ENG
Мнение, Технологии

Цифровое будущее здравоохранения обретает контур

Дмитрий Алексенко

Дмитрий Алексенко

Директор по продажам компании «ТехЛАБ»

В 2020 году мы наблюдали повышенное внимание к здравоохранению со стороны государства, бизнеса, технологических компаний и обычных граждан по всему миру. Стало очевидным, что чем более продвинутыми технологиями пользуется медицина, чем лучше развиты ее информационные системы, чем активнее внедряются инновации — тем больше пользы она может принести, особенно в ситуации форс-мажора, каким, несомненно, стала пандемия коронавируса. О том, насколько близко Россия подошла к созданию цифрового здравоохранения и каких изменений можно ждать в 2021 году, рассказывает директор по продажам компании «ТехЛАБ» Дмитрий Алексенко.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

В ИТ-сообществе часто повторяется утверждение о том, что еще 8–10 лет назад мы оказались бы гораздо менее подготовленными к масштабному бедствию, чем сейчас: это касается сетей передачи данных, технологий машинного обучения и компьютерного зрения, вычислительных мощностей, систем хранения и анализа данных, облачных сред и многих других аспектов. Текущая ситуация, несомненно, дает нам возможность оценить, какие инициативы действительно несут медицинской отрасли наибольшую пользу и какие усилия требуются для их внедрения.

Консолидация усилий

Несомненно, ключевым фактором успешности цифровой трансформации медицины является построение консолидированной информационной системы. Для этого проводится совместная и целенаправленная работа государства и технологических компаний по созданию и внедрению ИТ-решений: баз данных, электронных справочников и баз рекомендаций, единой структуры карточек (паспортов) пациентов, единой отчетности. Отдельным модулем национального проекта «Здравоохранение» стал проект «Создание единого цифрового контура здравоохранения на основе ЕГИСЗ», на который государство планирует до 2024 года потратить 170 млрд рублей — то есть около 10% от всего бюджета нацпроекта. В рамках инициативы, к примеру, будет развиваться и обрастать функционалом суперсервис для пациентов «Мое здоровье» — в нем пользователям станут доступны не только общие сведения о посещениях клиник или лечении в больницах, но и медицинские документы в электронной форме.

Эксперты полагают, что основным барьером на пути к цифровой медицине в масштабе государства, наряду с локальными проблемами финансирования и дефицитом кадров, сегодня является отсутствие общих требований к региональным медицинским информационным системам, что выражается как в трудности их подключения к единой системе, так и в несоблюдении стандартов отчетности. Проще говоря — одна клиника может предоставлять в единую медицинскую систему полные сведения о пациентах, а другая — выборочные. В результате в «облаке данных» регионального оператора здравоохранения, а впоследствии и в ЕГИСЗ, образуются пробелы; это может негативно сказаться, к примеру, на объективности статистики или точности аналитических ИТ-инструментов. Поэтому важной задачей является создание единых требований к составу данных, хранящихся в медицинских информационных системах. Одним из вариантов решения этой задачи стала разработка ВИМИС по трем нозологиям (онкология, ССЗ, АКиНЕО).

Очевидно, что в высоком качестве ИТ-систем заинтересованы в первую очередь не регуляторы или интеграторы цифровых решений, а сами медицинские учреждения. Поэтому мы выступаем за изначально многоступенчатую (на уровне процессов) интеграцию медицинских систем и контроль за передачей данных в каждой отдельной муниципальной клинике. Это требует от учреждения несколько больших усилий, чем обычная интеграция на уровне исходных данных, однако именно так автоматизированная система может сформировать наиболее полные и объективные сведения о пациенте, необходимые врачу для принятия решения. К слову, в рамках СППР от «ТехЛАБ» (система поддержки принятия врачебных решений — модуль региональной информационной системы) мы предоставляем врачу не только электронного помощника, но и доступ к библиотеке методических рекомендаций, а также инструмент для анализа полноты и качества предоставляемых врачом данных. Внедрение подобных решений в конечном итоге ведет к решению главной задачи развития медицинской сферы: улучшению качества услуг для пациентов.

Скорость без потери качества

Скорость принятия решения для врача так же важна, как точность постановки диагноза, причем это касается как очных, так и телемедицинских консультаций, которые сегодня обрели большую популярность. За ограниченное время специалист должен не только оценить состояние пациента в данный момент, но ознакомиться с историей болезни: предыдущим лечением, назначавшимися препаратами и последствием их приема, проведенными обследованиями. Конечно, знакомое всем перелистывание медицинской карты не даст врачу полной картины — гораздо лучше это сделает автоматизированная система, в которой собраны данные из нескольких учреждений, и врач может быстро найти сведения, которые нужны ему именно сейчас. Вероятно, в недалеком будущем для избавления врача от затратной бумажной работы будут массово применяться такие технологии, как распознавание голоса (для голосового ввода данных в карточку) и компьютерное зрение (для автоматизированного анализа различных снимков — рентген, МРТ и других).

Вместе с тем уже сегодня на качество принятия врачебного решения влияют не только компетенции специалиста и собранный им анамнез, но методические рекомендации, предоставляемые клинике Минздравом и страховыми компаниями. Мы знаем, что даже лучшие мировые практики лечения той или иной болезни в России могут оказаться неприменимыми — хотя бы из-за отсутствия в стране определенных препаратов. Поэтому, например, такая система, как СППР, не станет полноценным электронным доктором, но сумеет быстро помочь специалисту в выборе правильных методов лечения и оградить от рисков — в том числе связанных с претензиями страховых компаний.

Личный цифровой опыт

Мы уже говорили, что человек постепенно становится частью цифровой медицинской экосистемы. С помощью различных телемедицинских гаджетов и сервисов дистанционных коммуникаций он может гораздо качественнее взаимодействовать с врачами и медицинскими системами: передавать показания приборов, знакомиться с документами и результатами исследований. Согласно исследованию CB Insights, в третьем квартале 2020 года проекты в области телемедицины по всему миру собрали $2,8 млрд, а глобальное финансирование цифрового здравоохранения на 73% превысило результаты предыдущего квартала.

Включение пациента в цифровой профиль здравоохранения — очень важный шаг, для реализации которого необходимы и организационные, и технические, и регуляторные преобразования. Изменения в Федеральный закон № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 1 января 2018 года допускают применение телемедицинских технологий в формате «врач-пациент» для первичной профилактической консультации (без постановки диагноза), запроса «второго мнения» врача (после очного приема), повторной консультации и динамического наблюдения. В 2020 году в Госдуму вносились законопроекты о расширении полномочий врачей, консультирующих удаленно — как минимум во время пандемии. Все эти инициативы на практике, несомненно, должны опираться на готовую информационную базу — чтобы врач, даже находясь от пациента на расстоянии, мог объективно оценить его историю болезни.

Куда мы придем в 2021 году

Внимание государства и бизнеса к цифровой медицине в 2021 году снизиться не должно. Мы ожидаем, что активная деятельность государства по реализации национального проекта «Здравоохранение» и, в частности, проекта по созданию единого цифрового контура продолжится — вопрос только в том, насколько успешно будут распределены имеющиеся инвестиции.

К слову, «ТехЛАБ» уже в уходящем году начал подготовку к реализации нескольких масштабных проектов по внедрению СППР в различных регионах страны, и перспективы для ИТ-отрасли в этом направлении видятся хорошие. Другое дело, что заказчики, очевидно, будут предъявлять всё большие требования к опыту и компетенциям вендора именно в области медицины — для соответствия этим требованиям при разработке и внедрении ИТ-системы разработчикам необходимо максимально плотно взаимодействовать с руководителями медицинской организации и практикующими врачами.

Отмечу также вновь зародившийся интерес государства к созданию государственно-частных партнерств в нашей отрасли. Он связан с тем, что с 2018 года благодаря поправкам к закону «О государственно-частном партнерстве» ИТ-ресурсы стали возможным объектом соглашений о ГЧП. Пока примеров таких партнерств в России совсем немного, однако это направление, несомненно, стоит изучать и предлагать государству возможные сценарии сотрудничества.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья