ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Интервью, Финансы

Рустем Юлдашев: «Страховую культуру можно привить через обязательное страхование»

Каковы главные направления развития страхования в России? Что может государство сделать для этого? Нужно ли расширять перечень обязательных видов страхования? Обо всем этом «Инвест-Форсайт» беседует с заведующим кафедрой управления рисками и страхования МГИМО, д.э.н., профессором, академиком РАЕН Рустемом Юлдашевым.

– Рустем Турсунович, насколько я знаю, вы придерживаетесь позиции, что страхование в России развито преступно слабо и государство не уделяет его развитию должного внимания. Это так?

– Я считаю, благодаря страхованию можно решить очень много проблем, и, в том числе, проблемы коррупции. Ведь коррупция, как известно, крутится вокруг расходной части государственного бюджета, а благодаря страхованию можно многие расходы государственного бюджета перенести на плечи страховщиков, в страховой бизнес. И таким образом получится, что страхование будет экономить бюджет, снижать возможности коррупционеров. Самый простой пример: лет восемь назад была катастрофа в клубе «Хромая лошадь» в Перми. Тогда, когда произошла эта беда, много говорили, что надо включать страховые механизмы. Невозможно объяснить, почему нельзя ввести обязательное страхование ответственности устроителей массовых мероприятий. Это касается стадионов, концертных залов, ресторанов, кафе – всех мест, где собираются люди. Для бизнеса вообще никаких сколь-нибудь серьёзных расходов нет, потому что они спокойно перекладываются на билеты, чашки, стаканы, по рублю, по два прибавят и, пожалуйста, оплата страхования. Застрахованные по такой ответственности существенно лучше будут относиться к своим обязанностям, а страховая компания, прежде чем взять ответственность на себя, досконально проверит объект страхования и будет постоянно его мониторить. Почему не делается? Объяснить не могу.

Теперь возьмите проблемы другого масштаба – страхование ответственности руководителей и топ-менеджеров предприятий за возможные ошибки при принятии решений, а от этих ошибок страдают и общество, и государство, и люди. Предприятие разорилось, люди стали безработными, вышли на улицу, расходная часть бюджета стала увеличиваться: растут пособия по безработице, а также на содержание правоохранительных органов. Решить же проблему могло бы страхование ответственности руководителей и топ-менеджеров определенной категории. Почему это не делается?

Наш нынешний президент первый и последний раз только в 2002 году в Послании говорил о значении развития страхования ответственности. Очень даже правильно говорил! Но, к великому сожалению, больше вы нигде не найдете, чтобы он что-то говорил о страховании, в его поддержку. Если взять такой макропоказатель, как отношение собранных страховых взносов к ВВП, во всех развитых странах он составляет 8-16%, а мы крутимся в диапазоне от половины процента до, в лучшем случае, 2% – всё зависит от того, как посчитают. Просто стыдно, что у нас так слабо развито страхование.

– У идеи развития обязательного страхования есть противники?

– Некоторые парламентские партии утверждают, что страхование – это дополнительный налог. На самом деле, это и есть воспитание общества. Мы хотим создать гражданское общество, а каким может быть гражданское общество, если мы с вами не станем ответственными друг перед другом, равно как и перед другими членами общества? Страхование – как раз тот инструмент, который развивает взаимную ответственность. Возникает вопрос: каков образовательный и интеллектуальный уровень наших народных депутатов, если они вообще не понимают роль страхования, препятствуя тем самым его развитию, равно как и развитию самой страны?

Есть два момента, на которые очень часто упирают. Первый: наш народ такое не поймет. Получается, те, кто так говорят – они вроде как понимают. А мы с вами относительно них ничего не понимаем. Это просто безобразное утверждение, это неуважение к людям, к своей стране. И второй момент: якобы денег у людей не хватает. Конечно, у нас позорно низкие пенсии, во многих местах явно малая зарплата. Мне кажется, должно быть стыдно, что у заслуживших пенсию граждан такой низкий ее уровень. Утверждение, что рост количества денег в обращении – чуть ли не главный фактор инфляции,  абсолютно неграмотно, полная ложь. Количество денег в обращении – это, скажем так, вовсе не первый фактор инфляции, а, может быть, 21-й. Спокойно можно увеличить пенсии в два раза, ни на рубль цена нигде не поднимется. Если спросить: «У твоей бабушки пенсия 15 тысяч, будет 30 тысяч. И что, она на 15 тысяч быстро побежит в магазин, чтобы товары с полок сметать?» Это же смешно! Не буду говорить о каких-то злых умыслах, я считаю, что это лень ума и дефицит совести. Лень подумать, лень сделать, лень добиваться, доказывать, пофигизм. А зачем?

Между тем, можно, например, ввести обязательное страхование жилья. И даже на эту сумму, в которую оценено такое страхование, можно было бы увеличить и зарплату, и пенсии. Но получится огромная экономия расходной части бюджета. Люди станут аккуратней, ответственней ко всему этому относиться и в случае каких-то аварий и катастроф не останутся без жилья. А решать подобные проблемы будет страховой бизнес!

Мне кажется, есть много простых решений, и не надо здесь мудрствовать. Тем более во всем мире есть соответствующая практика, почему бы ее не заимствовать? В США, как пишут в учебниках, чуть ли не более трех тысяч видов и подвидов страхования, а у нас весь сбор взносов обеспечивают 10-20 видов. США и многие другие развитые страны стали ярким примером того, как нужно относиться к такой исключительно важной сфере деятельности, как страхование.

– Этим теоретически должны заниматься страховые ассоциации (союзы): в частности, Всероссийский союз страховщиков (ВСС).

– Да, они этим должны заниматься, но почему они это не делают? Ведь это и есть расширение страхового поля. Америка собирает страховых взносов в 60 раз больше, чем мы. Если бы в шесть раз, это было бы более или менее терпимо, но в 60 раз! Это вообще никуда не годится. Мы что – вообще ни у кого не учимся? В Америке даже есть организация страхования депрессивных районов, когда оборот маленький, денег мало, люди живут бедно. Всё равно разрабатывают специальные тарифы, чтобы люди были приобщены к страховым услугам. Много чего можно сделать, было бы желание, понимание и продуманная политика развития страны.

Страхование – это инструмент для государства, для общества, для коллектива, для семьи; его возможности решения самых разных проблем огромны: прежде всего, это воспитание предусмотрительности, расчет компенсации потерь, использование инвестиций и накоплений. Возьмём, скажем, структуру страховых взносов: в развитых странах от 40% до 60% (например, в Японии) – накопительное страхование жизни. Пенсии у них достаточно скромные и вряд ли позволяют ездить в туристические поездки по всему миру, а вот накопительное страхование жизни – позволяет. Сами посудите: человек в 30 лет решил приобрести 30-летнюю программу по 1000 долларов каждый год. Через 30 лет у него накапливается 30 тысяч долларов, плюс инвестиционный доход (20-30%), а ему уже или ещё только 60 лет. На 30 тысяч долларов (с плюсом!) он может спокойно несколько раз куда-нибудь поехать, не так ли? И что очень важно: не обременяет детей своими «старческими» расходами из-за недостатка денег.

– Да, но страхование жизни всё-таки добровольное, государство не может заставить людей им пользоваться.

– Нужно обязательно стимулировать развитие такого вида страхования, это и экономический ресурс развития страны, и морально-этический. Смотрите: часть доходов, которая идет на оплату накопительного страхования, можно не облагать налогом, ведь человек инвестирует в будущее своей страны. Поясняю. Государство должно стимулировать накопительное страхование потому, что люди тем самым как бы «сжимают» свои расходы и создают страховые резервы, которые инвестируются в экономику по установленным государством правилам. И ту 1000 долларов в год, которую я мог бы понести в магазин, я понесу в страховую компанию, в которой работают люди, платят налоги. А страховые резервы государство использует для развития экономики и всей страны. Понятно, что «просто на бумаге, вот если бы не овраги». Однако мы часто апеллируем к мировому опыту, но почему-то всё равно идём «другим путём».

– Мне кажется, главная проблема накопительного страхования – недоверие населения к долгосрочным вложениям. Кто знает, что будет со страховой компанией через 10 лет?

– Это понятно, для этого, опять же, существует государство, которое призвано и должно предусматривать: каким компаниям, что доверять, где надо им оказывать поддержку. Когда у американской компании AIG возникли проблемы несколько лет назад, их государственный бюджет обеспечил поддержку такой огромной компании. У нас тоже можно выбрать два-три десятка подобных компаний. Через «присмотр» и поддержку в ряде случаев таких компаний можно и нужно регулировать весь страховой рынок страны. Хорошо понимая, что это такое и в какое время и где регулирование происходит.

– Наблюдая, как развивается (и развивается ли?) отечественный страховой рынок, возникает вопрос: а не следует ли нам вводить больше обязательных видов страхования, основанных, как известно, на принимаемых законах? Какие же обсуждения сейчас ведутся в страховом сообществе?

– Продолжается давний спор по поводу того, какая должна быть на рынке доля обязательных видов страхования. Я лично считаю, что спор этот ненужный, потому что наша страна через процесс разгосударствления еще только проходит – и то с переменным «успехом». Вижу в этом одну из самых главных проблем развития и будущего нашей страны. По сути, из-за этого скованно проходит наша антимонопольная политика: «старые» монополии сохранили экономическую власть, но появились и новые (например, торговые сети). Кстати, вот где нужно искать антиинфляционные факторы, а не в сохранении позорно низких пенсий. Считаю, что недостатки в антимонопольной политике вольно-невольно отражаются в явно несправедливой и, скажу так, «странной» налоговой политике и не дают развиваться отечественной рыночной экономике.

Прививать страховую культуру можно через обязательные виды страхования. Одновременно понимая, что закон можно принять, а потом и отменить, если он исполнил свою роль или его применение оказалось неэффективным. Как, например, закон об ОСАГО, принятие которого внесло существенный вклад в наведении порядка на дорогах. Однако до сих пор идут споры: нужен ли он, как его «подправить»? Обязательных видов страхования может быть и пару десятков – вполне будет достаточно. Считаю, это должно произойти благодаря появлению и развитию ряда законов о страховании ответственности (профессиональной и гражданской). А есть еще вменённое страхование, о котором мы только-только начали говорить. Вменённое страхование – это когда одна сторона обязана стать страхователем, а страховую компанию нужно ещё найти. Вот тут и появляется большая работа для страховых брокеров! Пока же страховые брокеры довольствуются малым, их голос и вовсе не слышен. Очень скромные товарищи.

– Наверное, самое слабое звено нашего страхового рынка – это перестрахование, у наших перестраховщиков недостаточно емкостей.

– Мировой перестраховочный рынок огромный, без вопросов. Но у нас наконец появилась своя Национальная перестраховочная компания. Я, однако, удивился, что ей отвели 10-процентную обязательную квоту перестрахования, а ведь спокойно можно было сделать и 50%, если учитывать, что Центробанк является её единственным акционером. Это «лапша на уши», что денег на перестрахование не хватит. Центробанк – акционер НПК, у него всегда есть деньги. А 10% для перестрахования на отечественном рынке – смешная цифра. Как тогда быть, если в геополитике ситуация останется такой же, как сейчас, или даже станет хуже? Рыскать по миру, унижаться или нарушать разного рода предписания, платя огромные штрафы, или… всё равно придут, куда же они денутся?

– На банковском рынке, вы, наверное, знаете, очень много лет идут споры, сколько нужно банков и есть ли место для мелких банков. Тот же самый вопрос для страхового рынка, есть ли у нас место для мелких компаний, могут ли они обеспечить хороший сервис, большое число продуктов? И можем ли мы верить, что через 10 лет у нас будут сотни компаний?

– Я сторонник того, что наш рынок должен быть трехуровневым: федеральный, региональный (или субъектов Федерации) и местный. И вот эту всю «этажерку» надо соединить через перестрахование, через правила, которые компании должны соблюдать. Россия – огромная страна, в ней должно быть многообразие форм и норм, характерных для каждой территории. Всех «корёжить» под Москву всё равно не получится, а вот оснований для коррупции сколько угодно. Этой темой интересуюсь давно, потому понимаю: пресловутый подход, что малые компании несостоятельны для страхового бизнеса, – это уловка для ленивых и циничных чиновников, не желающих и мешающих развивать отечественный страховой бизнес. И банков, и страховых компаний должно быть столько, сколько существует потребностей для их услуг. Они должны работать не в угоду малопонятных и малообоснованных указаний, а продуманными решениями. Везде живут люди, им нужна работа, семья, просто нормальная жизнь, а это – самое главное!

– Вы имеете в виду разделение на уровне лицензий?

– Лицензии будут тоже разделены. У местной компании должен быть минимальный уставной капитал, предположим, 20 миллионов рублей, и местная лицензия. И соответствующий перечень видов страхования, которые она могла бы проводить. Компании двух нижних уровней не могут вести международную деятельность, но они могут ее осуществлять через федеральные компании. И так далее. Это всё элементарно расписывается, было бы желание и понимание, а потом контролируется. А когда мы хотим всё контролировать с федерального уровня – так ведь Центробанк тоже не резиновый, он столько контролёров не наберет, чтобы всю страну «мониторить», поэтому пошли по пути весьма лёгкому – по пути сокращения количества игроков. Я повторяю: это ложная посылка, что надо мелкие компании убрать, потому что они финансово неустойчивы. Если они маленькие – зафиксируйте их минимальный уставной капитал и проверяйте, чтобы они нигде дальше разрешений не работали. Пусть появляются местные надзорные органы. Зато маленькие страховые компании «по сусекам» найдут все подлежащие страхованию объекты; именно отсюда можно ожидать то, что мы называем «страховая культура». Например, в Германии есть вменённое страхование ответственности владельцев собак и лошадей. Самое главное в любом деле – организационный ресурс. Просто надо по-другому посмотреть на многие вещи. Сегодня жизнь пестрит новациями, новыми подходами ко всему. Подчас они такие, что и впрямь «диву даёшься». И я не понимаю, почему РСПП, ВСС и другие бизнес-организации – почему у них нет интереса ко всему этому?

Беседовал Константин Фрумкин

Сохранить

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»