействии Банка России, Нацбанка по РТ, «Татфондбанка», Духовного управления мусульман Татарстана и Исламского банка развития (Саудовская Аравия). Проект рассчитан на привлечение инвестиций в регион и не подразумевает вовлечение частных лиц в систему исламского банкинга. Однако в марте этого года у «Татфондбанка» была отозвана лицензия, а его председатель правления, экс-министр финансов Татарстана Альберт Мусин, был арестован.

Президент Ассоциации предпринимателей-мусульман Российской Федерации Айдар Шагимарданов заверил, что самому проекту развития исламского банкинга в стране угрозы нет. В Казани ведется работа по созданию нового центра исламского банкинга. Соответствующие консультации в данный момент ведутся с Центробанком России, Сбербанком, «Ак Барс» банком, Российским исламским институтом, Духовным управлением мусульман и Комитетом по стандарту «Халяль».

На принципах исламского банкинга работает Финансовый дом «Амаль» из Казани. Инвестиционные продукты ФД «Амаль» основаны на исламском договоре «Мудараба». По договору клиент-инвестор передает свой капитал «Амаль», который направляет его на финансирование рассрочки и лизинга. Полученная в результате прибыль зависит от размера инвестиций и может достигать до 55% годовых, если вклад инвестора начинается от 100 тыс. руб. на срок от 15 месяцев, говорится на сайте ФД «Амаль». Проценты инвестор получает от прибыли, и они значительно выше процентов, например, по обычным банковским депозитам даже на крупные суммы. На сайте есть отзывы инвесторов ФД «Амаль», которые говорят, что все они хотят развивать халяльную экономику. В 2015 году у ООО «ФД «Амаль», по данным сервиса Контур.Фокус, была нулевая выручка, более свежих данных нет. Однако сегодня у  «ФД Амаль» есть филиал и в Москве.

Мусульмане считают, что нужно развивать не только исламский банкинг, но и другие сферы экономики на основе ислама. Так, существует проект исламского браузера и социальной сети «Сухба», которая создает новые возможности для коммуникации в интернете с контентом, отвечающим стандартам «Халяль». В мае провайдер этой сети — казанская компания ООО «Сухба» — обнулила уставный капитал и зарегистрировала одноименное АО в Москве.

В июле 2016 года в Махачкале открылся офис финансовой группы «Саада», который предложит финансовый лизинг, торговые операции, долевое финансирование на основе шариата, как только в России будет принят закон, разрешающий такие операции банкам. ТНВ (Товарищество на вере) «ЛяРиба-Финанс» приступило к работе, не дожидаясь закона.

В прошлом году о планах создать исламский банк объявил президент Чечни Рамзан Кадыров. В республике строятся крупные объекты с участием капитала из Объединенных Арабских Эмиратов, в их числе и самое высокое в Европе здание — Ахмат-Тауэр. Проект обсуждается с Mazkorp из ОАЭ, которая может вложиться в фармацевтический кластер «Магнус-Грозный». В мае здесь начал работу Фонд имени Шейха Зайеда из ОАЭ, который инвестирует  $300 млн в течение 10 лет в малый и средний бизнес Чечни, в том числе на основе исламского финансирования.

В России несколько раз предпринимались попытки выпустить «исламские» облигации — сукук. В 2005 году ВТБ планировала разместить «исламские» облигации на $200 млн. В 2011 году — правительство Татарстана на ту же сумму совместно c Kuwait Finance House Malaysia и трастовой компанией Amanah Raya Berhad из Малайзии. Казань на привлеченные от размещения исламских бондов деньги хотела построить Всемирный торговый центр. Но обе попытки оказались неудачными из-за отсутствия законодательства.

Автор: Наталья Кузнецова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Нравятся материалы «Инвест-Форсайта»? Подпишитесь на рассылку «Самое интересное сегодня»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья