ENG
В мире, Инвестиции

Систейдинг: в Полинезии построят «Плавучий офшор»

Мы уже писали о планах строительства в Тихом океане искусственного острова из океанического мусора. Однако этот стартап пока существует только на стадии испытаний, так как собрать нужный объем мусора непросто. Что касается планов постройки искусственных островов во Французской Полинезии — они с большой вероятностью будут осуществлены в ближайшей исторической перспективе, особенно если учесть, что государство этот стартап поддерживает. Вопрос в том, что у жителей Французской Полинезии существует реальный риск стать жертвами стихийных бедствий в случае повышения уровня Мирового океана. Вместе с тем у инвесторов проекта планы несколько иные, и альтруизм — лишь средство получения государственной поддержки от Франции. 

© РИА Новости / Наталья Селиверстова

Французская Полинезия расположена на атоллах — островах кораллового происхождения, представляющих собой узкую полоску суши, окружностью опоясывающую внутренний участок моря — лагуну, соединенную с океаном узким проливом. Высота этих островов над уровнем моря — в лучшем случае 3-5 метров. Даже при текущем уровне Мирового океана местные жители постоянно рискуют, что их дома и другие инженерные сооружения снесет при сильном шторме, в результате которого волны будут просто перекатываться через атолл (а из-за узости полосы суши спрятаться — негде: можно только эвакуироваться куда-либо).

Вообще, строительством искусственных островов в наше время никого не удивишь. Особенность планируемого к строительству острова — в его политическом и инвестиционном статусе, а также в том, что остров будет плавучим. Разработку проекта ведет созданный специально под него в США Институт систейдинга. Систейдингом называется идеология создания искусственных плавучих объектов, находящихся вне юрисдикции какой-либо страны и, по сути дела, являющихся самостоятельными государствами. Данная идея получила распространение в середине девяностых, но на практике пока не воплощалась. Планируемый во Французской Полинезии искусственный остров как раз будет самостоятельным квазигосударственным образованием. Тем более странно то, что власти Франции согласились поддерживать проект, который предусматривает создание независимого территориального образования. Хотя у местных властей Французской Полинезии выхода нет: им срочно нужно решать вопрос, куда эвакуировать население в случае стихийных бедствий, между тем, вокруг региона — либо открытый океан, либо такие же атоллы, на которых волны будут смывать все, что там есть.

Еще более интересно то, что Франция собирается приютить на искусственном острове потенциальное пристанище для крупных IT-компаний. От существующих офшоров искусственный остров будет отличаться гораздо более либеральным законодательством. Судя по всему, изначально именно эта идея подтолкнула инвесторов на то, чтобы учредить Институт систейдинга, ведь основали его миллиардеры Кремниевой долины — в частности, Питер Тиль, Пэтри Фридман и Уэйн Грэмлич, — недаром проект получил в прессе название «Остров миллиардеров». Также среди инвесторов — некая криптовалютная биржа, название которой пока не известно. Расположенные на искусственном острове компании будут освобождены от налогов полностью, законодательные ограничения также будут сведены до минимума. Конечно, вряд ли власти искусственного острова (и власти Франции, и местные власти, конечно, найдут рычаги давления на независимое «государство» на их территории) допустят, например, бизнес в области детского порно или денежные переводы в криптовалютах для спонсирования ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в Российской Федерации). Тем не менее, плавучий офшор будет предлагать невиданные степени свободы.

Строительство первых трех платформ обойдется в $225 млн, ежегодно на их обслуживание придется выделять еще по $8 млн. Естественно, проект не для бедных жильцов: учитывая, что на каждой платформе предполагается разместить по 10 человек, на человека будет приходиться более $20 тыс. ежемесячной «квартплаты». Вряд ли обслуживание островов будет полностью оплачивать французское правительство. Аналитики полагают, что денежной единицей нового государства в государстве станет какая-либо из криптовалют, учитывая факт присутствия среди инвесторов криптовалютной биржи, майнеров и криптоэнтузиастов. Таким образом, если прибавить Зимбабве и Венесуэлу, власти которых планируют ввести в качестве национальных платежных единиц криптовалюты, вырисовываются в перспективе уже три «криптовалютных государства». Вместе с тем обеспечить полную конфиденциальность банковской системы, как хотят Тиль, Фридман, Грэмлич и прочие учредители Института систейдинга, на текущий момент, учитывая международное банковское законодательство, — нереально. В существующих офшорах банковские системы давно уже не конфиденциальны на 100 %.

Нетрудно догадаться, что инициатива подписать Институтом Систейдинга договор исходила не от Парижа, а от Папеэте, то есть со стороны местных властей Французской Полинезии. Собственно говоря, власти этого «Заморского сообщества» Франции и подписывали договор, а в метрополии его только одобрили — что еще там могли сделать, учитывая рост сепаратистских настроений в этой заморской территории? Если бы в Париже договор завернули назад, в Полинезии эти настроения только усилились бы.

Забавно, что местные идеологи сепаратизма — метисы: покойные Александр и Борис Леонтьевы — наполовину русские, а Оскар Темару, помимо таитянской крови, имеет в родословной еще маори и японцев. Тем не менее, более половины полинезийцев считают целесообразным отделение от Франции — даже несмотря на то, что соседние независимые полинезийские государства живут на порядок хуже. Вопрос в том, что коренного населения во Французской Полинезии не треть, как в Новой Каледонии, а более двух третей, а таитянский язык там сохранился и продолжает играть в общественной жизни значительную роль. Ко всему прочему, если на момент колонизации в Меланезии, в т.ч. на Новой Каледонии, были только зачатки государственности, то полинезийцы уже имели вполне сформированные государственные институты, широкие знания в области мореплавания, астрономии и военного дела, хорошо развитую материальную культуру и изобразительное искусство. В связи с этим можно часто слышать от местных политиков выражения вроде «европейцы — отбросы и мусор» (Темару в этом высказывании имел в виду не всех европейцев, а только живущих на островах «оккупантов»).

На этом фоне очень кстати пришлась недавняя презентация начала строительства плавучего криптовалютного казино в китайском Макао. Власти Китая, как известно, запретили операции с криптовалютами. Но вот запретить криптовалюты на плавучей платформе китайское законодательство не в силах. Так что прецедент уже, можно считать, есть — хотя казино еще и не построили.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья