ENG
Добавить в избранное
Блокчейн, Мнение, Финансы

Страсти по цифровому рублю

Дмитрий Мариничев

Дмитрий Мариничев

Интернет-омбудсмен, сооснователь компании RMC

В октябре 2020 года на сайте ЦБ РФ был опубликован для публичного обсуждения доклад «Цифровой рубль». Несмотря на то, что обсуждение к настоящему моменту закончено, страсти вокруг темы цифрового рубля не утихают. Тема действительно чрезвычайно важная: затронет она всех без исключения.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

На приглашение высказать экспертное мнение первыми отреагировали представители банковской отрасли. Действительно, для них предлагавшийся к обсуждению проект затрагивает вопрос выживания. Однако проект цифрового рубля выходит далеко за рамки отраслевой проблематики. И этого как раз многие не заметили.

В чем суть проекта? Цифровой рубль можно назвать зеркалом цифровой трансформации. Цифровая трансформация — изменения, которые приносит с собой «цифра» — интернет как сеть и интернет-сервисы, которые стали возможными благодаря появлению сети. Цифровая трансформация меняет отрасль за отраслью, приводя платформенных игроков, которые благодаря возможностям Сети создают вокруг платформы экосистему интернет-сервисов. Платформа с экосистемой интернет-сервисов приходит на смену старым игрокам, которые раньше выполняли функцию посредничества между производителем и потребителем. Теперь цифровая трансформация докатилась до банков.

Банки — это посредники между центробанком и потребителями. Для выполнения посреднической функции они становятся ненужными. Отсюда становится понятным, почему вокруг цифрового рубля не утихают страсти и почему это кипение происходит в финансовой отрасли.

Однако упомянутая отраслевая проблематика — лишь то, что видно в зеркале. Но у зеркала, помимо видимой поверхности, есть еще некое «зазеркалье», более глубокое пространство. Об этом и хочется поговорить.

ЦР: История вопроса

Начнем издалека. История вопроса: ЦР 2017. ЦД 2020. ЦР 2020. Рассмотрим их по порядку:

  • Цифровой рубль 2017 — повестка и решения (постановка настоящих вопросов и предложение настоящих решений)
  • Цифровой доллар 2020 — повестка и решения
  • Цифровой доллар 2020 — повестка и решения

Всякая идея возникает обычно как ответ на некоторую проблему, причем проблема эта никогда не бывает абстрактной, а всегда является чьей-то. Вот с этой точки зрения мы и рассмотрим все эти документы.

ЦР 2017

Идею ЦР предложил академик Сергей Глазьев еще в 2017 году с двоякой целью. Во-первых, как инструмент для обхода санкций (12.12.2017. Сергей Глазьев предложил использовать криптовалюту для обхода санкций). Во-вторых — как инструмент для борьбы с коррупцией в сфере целевого использования бюджетных денег (12.12.2017. Глазьев предложил создать крипторубль для расчетов между государством и корпорациями). Что касается первой проблемы, Сергей Глазьев отметил необходимость обхода санкций и возможность их обхода с помощью эмиссии крипторубля. Что касается второй проблемы, Глазьев отметил необходимость защитить целевые бюджетные деньги от воровства:

«Цифровой рубль гарантирует нам полную защиту — от мошенничества, от воровства».

Глазьев поднял чрезвычайно острую и болезненную проблему, которая не решается годами и десятилетиями, и предложил решение. Это реальная проблема. Надо быть очень лицемерным человеком, чтобы отрицать факт, что деньги, которые государство направляет на те или иные цели, в российской экономике имеют свойство «растворяться», исчезать в неизвестном направлении, причем виноватых обнаружить практически невозможно. «Виновата система» — пойди поймай. А тут вдруг нашлось решение: академик Глазьев увидел его в цифровых технологиях. Он отметил, что крипторубль является инструментом, который имеет необходимые технические свойства для решения проблемы:

«Везде, где имеется требование к целевому использованию денег, будь то госрасходы, бюджетные инвестиции, работа банковских структур и корпораций, [технология цифровых денег] может быть применена». 

В этом контексте академик Глазьев назвал предложенный им цифровой рубль инвеструблем, чтобы подчеркнуть главное его свойство — обеспечение инвестиций в экономику, обеспечение защиты инвестиций от воровства и коррупции.

Как видим, академик Глазьев предложил идею крипторубля как средство спасения российской экономики от двух совершенно конкретных проблем, которые препятствуют экономическому росту. Мы в Партии Роста не можем не проакцентировать этот факт, поскольку именно экономический рост является для нас магистральным направлением для решения верхнеуровневой цели повышения уровня жизни населения.

Идея академика Глазьева не была услышана: точнее, внимание общественности было уведено от упомянутой реальной проблематики и погребено на годы под [схоластическими] рассуждениями о том, чем считать криптовалюты — средством платежа, имуществом или ценной бумагой. В результате все сосредоточились на обсуждении закона о цифровых финансовых активах, а про идею глазьевского инвеструбля как криптовалютного инструмента вывода экономики из кризиса благополучно забыли.

Панорама проектов ЦБ

Тем временем криптопроекты развивались по всему миру очень активно. Наряду с классическими проектами «вольных» криптовалют, таких как биткоин, эфир и множество альткоинов и стейблкоинов, стали один за другим появляться концепции проектов национальных криптовалют. Цифровой евро, цифровая шведская крона, цифровой динар и т.д. 

Цифровые валюты центральных банков в мире (с указанием стадии проекта)
Цифровые валюты центральных банков в мире (с указанием стадии проекта)

Китай начал разработку концепции цифрового юаня давно, к настоящему моменту он зашел дальше всех стран в деле продвижения официальной цифровой валюты — от стадии концептуального проекта перешел к стадии реального использования. В 2020-м началось первое относительно крупное тестирование цифрового юаня, цифровой юань уже распространяется по пользователям.

Наконец на арену мировых финансов вышла концепция проекта цифрового доллара. В мае 2020-го был опубликован Доклад The Digital Dollar (The Digital Dollar Project). Проект занимает в панораме национальных проектов цифровых валют центробанков (ЦВЦБ / CBDC — Central Bank Digital Currency) особое место.

В октябре 2020-го ЦБ РФ опубликовал доклад «Цифровой рубль», который, на наш взгляд, не имеет с идеей академика Глазьева ничего общего, кроме названия. Более того, если немного углубиться в суть, это прямо противоположная идея. Далее мы попытаемся провести сравнение двух версий концепции цифрового рубля — версии 2017-го академика Глазьева и версии 2020-го ЦБ РФ — для тех, кому важно понимать, какая политика ведет к росту экономики, а какая — глушит рост. Но сначала — о цифровом долларе, поскольку без него не понять новую версию концепции цифрового рубля.

ЦД 2020

Доклад The Digital Dollar кардинально отличается от доклада ЦБ РФ «Цифровой рубль» прежде всего постановкой целей и задач. В отличие от доклада «Цифровой рубль», в докладе «Цифровой доллар» основная цель проекта — не про повышение эффективности и удобства платежей. Цифровой доллар имеет первую и главную цель:

 «Поддержать доллар как мировую резервную валюту». 

Хотя картинка во вводной части к докладу показывает эти цели как одноранговые, из текста следует, что на самом деле скорость и удобство транзакций с цифровым долларом — не цель, а средство достижения цели.

Цифровой доллар: цели проекта
Цифровой доллар: цели проекта

Итак, цифровой доллар как способ удержать систему, в которой доллар играет доминирующую роль в мире, — вот основная цель проекта. Мы не будем останавливаться на вопросе, почему систему требуется удерживать, почему есть такая проблема и чья это проблема. Отметим лишь, что суть ответа прекрасно передана Михаилом Хазиным в его знаменитой метафоре «Сказка о стиральной машине» (Хазин Михаил. Сказка о кризисе модели капитализма), которая объясняет суть и причины кризиса капитализма на современном этапе.

Текст доклада The Digital Dollar чрезвычайно интересен. В отличие от текста доклада «Цифровой рубль» ЦБ РФ, в нем совсем нет рассуждений об эволюции денег от палеолита до наших дней, зато четко заданы направляющие, по которым будет реализовываться основная цель проекта. Итак, в проекте цифрового доллара поставлены следующие задачи, причем важно отметить, что все они напрямую касаются отношений цифрового доллара не столько с внутренними пользователями цифрового доллара, сколько с внешними — другими странами. Часть задач направлена на цель удержать основу, на которой базируется господство доллара, и передать ее по наследству цифровому доллару в целости и сохранности:

  • Обеспечить возможность предоставления кредитов (после «Сказки о стиральной машине» становится очевидным, почему этот тезис идет первым). Мир меняется, плательщики кредитов начинают поднимать голову и проявлять рост самосознания, кредиты больше брать не хотят, дойными коровами больше быть не хотят, — и это учтено.
  • Международные платежи могут выйти из-под контроля, и это учтено.

Отдельно в числе важных задач проекта цифрового доллара (!) упоминается возможность международных санкций.

  • Обеспечить возможность санкций. Страны ищут пути выхода из-под санкций, и это учтено.

Наконец, есть еще более интересные задачи цифрового доллара — и эти задачи поистине визионерские. Авторам доклада про цифровой рубль такое и не снилось, хотя на самом деле о поднятой американскими коллегами проблематике в докладе о российской национальной цифровой валюте тоже было бы уместно задуматься.

  • Обеспечить возможность транзакций в сфере интернета вещей (подсадить интернет вещей на цифровой доллар).
  • Обеспечить возможность транзакций в новых отраслях экономики (подсадить отрасли будущего на цифровой доллар). Экономика меняется, на смену старым отраслям приходят новые, и это учтено.

Теперь на каждой из перечисленных задач цифрового доллара остановимся немного подробнее.

Кредитование

Цифровой доллар уже на этапе концепции провозглашается инструментом, который будет обеспечивать депозиты и кредитование. У пользователя будет возможность и выбор держать цифровой доллар в цифровых кошельках или положить его на банковский счет, под который банк сможет дать кредит. Это важно по нескольким причинам, но одной из самых важных является обеспечение того, чтобы потребители и предприятия хранили депозиты в коммерческих банках. Депозиты лежат в основе всей экономики США, позволяя банкам кредитовать заемщиков. Что касается процентной ставки: цифровой доллар может быть сконфигурирован с функциональностью, позволяющей самому токену быть процентным или нет.

Как предусмотрено в докладе, если будет принято решение о том, что ЦВЦБ будет включать в себя функции процентной ставки, то возможность применения положительной или отрицательной процентной ставки может расширить возможности для реализации и передачи денежно-кредитной политики. В качестве небольшого комментария отметим, что в докладе «Цифровой рубль» процент на депозиты в цифровом рубле вообще не предусмотрен. Это к вопросу о том, насколько проект цифрового рубля будет полезен развитию российской экономики, важнейшая проблема которой — отсутствие кредитов.

Международные платежи 

В докладе есть специальный раздел под названием «Понимание роли доллара в мировой экономике», в котором сказано буквально следующее:

«Американские деньги, безусловно, являются самыми важными деньгами в современном глобальном мире. Их роль заключается в использовании долларов для проведения международных операций» и т.д.  

Далее признается:

«Международное использование доллара вызвало значительную критику. Некоторые утверждают, что США получают неоправданные выгоды, часто связанные с понятием “непомерных привилегий”».

Далее этому приводится ряд оправданий, которые ведут к выводу о том, что систему надо сохранить и укрепить. Укрепить — означает создать лучшую в мире технологическую инфраструктуру.

«Успех доллара США зависит от ряда ключевых факторов, которые объясняют, почему большинство стран не имеет валют, которые легко принимаются в международных сделках. Большинство валют не имеет необходимой инфраструктуры для проведения валютных операций, клиринга и расчетов… Токенизация доллара США должна рассматриваться как активная возможность укрепить технологическую инфраструктуру, лежащую в основе нашей валюты, чтобы в будущем подтвердить ее роль в мировой экономике».

Небольшой комментарий вдогонку обсуждению доклада «Цифровой рубль»: что там предусмотрено по теме международных платежей?

Санкции

Интересно отметить, что в докладе «Цифровой доллар» уделяется особое внимание теме международных санкций. Казалось бы, какая связь? А связь вот какая:

«Как и в аналоговую эпоху, чтобы доллар США оставался резервной валютой, ЦБ США должен нести в цифровую эпоху давние американские ценности экономической стабильности, свободы личности и частной жизни, свободного предпринимательства и верховенства закона». 

Далее указывается, что если платежные системы смогут обойти западные банки, тесно связанные экономически и геополитически с долларовыми резервами США, то:

«Эффективность экономических санкций как центрального и объединяющего инструмента внешней политики США окажется под серьезной угрозой».

Таким образом, санкции рассматриваются как центральный (!) инструмент внешней политики США. Представляется картинка с Карабасом-Барабасом, который держит в руках свою знаменитую плеточку. И далее — тадам! — от красивых слов про американские ценности свободы и прочих прекрасностей — переход к делу:

«Кроме того, если иностранным центральным банкам больше не нужно будет поддерживать долларовые резервы для финансирования покупок в долларах, спрос на государственные облигации США снизится…» 

Вот она, суть. Задача поддержки санкций не просто упоминается, не просто классифицируется как «центральный инструмент внешней политики США», а еще и концептуально пронизывает два важнейших будущих нововведения в мировые финансы, которые принесет с собой цифровой доллар. Речь идет о роли цифрового доллара, во-первых, в мировом интернете вещей, во-вторых, в новых отраслях сетевой экономики, которые постепенно придут на смену отраслям экономики традиционной.

Интернет вещей

Захватить финансы мирового интернета вещей — такая задача недвусмысленно ставится в докладе «Цифровой доллар». В докладе приводится пример некоего африканского города. Как мы уже упоминали, авторы доклада уделяют основное внимание не столько внутренним, сколько внешнеэкономическим задачам. Итак:

«Представьте себе, например, большой африканский город с критически важной станцией фильтрации воды, в которой компьютеризированный датчик распознает, что его запасы хлора иссякают. Благодаря телекоммуникационной технологии 5G этот датчик проинструктирует компьютер, чтобы автоматически заказать хлор у зарубежного поставщика. Направьте платеж CBDC этому поставщику и примите беспилотную доставку поставок — все это практически без участия человека. Несомненно, такая система, основанная на цифровой инфраструктуре и токенизированных валютах, создала бы прямые механизмы передачи информации и денежных переводов, которые избегали бы посредников транзакций, что принесло бы повышение эффективности умным городам, цепочкам поставок и электрическим сетям. Это также создало бы огромную геополитическую мощь и влияние для национальных государств, которые разрабатывают, развертывают и доминируют в технологии, лежащей в основе DLT-приложений, включающих автономные датчики и телекоммуникационные технологии 5G. Это влияние будет расширяться за счет интеграции этих технологий с прямыми одноранговыми платежами в их суверенный CBDC, который поддерживает микроплатежи в значительной степени автоматизированной экономической деятельности. США должны вдумчиво рассмотреть, какую роль они будут играть и в какой степени их основные ценности будут включены в принципы и дизайн этой будущей системы».

В истории о будущем прекрасно все, но хотелось бы обратить внимание на два момента. Во-первых, на заключительную фразу о том, что США должны вдумчиво рассмотреть, какую роль будут играть в будущей системе. И, во-вторых, на слова о роли национальных CBDC в сборе микроплатежей напрямую с датчиков, которые позволяют предположить, что авторы концепции цифрового доллара будут повсеместно продвигать унифицированные технологические стандарты и регламенты, чтобы обеспечить бесшовную интеграцию суверенных CBDC с единым центром. Комментарий для сравнения с проектом цифрового рубля для вдумчивого читателя: предупрежден — значит вооружен, будьте бдительны. В то время как банки обсуждают доклад «Цифровой рубль» с точки зрения отстаивания отраслевых интересов, есть риск прошляпить проблематику тотального технического подчинения экономики страны через интернет вещей с возможностью масштабных отключений городов и поселений от критически важной инфраструктуры. Никакие хакеры для этого не нужны — все сделает цифровой доллар. «На дурака не нужен нож» это называется. Конечно, реагировать на эту информацию на этапе концепции цифрового рубля необходимо — и это забота не банков, а организаций другой отраслевой направленности. Но почему-то в обсуждении доклада «Цифровой рубль» с их стороны заинтересованности проявлено не было, по крайней мере, в публичном пространстве.

Ключевые отрасли будущего

Наконец — о задаче подсадки ключевых отраслей будущего на цифровой доллар. В докладе о цифровом долларе акцентируется факт, что результатом появления цифрового доллара будет изменение существующих и появление новых отраслей. Интересно отметить, что речь не идет о появлении многочисленных суверенных цифровых валют центробанков — роль демиурга будущих изменений однозначно заранее отдается цифровому доллару. А именно:

«Появление цифрового доллара породит новые отрасли промышленности и модернизирует существующие экосистемы. Подобно тому, как десятки лет назад интернет и совсем недавно создание смартфонов и магазинов приложений предвещали волну изобретательности, эффективности и потребительского централизма, цифровой доллар создаст возможности как для новых, так и для существующих игроков… Цифровой доллар не только создаст новые рынки, но и позволит новым игрокам выйти на устоявшиеся рынки. Преимущества цифрового доллара могут быть применены к нишевым отраслевым требованиям и областям риска».

Здесь следует прокомментировать также то, что финансовая сфера действительно на данном этапе развития технологий способна запустить волну кардинальной трансформации экономики — и речь не только о финтехе. Действительно, цифровые финансы способны породить новые отрасли промышленности и изменить существующие, — есть такая причинно-следственная связь. Поэтому было бы логично привлечь к обсуждению концепции цифрового рубля не только банки, а компетентных представителей отраслей промышленности и других нефинансовых отраслей. И очень жаль, что ни одна из ассоциаций отраслей промышленности не откликнулась и не отреагировала. Наверное, в задачи Партии Роста следует включить обсуждение этой проблематики как важного направления работы, по крайней мере, в режиме проведения экспертных дискуссий.

Что касается того факта, что в концепции цифрового доллара подразумевается без тени сомнения, что именно цифровой доллар будет той цифровой валютой, которая «создаст новые рынки», — на это следует обратить внимание уже не отраслевикам, а политикам. И это тоже направление просветительской работы для Партии Роста.

Программируемые деньги

Наряду с описанием целей и задач цифрового доллара в концепции проекта содержится описание способа, с помощью которого эти цели и задачи будут достигнуты. В докладе «Цифровой доллар» имеется чрезвычайно интересный раздел под названием «Настраиваемые варианты дизайна и опции». В этом разделе черным по белому написано, что цифровой доллар — это программируемый доллар. Задумайтесь на минуту о том, что это может означать. Полагаю, вы подумали правильно. Убедитесь в этом, вот цитата:

«Одним из захватывающих нововведений токенизированного CBDC является концепция “программируемых” денег».

Концепция означает, что:

«На этапах проектирования и сборки технология может быть сконфигурирована и потенциально реконфигурирована для обеспечения критических функциональных требований и достижения желаемых преимуществ. Более конкретно, токенизация может обеспечить индивидуальную программируемость для каждого токена и транзакции, а не единообразное программирование всей бухгалтерской книги или инфраструктуры».

Так вот, теория денег прирастает тезисом о новой функции денег на наших глазах. Токенизация денег — программирование денег. Угадайте с трех раз, кто претендует на роль того программиста и есть ли еще претенденты. Вопрос ясен для авторов доклада «Цифровой доллар», а нам с вами, уважаемые граждане Российской Федерации, и в первую очередь лицам, принимающим соответствующие решения, следует здесь притормозить и задуматься.

В свете вышеприведенного примера с «повышением эффективности платежей» за воду в африканском городе легко понять, что речь идет не только о молодых креативных стартаперах из финтех-отрасли. Конечно, финтех-стартапам с появлением цифрового доллара станет интереснее работать, поскольку:

«Программируемые и настраиваемые аспекты цифровых валют могут позволить частному сектору предлагать различные настройки конфиденциальности, контроль владения данными, эффективность управления транзакциями и казначейством, а также финансовую доступность».

Однако свойство программируемости цифрового доллара — прежде всего репрессивный механизм глобального масштаба, который будет похлеще всех доселе известных санкций.

Итак, можно сказать, что цифровой рубль в актуальной версии ЦБ РФ — это зеркало цифровой трансформации, которое отражает цифровую трансформацию банковской отрасли. При этом у зеркала есть еще и зазеркалье, в котором происходят более масштабные процессы, уже не отраслевые, а глобальные геополитические. И эти процессы нуждаются в скорейшем осознании со стороны как государства, так и бизнеса — не только банковского.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья