• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Инвестиции

Рынок слияний и поглощений восстанавливается

Рынок слияний и поглощений – важнейший симптом состояния экономики и, что особенно важно, индикатор состояния международных деловых связей страны – поскольку крупнейшие M&A-сделки, как правило, имеют международный характер. В России после 2014 года в этой сфере наблюдалась стагнация.

Художник: Юрий Аратовский

Посткризисный спад

Хотя в разных источниках можно найти разные оценки объема российского рынка M&A, все они свидетельствуют примерно об одной и той же динамике. После 2013 года начался внешнеполитический кризис, объем сделок упал. По словам аналитика ГК «Финам» Алексея Коренева, рынок слияний и поглощений, достигнув максимума в денежном выражении в 2012-13 годах и пика в количественном выражении в 2014-м, испытал существенное снижение в 2015-м.

По данным Thomson Reuters / Freeman Consulting, объем рынка слияний и поглощений в России упал с 59 млрд долларов в 2013-м до 17 млрд на следующий год, а в прошлом году восстановился до 39 млрд. Группа «Финам» приводит другие цифры: в 2013 году – 115 млрд долларов, на следующий год – падение до 79 млрд, и в прошлом году – 76 млрд.  По данным статистики бюллетеня «Рынок слияний и поглощений» Информационного агентства AK&M, суммарная стоимость сделок в 2016 году оказалась худшей за последние семь лет – всего $41,76 млрд, на 11% меньше чем годом ранее.

В «Финам» отмечают, что после кризиса 2014 года наблюдается стабильное снижение как общих объемов сделок, так и средней суммы сделки и нижнего порога вхождения в рейтинг ТОП-30 сделок M&А.

Большое различие в данных разных аналитических центров связано с методами подсчета. В частности, комментируя падание объема сделок в кризисный период, доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Эмиль Мартиросян заметил:

«Я думаю, как такового сокращения рынка слияний и поглощений не происходило, все дело в том, что рынок M&A считается преимущественно по количеству сделок купли-продажи долей в уставных капиталах компаний, вот как раз таких сделок стало меньше, и они трансформировались в сделки купли продажи физических активов. Если мы к сделкам с долями компаний добавим сделки с активами – увидим трендовый и стабильный рост. Инвестор стал более фокусным к объектам своего приобретения».

По мнению Мартиросяна, если еще 10 лет назад компании покупали бизнесы в том числе с не релевантными активами, сейчас инвесторы стремятся сепарировать из сложной структуры юридического лица физический актив и поглотить его. Соответственно, принимая во внимание все это, уменьшения активности на рынке слияний и поглощений может и не быть.

«Есть, по моему мнению, еще одна закономерность: чем выше темпы роста экономики, тем меньше активность на рынке слияний и поглощений, чем ниже темпы роста экономики – тем выше активность на рынке не органичного роста компаний», – полагает эксперт.

По данным ГК «Финам», в 2014-м и 2015-м мегасделок (стоимостью более $10 млрд) не было вообще. Однако в прошлом году гигантские сделки вернулись – причем, происходили они за рубежом. В частности, как отмечает аналитик Алексей Коренев, в 2016 году произошла крупнейшая сделка в отрасли связи и одна из трех крупнейших сделок на рынке в целом за последние пять лет – слияние итальянских телеком-операторов Wind (принадлежит VimpelCom Ltd) и 3 Italia (владелец – гонконгский многопрофильный холдинг CK Hutchison). Стоимость сделки оценивается по доле 3 Italia в размере 8,1 млрд евро ($8,6 млрд). За счёт одной этой транзакции сформировано 33% суммарной стоимости всего рейтинга топ-30 сделок прошедшего года.

Однако, несмотря на то, что рекордные сделки совершаются заграницей, в целом российские инвесторы более активны внутри страны: санкции не дают им развернуться за российскими пределами.

«Еще одна характерная особенность последнего времени – рынок M&A постепенно переориентируется на локальные транзакции, то есть когда и активы, и покупатель находятся в России» – говорит Алексей Коренев.

По данным «Финам», если в 2015 году российские инвесторы совершили за рубежом 5 сделок (из числа вошедших в рейтинг) на $5,44 млрд, то в 2016 году – всего 4 сделки на $1,28 млрд.

Оживление 2017 года

В 2017 году все эксперты отмечают достаточно позитивный рост, так что деловая активность на российском рынке увеличилась – равно как и увеличилась инвестиционная активность российских компаний за рубежом, а также началось возвращение иностранных инвесторов в Россию.

По данным агентства AK&M, в первом полугодии 2017 наблюдается рост объема в долларовом выражении на 44% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года.

«Можно говорить о смене курса в сторону наращивания рынка M&A в России», – прокомментировал эти цифры руководитель отдела экономического анализа IPT Group Сергей Лик.

Как сообщил руководитель отдела по работе с информацией Thomson Reuters Алексей Авдеев, в 2017 году опять большую роль играет иностранный капитал – его участие в первом полугодии 2017 года выросло на 20% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. При этом объем локальных сделок существенно сократился – снижение объема составило более 50%. В частности, австрийская нефтегазовая компания OMV согласилась купить пакеты Uniper в «Севернефтегазпроме» и Южно-Русском газовом месторождении за 1,85 млрд долларов США в марте. Такая динамика может быть объяснена совокупностью факторов. С одной стороны, ожидание смягчения санкций вкупе с демонстрируемой динамикой макроэкономических показателей (рост ВВП, снижение инфляции) привлекательно для иностранного капитала. С другой стороны, сокращение сделок без участия иностранного капитала компенсировалось ростом публичных размещений.

Кроме того, по словам Сергея Лика, одной из заметных особенностей рынка слияния и поглощений в России сегодня по сравнению с докризисным 2013 годом является смещение в сторону менее крупных сделок. Так, средний размер сделок, состоявшихся в течение первого полугодия 2013 года, достигал порядка $260 млн, а за первое полугодие 2017 года – чуть более $85 млн. При этом около 50% изменений связано со значительной девальвацией рубля за указанный период, а еще 50% – корректировка в связи с фактическим снижением размеров сделок, в том числе по причине смены отраслевых предпочтений инвесторов.

Впереди – сфера услуг

Снижение среднего объема сделок связано с тем, что изменился в первую очередь состав отраслей, в которых наблюдаются покупки бизнеса. Как сообщает агентство AK&M, первое место на российском рынке M&A в первом полугодии 2017 года впервые за 7 лет заняла сфера услуг, где отмечено 26 сделок на $5,85 млрд (27,8% объема рынка). Львиная доля сделок в сфере услуг в текущем году приходится на общественное питание – прежде всего фастфуд и сервисы по доставке готовой еды или наборов продуктов на дом. Другой очень привлекательный сегмент для инвестиций в отрасли – частная медицина. При этом крупнейшей сделкой в сфере услуг стала покупка российскими инвесторами зарубежного актива. Фонд Pamplona Capital Management, управляющий в том числе деньгами акционеров Альфа-банка, купил американскую фармацевтическую компанию Parexel за $5 млрд. Кроме того, Консорциум во главе с российской «Роснефтью» согласился получить 98-процентную долю в Essar Oil за $12,9 млрд. Это была самая большая заявленная сделка M&A с участием России в 2016 году.

Входящая ранее в лидеры отрасль «строительство и девелопмент» спустилась на 4 место (7% от объема сделок): активы в сфере строительства и недвижимости теряют актуальность в связи с высокой закредитованностью, ростом рисков дефолта и снижением рентабельности данного бизнеса.

«Активность на рынке услуг технологического и Fmcg-сектора обусловлена сокращением их способностей органического роста за счет увеличения объемов продаж на свободном рынке, – считает доцент РАНХигС Эмиль Мартиросян. – Данный аспект и цели от акционеров толкают компании на сделки по укрупнению, консолидации или поглощение. Темы роста нужно поддерживать всегда, и, если они целевые, выше роста рынка бизнесу ничего не остается, кроме как вступать на путь «синтетического» роста за счет сделок M&A».

«Мы выделяем два фактора, которые влияют на структуру М&А в мире, и России в частности: мировые цены на сырье и обеспечение финансовых рынков дешевой ликвидностью, – считает Сергей Лик из  IPT Group. – Потенциальное продолжение девальвации рубля в 2017-2018 годах сделает интересными вложения в российские проекты, связанные с ритейлом, медициной, фармацевтикой, транспортом».

Эксперт считает лидерство отрасли услуг чрезвычайно важным фактором, на который должны обратить внимание все инвесторы.

«При учете принятия инвесторами высоких рисков именно сфера услуг может стать новым драйвером роста всего рынка», – утверждает Сергей Лик.

При этом 86% инвестиций сферы услуг – объекты частной медицины. Эксперт уверен: инвестиции в развитие медицинских активов в 2017-2018 годах будут привлекать как крупных институциональных инвесторов, так и относительно небольших инвесторов. Это связано с изменениями в части нормативно-правовой базы, формированием устойчивого спроса со стороны населения на платные медицинские услуги и расширением спектра оказываемых частной медициной услуг с использованием высокотехнологичного оборудования и прогрессивных методов лечения. На сегодня уже есть удачные реализованные медицинские проекты, демонстрирующие инвесторам высокую рентабельность. В IPT Group до конца года ожидают анонсирования еще как минимум трех знаковых сделок в секторе частной медицины, что прочно закрепит лидерские позиции данного сегмента рынка услуг.

Еще одна особенность последнего времени – значительное увеличение сделок за счет погашения задолженности. Например, именно по этой схеме банк «Российский капитал» стал в текущем году санатором застройщика «СУ-155», Сбербанк приобрел бизнес-центр President Plaza в Москве, а группа ВТБ стала владельцем башни «Евразия» в деловом центре «Москва-сити».

Вообще, многие эксперты ожидают роста объемов слияний и поглощений по итогам 2017 года, хотя Алексей Авдеев из Thomson Reuters предлагает быть осторожным:

«Что касается ожиданий до конца года, перспективы неоднозначны. К сожалению, кодификация санкций в США с большой вероятностью окажет негативное влияние на участие иностранного капитала в сделках M&A с российскими компаниями. Вместе с тем есть надежда на крупные сделки во втором полугодии 2017 года в сегментах M&A и публичных размещений».

Автор: Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»