ENG
Мнение, Это интересно

Стоит ли бороться с цензурой в соцсетях?

Константин Фрумкин

Константин Фрумкин

Главный редактор делового журнала «Инвест-Форсайт»

Тема борьбы с «цензурой в соцсетях» стала одной из самых шумных в мировых медиа. Жалобы на блокировки аккаунтов звучат все громче. Мировой сенсацией стала блокировка аккаунта президента Трампа в Twitter, а у нас в России своя сенсация пожиже: блокировка на сутки главреда Esquire Сергея Минаева в Clubhouse. Впрочем, ранее там же заблокировали телеведущего Владимира Соловьева, который до того жаловался, что его выбросили из «трендов» YouTube. 

И вот уже сам министр иностранных дел России Сергей Лавров с трибуны ООН говорит, что «нетранспарентная политика» соцсетей вызывает все большее беспокойство, что соцмедиа «по своему усмотрению запрещают или цензурируют контент пользователей», что они «откровенно манипулируют общественным мнением» и требуются международные правила регулирования соцсетей с целью избежания цензуры. Стоит напомнить, что выступление Сергея Лаврова произошло на фоне блокировки за «пророссийскую пропаганду» 100 аккаунтов Twitter (Роскомнадзор уже потребовал объяснений у руководства соцсети).

Пока международных правил нет, отдельные государства делают попытки регулировать Facebook и Twitter в национальных масштабах. Так, в России принят закон о штрафах для владельцев информационных ресурсов, ограничивающих деятельность российских СМИ; виновные в цензуре компании должны будут заплатить штраф в размере до 1 млн рублей и до 3 млн рублей при повторном нарушении.

Тем временем заместитель министра юстиции Польши Себастьян Калета выдвинул проект закона, предусматривающего введение для крупных технологических платформ штрафов за цензуру пользователей или удаление их постов по идеологическим соображениям.

На первый взгляд, сам принцип «запрещать запрещать» может быть вполне благим: запрет на блокировки аккаунтов в соцсетях будет, несомненно, способствовать свободе слова в планетарном масштабе. Но прежде чем бросаться регулировать деятельность частных медиаресурсов, стоит принять во внимание некоторые обстоятельства.

Как обычно, рубим сук

Борьба с цензурой осуществляется под лозунгом защиты свободы в интернет-пространстве, но «интернет-пространство» — не такая объективная реальность, как воздух и море, социальные сети со всеми своими преимуществами создаются благодаря усилиям и инвестициям частного бизнеса; между тем эти усилия и инвестиции осуществляются не в последнюю очередь благодаря тому, что бизнес надеется пользоваться даруемыми частной собственностью правами и свободами в отношении результатов инвестирования.

Соцсети стали такими, какими стали, благодаря усилиям программистов, благодаря созданию интерфейса, благодаря привлечению компьютерных мощностей и других инфраструктурных условий, без которых не было бы самого этого медиапространства. А когда пространство создано, теперь мы, как положено левакам, хотим им распоряжаться, будто оно «от природы»? Начинать лишать частный бизнес его прав — так же рискованно, как вмешиваться в деятельность частных заводов и фабрик: это в конечном итоге подрывает развитие всей индустрии. Впрочем, эти соображения сегодня мало кого остановят. Подумаем о другом: так ли уж страшна цензура по версии Twitter?

Соцсеть — не СМИ

При том что каждый пользователь может оказаться в большой зависимости от конкретной соцсети, ни одна из соцсетей не контролирует информационный рынок. А соцсетей становится все больше — хайп вокруг недавно появившегося Clubhouse это иллюстрирует. Поэтому упрекать соцсеть в цензуре, строго говоря, так же неверно, как упрекать редакции СМИ в наличии редакционной политики. Хотя надо признать, что любое сравнение соцсети со СМИ будет натянутым: соцсеть — все-таки крайне специфический участник медиаиндустрии.

В недавнем прошлом все важнейшие регуляции, касающиеся свободы слова и цензуры, относились к взаимоотношениям государства с редакциями и авторами, но не к отношениям между авторами и редакциями (публикаторами, медиа), которые оставались их частным делом. Всякое СМИ имело право на своем узком участке проводить тенденциозную политику и быть маленьким цензором. То, что в отношении соцсетей сегодня хотят совсем иной регуляции, показывает, что в соцсетях видят нечто иное, чем просто медиа и публикатора, а именно: нечто вроде «администратора сегмента медиапространства», то есть нечто промежуточное между обычным СМИ и государством как регулятором всего медиапространства. Особое отношение к Twitter порождено двумя обстоятельствами:

  • его масштабами;
  • привычкой, что соцсети с момента своего зарождения не проводили собственной редакционной политики, предоставляя всем пользователям полную свободу.

Однако второе обстоятельство будет, очевидно, уходить в прошлое, и чем больше общество будет пытаться регулировать соцсети, тем больше соцсети будут регулировать пользователей, а значит, остается лишь вопрос масштабов.

Вообще же говоря, всякий аккаунт в соцсетях в некотором смысле является ресурсом для публикации комментариев других людей. И потому та же логика, которая сегодня требует запретить Twitter блокировать аккаунты, должна потребовать и всем пользователям запретить банить своих оппонентов. Кстати, суд уже запретил президенту Дональду Трампу банить комментаторов — но это все-таки потому, что он президент. Однако ведь свобода слова касается всех? Впрочем, зная логику государственного регулирования, можно предположить, что особые правила будут введены для соцсетей, начиная с некоторых их масштабов (измеряемых в объеме интернет-трафика или количеством пользователей).

Блистательные перспективы госрегулирования

Блокирование аккаунтов как таковое есть действие не очень нужное и совсем невыгодное для соцсетей как корпораций, заинтересованных прежде всего в прибыли. Именно поэтому, прежде чем регулировать соцсети, стоило бы разобраться в причинах, которые вынудили соцсети принять ту или иную политику блокирования — а эти причины заключаются во внешнем давлении, государственном и общественном, которое уже долгое время оказывалось на соцсети. Итак, внешнее давление уже привело к вызвавшим публичное возмущение «перекосам» в политике соцсетей, но можно ли устранить эти перекосы, усиливая давление со стороны государства?

Далее: запрет на блокировку аккаунтов есть лишь первый шаг госрегулирования, которое всегда склонно к неконтролируемому разрастанию. Даже если бы государства руководствовались только идеалами свободы слова, все равно бы оказалось, что запрет блокировок недостаточен. Запретить соцсетям блокировать аккаунты легко, но надо понимать, что важнейшим методом «цензуры в соцсетях» является не блокировка, а политика показа записей, пессимизация и продвижение их, а тут закулисная «цензура» (и ее антипод — закулисная «пропаганда») со стороны соцсетей и плохо видна, и крайне сложна в техническом отношении — так что в любом случае речь идет только о надводной части «цензурного» айсберга.

Цензура запрещена, да здравствует цензура!

Когда и если некое правительство добьется (хотя бы для своих граждан) запрета соцсетям блокировать аккаунты, немедленно выяснится, что есть множество пользователей, которых не только можно, но и нужно блокировать. Например, те, кто рекламирует наркотики, финансовые пирамиды и политический экстремизм. А если теперь соцсеть сама, на основании текущих жалоб, их не блокирует, значит, возникает острая необходимость в правовом механизме, когда соцсеть блокирует аккаунты не сама, но исключительно по наводке и поручению государственных органов. Более того, в этом случае возникают основания, чтобы правительства создавали мощные системы мониторинга соцсетей на предмет выявления вредоносного контента.

Тут мы подходим к главной проблеме. Если за «борьбу с цензурой в соцсетях» возьмутся правительства (а они уже взялись), в итоге это окажется не борьба с цензурой, а борьба за то, чтобы цензура в сетях осуществлялась по правилам, установленным властями. Разумеется, все это из благих соображений — и священную борьбу за это соцсетями правительства разных стран уже ведут. Например, правительство Индии потребовало от Twitter блокировать аккаунты активистов и медиа в разгар протестов фермеров, а в Турции власти грозят заблокировать Twitter из-за его нежелания блокировать аккаунты оппозиционной прессы.

Вслед за соцсетями госрегулирование придет, видимо, в многопользовательские игры.

Что же касается собственно свободы слова, то при всех инцидентах с заблокированными аккаунтами в Facebook и Twitter, в конечном итоге она может быть достаточно хорошо обеспечена за счет свободной конкуренции медиаресурсов. Но наступление госрегулирования одновременно в разных странах мира уже, видимо, не остановить, и нужно отдельно смотреть, чем мотивированы правительства тех или других стран, кроме как декларируемой борьбой с порнографией и наркотрафиком.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья