ENG
В мире, Инвестиции

Россия упускает молдавский рынок

Недавно в Кишиневе и Бухаресте с помпой отметили 100-летие «унири» — объединения «буржуазно-помещичьей» (или «боярской», как ее принято называть в советской историографии) Румынии с бывшей Бессарабской губернией России и частью Буковины, отобранной у проигравшей войну Австро-Венгрии. К знаменательной дате можно подвести не менее знаменательный итог: несмотря то, что сторонники «унири» не преобладают в Молдове, Россия проиграла Румынии молдавский рынок. Еще совсем недавно именно Россия была крупнейшим инвестором в молдавскую экономику. Сейчас же она упала на шестое место, при этом ее основным конкурентом де-факто является Румыния.

Мирослав Ротарь/Sputnik / РИА Новости

По итогам 2017 года в Молдове, согласно данным Национального банка, в составе стран-источников иностранных инвестиций произошло серьезное структурное изменение. Россия, в 2016 году лидировавшая среди других иностранных инвесторов по объему вложений в экономику страны, оказалась всего лишь на шестом месте. Если в 2016 году российские инвестиции в Молдову составляли более $200 млн, в 2017 году это оказались около $70 млн. Ближайшим конкурентом России на сегодняшний момент является Румыния, которая, как ни странно, занимает в рейтинге инвесторов лишь пятое место. Первое место — у Нидерландов, на втором испанцы (а ведь по итогам 2016 года страна не входила даже в первую десятку), третьи — французы, четвертый — Кипр. В банковском секторе Румыния занимает третье место, уступая здесь только Кипру и Франции, в то время как Россия в этой отрасли не входит даже в первую десятку.

По словам премьер-министра Республики Молдова Павла Филипа, Румыния является главным инвестором в экономику Молдовы. Одна из наиболее статусных сделок такого рода — покупка пакета акций молдавского Victoriabank румынским Banca Transilvaniei. Вторая сделка — инвестиции румынской компании Transgaz в молдавскую компанию Vestmoldtransgaz. Всего в Молдове зарегистрированы 1678 предприятий с румынским капиталом. По количеству предприятий, в которые были инвестированы средства, Румыния находится на первом месте. По словам премьер-министра, строительство газопровода Унгены-Кишинев с привлечением румынского капитала планируется начать летом 2018 года. Помимо упомянутых предприятий, в 2017 году свое присутствие в Молдове расширил ряд румынских компаний: Banca Comercial Romana, Petrom, Rompetrol. В нынешнем году ожидается проникновение на молдавский рынок еще одного гостя из-за Прута — DAF Romania, которая планирует открыть автоцентр площадью 3 тыс. кв. м. Рядом с ним будет построен и логистический центр.

Эксперт Института развития и социальных инициатив Viitorul (в переводе — «будущее») Вячеслав Ионицэ считает, что в действительности статистика некорректно отражает объемы иностранных инвестиций, поскольку инвестиции из Нидерландов и Кипра, а также частично из Франции и Испании — это на самом деле инвестиции граждан Молдовы, открывших там фирмы:

«Нидерланды и Кипр относятся к категории «налогового рая». И вправду, есть резон предполагать, будто бы все так называемые иностранные инвесторы из этих стран — граждане Молдовы, которые по каким-то причинам перевели туда свои средства, и одним из объяснений может быть, что они рассчитывали на так называемую налоговую амнистию в тех странах, где они легализовали деньги. Вопрос в том, по какой причине они это делают».

Причиной Ионицэ считает в первую очередь политические риски — в стране, где правительство меняется по два и более раз в год, те, безусловно, высоки. Директор Института рыночной экономики Роман Киркэ убежден, что «чистые» иностранные инвестиции из упомянутых стран — «капля в море». Что касается Франции и Испании, которые «налоговым раем» не являются, так ни для кого не секрет, что в романоязычных государствах в настоящий момент обретается немало молдавских и румынских бизнесменов — в силу близости языков для молдаванина, само собой, намного проще выучить испанский, чем, скажем, английский или немецкий. Поэтому из стран, откуда в Молдову действительно поступают иностранные инвестиции, остаются Россия и Румыния, безусловно, являющиеся конкурентами.

С 1991 года, когда со стороны Румынии начались попытки восстановить унирю, унионизм как в самой Румынии, так и в Молдове претерпел значительные изменения в более умеренную сторону, даже несмотря на то, что недавно в стране была внесена поправка в конституцию, упразднившая государственный молдавский язык в пользу румынского (что, в целом, целесообразно, поскольку нормативный молдавский давно уже де-факто не отличается от румынского и очень далек от того молдавского, на котором разговаривает простонародье). По крайней мере, уже не наблюдается маргинальщины вроде венчания ныне покойной поэтессы Лари с памятником воеводе Штефану чел Маре (потом венчавшего священника отлучили от церкви) или шествий с портретами Кодряну и Антонеску. Вместо отсылок к эпохе румынского нацизма в риторике румынских унионистов появились совсем другие мотивы: экономические. Несмотря на то, что в ЕС Румыния уступает по бедности только Болгарии, по сравнению с Молдовой (самой бедной страной Европы) она вполне богата — по крайней мере, природными ресурсами и перспективами развития производства (автомобили «Dacia» можно увидеть и в Москве).

В том, что Молдова является страной с огромными политическими рисками, местные экономисты абсолютно правы: на протяжении нескольких лет в стране вообще не было президента. Если Румыния вынуждена в силу внешнеполитической доктрины инвестировать в молдавскую экономику, то Россия руководствуется прагматическими соображениями. Поэтому российские бизнесмены склонны считать, что причиной снижения объемов инвестиций являются политические риски — достаточно вспомнить объявление российского вице-премьера Дмитрия Рогозина персоной нон-грата.

Ранее российские бизнесмены инвестировали средства в молдавский агропром; и эмбарго на молдавские вина, объявленное в России, безусловно, сильно ударило по отрасли. Директор Кишиневского института эффективной политики Виталий Андриевский (украинец по национальности, которого трудно упрекнуть в румынском шовинизме) называет это первой причиной снижения российских инвестиций. Вторая, по его мнению, — западные санкции, в результате которых россияне боятся выводить деньги за границу, а также опасаются, что их могут в любой момент выслать из Молдовы. Сейчас, однако, в Молдове принят закон о том, что инвесторы могут получить молдавское гражданство — и тогда никуда их не вышлют.

Впрочем, объективно говоря, в Молдове вообще наблюдается спад инвестиций, хотя упомянутые эксперты Ионицэ и Киркэ считают, что в этом также виноваты политические риски.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья