ENG
Блокчейн, Финансы

Цифровой рубль — кому выгоден и чем опасен?

Банк России всерьез задумался о цифровом рубле — речь идет о новой форме национальной валюты, которую будет эмитировать регулятор. Предполагается, что цифровой рубль станет digital-эквивалентом наличных и безналичных российских денег, сочетая их лучшие качества. Возможность запуска собственной цифровой валюты рассматривают в мире многие регуляторы, уже идут и испытания инструмента — так, цифровую валюту в рамках пилота запустил Китай. В России окончательное решение о запуске пока не принято, многое будет зависеть от обсуждения концепции (доклад ЦБ РФ представлен для обсуждения и консультаций) и итогов пилотирования. Проблемы и перспективы внедрения цифрового рубля в России обсудили эксперты в рамках круглого стола Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике и Финансового университета при Правительстве РФ. Рассказываем о наиболее значимых моментах дискуссии.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Главное — технологическая нейтральность 

На необходимость широкого общественно-экспертного обсуждения концепции цифрового рубля обратил внимание Артем Генкин, д‑р экон. наук, профессор, президент АНО «Центр защиты вкладчиков и инвесторов». По его мнению, необходима конкретизация всех нормативно-правовых актов, подлежащих изменениям, прописывание их в обновленной редакции, и конечно, необходимо определить круг затрагиваемых изменениями стейкхолдеров (консультации с ними как раз и позволят смягчить внедрение новаций). Ведь на этапе экспертных обсуждений будут лучше, а главное, заранее видны возможные несовпадения позиций.

Тем более что вопросов для обсуждения действительно немало. Например, важно обсудить принцип доступа к электронному кошельку с цифровым рублем, в том числе — будет ли он платным? Стоило бы обсудить, как будет организована система приема жалоб и претензий пользователей. Как полагает Артем Генкин, первый уровень работы с претензиями все же стоит передать финансовым посредникам. Но важнее обеспечить технологическую нейтральность выбора цифрового рубля относительно наличных и безналичных денег.

«Необходимо избежать множественности курсов, дискриминации мерчантами плательщиков, отказывающихся от этого средства платежа в пользу других, отказов в обслуживании, скрытых и явных комиссий, то есть расслоения единого платежного пространства на сегменты, обслуживаемые исключительно одним из возможных средств платежа», — резюмирует эксперт.

Важно с осторожностью подходить к идее канализации обращения цифрового рубля, или его «окрашивания»: речь идет об ограничениях по целевому характеру расходования бюджетных средств через смарт-контракты (возможность их реализации предусмотрена концепцией).

«При нерадивом использовании это подорвет принцип эквивалентности трех форм нацвалюты и приведет к дисконтированию при обращении цифрового рубля», — отмечает Артем Генкин.

Кто оплатит «цифру»

Внедрение цифрового рубля потребует создания дополнительной платежной инфраструктуры, но открытым остается вопрос затрат на нее, обратил внимание Артем Генкин. Особенно чувствительными они могут оказаться для малого и среднего бизнеса, переживающего непростые времена. Да, в докладе указывается, что проведение клиентских операций с цифровым рублем можно обеспечить существующей у банков и торговых точек инфраструктурой, в связи с чем упоминаются QR-коды, бесконтактные платежи, биометрические технологии.

«Но действительно ли реквизиты банковского счета можно будет автоматически сменить на реквизиты счета в цифровом рубле, или на практике это может происходить не совсем бесшовно?» — задается вопросом эксперт.

Как отмечает Артем Генкин, внедрение новой системы не должно стать очередным налогом и тем более восприниматься в качестве обузы. Впрочем, с проблемой можно справиться посредством мощной разъяснительной кампании с использованием PR- и GR-технологий, кроме того, действенными могут быть «премии» за раннее внедрение, например налоговые вычеты и кредиты для компенсации затрат предпринимателей.

Цифровой рубль — стимул для финграмотности

По оценке Александра Григорьева, вице-президента Ассоциации РАКИБ, предлагаемый в рамках концепции ЦБ цифровой рубль вряд ли стоит рассматривать как цифровую валюту. Григорьев напоминает, что основным отличием цифровой валюты от иных цифровых активов остается отсутствие ответственного за ее выпуск лица, не может она быть использована и в качестве средства платежа.

«Суть в том, что цифровой рубль к цифровым валютам не имеет отношения», — говорит Григорьев.

«Цифровая валюта не является денежной единицей в России, не может быть принята в качестве средства платежа за товары и услуги. Никакого обращения цифровой валюты в формате, который представлен в докладе, быть не может», — отмечает Юлия Приходина, председатель экспертного совета по ОРВ законопроектов Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике.

Григорьев напоминает, что в основе всех ключевых изменений лежит тенденция к децентрализации, но Центробанк, вводя цифровой рубль, обеспечивает полную централизацию информации о транзакциях и их участниках. Предлагаемый концепт скорее ориентирован на внутренний рынок и вряд ли может быть задействован в целях снижения санкционных рисков для экономики, считает он. Однако для частных пользователей в России он сможет стать толчком к развитию цифровой грамотности.

Транзакции — под контроль ЦБ

Запуск цифрового рубля может упростить контроль со стороны регулятора за транзакциями пользователей, ведь (в отличие от операций с наличными деньгами) их станет совершенно реально отследить, отметили участники дискуссии.

«Центробанк совершенно очевидно создает цифровые наличные деньги, чтобы перевести наличный денежный оборот в контролируемую сферу», — уточняет Владимир Гамза, председатель Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике.

Одновременно Центробанк получит огромный пласт информации об участниках транзакций, считает Александр Григорьев. Как уточняется в докладе регулятора, инфраструктура ЦВЦБ не предполагает анонимности транзакций: для совершения последних потребуется идентификация, а данные будут учтены на платформе Центробанка. Фактически речь идет о доступе к цифровому профилю обладателей цифрового рубля, за это уже сейчас борются Сбербанк и другие IT-гиганты, отмечает Григорьев.

«Финансовые операции — это в первую очередь пласт информации о том, кто платит и за что. Когда платежи становятся прозрачными, речь может идти о построении полного цифрового профиля клиентов, возможности влиять на профили не только для рекламы, но и с точки зрения управления», — отмечает эксперт.

Под вопросом судьба банков

Появление цифрового рубля может поставить вопрос о новой роли банков на финансовом рынке, ведь, по сути, речь идет о запуске цифровой наличности, а именно кэш именуют «убийцей» банковской системы, напоминает Герман Клименко.

«Цифра — это откровенное изъятие денег из банковской системы, банки остаются без денег, без дохода», — говорит Клименко.

Если в системе не будет ограничений для использования «цифры», в условиях пандемии может произойти переток из безналичных денег, находящихся на учете в Центробанке, в цифровой «кэш», полагает он.

«Это катастрофа для банковской системы, вполне реалистичный риск», — полагает он.

«Как будут построены взаимоотношения с банками? Банки могут рассматриваться проводниками запуска цифрового рубля в оборот, но если при этом их балансы сократятся, если возникнет проблема ликвидности из-за оттока средств с депозитных счетов в цифровые кошельки, как она будет решаться?» — задается вопросом и Марина Абрамова, руководитель департамента банковского дела и финансовых рынков Финуниверситета.

«Я уверен, что после того, как Центробанк запустит контролируемую эмиссию электронного инструмента, банки с этого рынка уйдут», — говорит Виктор Достов, председатель совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов.

Ведь Центробанк будет ровно так же контролировать цифровой оборот, как делает это с оборотом наличных денег, поясняет он.

Модный тренд или необходимость?

Остается вопросом сама необходимость в цифровом рубле для российской банковской системы, отмечает Герман Клименко, председатель Совета Фонда развития цифровой экономики. Возможно, не стоит «гнаться» за цифровой модой и заниматься экспериментированием, особенно в непростые для экономики времена.

«Мы смотрим на Китай, Уругвай, Эквадор, забывая, что наша банковская система прекрасно работает, платежи проводятся мгновенно», — напоминает он.

«На мой взгляд, необходимость внедрения цифровой национальной валюты перезрела, и хотя здесь мы начинали с лидирующих позиций, сейчас мы в положении догоняющих», — согласен Григорьев.

Запуск цифрового рубля обусловлен вполне объективными причинами, более того, спрос на него со стороны населения будет, считает Марина Абрамова. Она напоминает, что цифровой рубль будет обладать высочайшей ликвидностью, в том числе операции с ним можно будет совершать в офлайн-режиме. По форме оборота цифровой рубль близок к безналичным деньгам, по уровню ликвидности в трактовке доклада Центробанка он аналогичен наличным деньгам. Именно на них растет спрос: на руках у граждан и в кассах предприятий на 1 октября 2020 г. находилось более 12 трлн рублей.

«Сегодня граждане готовы рассчитываться безналично, это объективная потребность, в том числе в условиях пандемии, однако доверяют люди более ликвидным деньгам. Запрос со стороны экономических субъектов может быть фактором, который введет цифровой рубль», — отмечает Абрамова.

«С учетом целостности и системности представленной концепции ее шансы на то, чтобы стать законодательной новеллой, весьма серьезны», — согласен Артем Генкин.

Записала Ольга Блинова

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья