ENG
Инвестклимат, Интервью

Сергей Дробышевский: Нацпроекты еще не стартовали

Одним из самых острых вопросов, обсуждавшихся в ходе макроэкономических дискуссий в России, является жесткость бюджетной политики, стремление правительства аккумулировать значительную часть госдоходов в резервных фондах. Об этом и о влиянии национальных проектов на частный бизнес «Инвест-Форсайт» беседует с директором по научной работе Института экономической политики им. Егора Гайдара, доктором экономических наук Сергеем Дробышевским.

Сергей Дробышевский: Нацпроекты еще не стартовали— Сергей Михайлович, можно ли сказать, что сейчас в кругах экономистов сложился консенсус, что России уже не нужна столь жесткая фискальная и денежная кредитная политика?

— Я думаю, по крайней мере, среди определенной группы экономистов, которых принято называть либеральной группой экономистов, и, соответственно, экономистов, которые обычно участвуют в работе с правительством, такой консенсус в значительной степени достигнут. Что касается других групп, честно говоря, мне трудно сказать — не потому что у них другое мнение, а просто потому что после достаточно широких экономических дискуссий в ситуации 2017-го — начале 2018 года перед президентскими выборами сейчас дискуссия фактически отсутствует.

Если взять ту же «Партию Роста», «Столыпинский клуб»: их оценки мне в последнее время не встречались. В то же время если исходить из позиций, которые высказывались альтернативными группами перед 2018 годом, все-таки я бы не сказал, что у нас есть сближение с ними. Ряд их положений, в частности идею о нулевых процентных ставках, о широком кредитовании, мы по-прежнему считаем экономически скорее вредными, чем позитивными. Я бы сказал, что есть некая эволюция взглядов на фискальную политику среди либеральной группы экономистов. Но говорить при этом о консенсусе, мне кажется, не совсем корректно.

— На ваш взгляд, нацпроекты и новые демографические инициативы президента — это смягчение фискальной политики?

— Может быть, да, может быть, нет. Все зависит, опять же, от того, будут ли эти расходы, которые запланированы, финансироваться за счет снижения профицита бюджета, либо это может быть перераспределение бюджетных средств. Мы этого просто пока не знаем.

— Выступая на Гайдаровском форуме, вы сказали, что нацпроекты — это буксир или ледокол, за которым идет частный бизнес.

— Мог бы идти. В любом случае реализация нацпроектов, строительство дорог, строительство учреждений в сфере здравоохранения, образования, те же самые социальные проекты, поддержка строительства создает некий совокупный спрос, благодаря которому частный бизнес имеет возможность продавать свои товары либо на условиях госзаказа, либо просто в рамках расширяющейся покупательской способности населения и компаний. Соответственно, если бизнес видит дополнительный спрос, инициированный нацпроектами, и у него не хватает производственных мощностей, значит, он делает новые инвестиции и т.д. В этом смысле нацпроекты и вообще госрасходы могут дать эффект мультипликатора…

— А мы уже увидели этот эффект в прошлом году?

— Нет. Поэтому я говорил в своем выступлении на Гайдаровском форуме, что, к сожалению, до настоящего времени, хотя прошло 1,5 года после объявления о старте нацпроектов, они фактически не стартовали. И, соответственно, главное — не то, что они не вносят прямого вклада в экономику, а то, что, не стартуя, они таким образом не дают никаких сигналов для частного бизнеса, что ему есть к чему присоединяться и куда идти.

Беседовал Константин Фрумкин

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья