ENG
Блокчейн, Интервью, Прогнозы, Финансы

Наше будущее — цифровые деньги центробанков

В стремительно цифровизующемся мире значимость материальных активов снижается, а все большее значение приобретает индустрия услуг. Последние тоже меняются, становясь более стандартизированныминастолько, что пройдет совсем немного времени, и пользователи не будут отдавать отчета, услугами какой именно компании они воспользовались, ведь главным становится скорость и простота их получения. Это, конечно, касается и банковской отрасли, которая вследствие все более активного внедрения «цифры» переживает крайне серьезную трансформацию. О вызовах для банковской отрасли, будущем наличных денег и рисках использования больших данных «Инвест-Форсайту» рассказал Константин Корищенко, профессор, завкафедрой «Фондовые рынки и финансовый инжиниринг» РАНХиГС.

Заведующий кафедрой "Фондовые рынки и финансовый инжиниринг" факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, экс-зампред Центробанка РФ Константин Корищенко. Владимир Трефилов / РИА Новости
Заведующий кафедрой «Фондовые рынки и финансовый инжиниринг» факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, экс-зампред Центробанка РФ Константин Корищенко. Владимир Трефилов / РИА Новости

Банки перестают быть денежными посредниками 

Константин Николаевич, какие риски цифровизация принесла банкам? 

— Конкретно для банков последствия цифровизации означают потерю двух основных преимуществ, которыми они обладали на протяжении многих лет. Судите сами, на протяжении столетий именно банк оставался для людей главным доверенным центром при обращении с деньгами — мало кто рисковал отдавать деньги на хранение в овощную лавку или соседу, все долго выбирали конкретный банк, которому стоило доверять. Сегодня же деньги можно смело размещать практически в любом банке, особенно если он дает большие проценты — клиенту уже не интересен конкретный банк, а в условиях Системы страхования вкладов не приходится думать и о рисках. Тем более если речь идет о получении кредита.

Обладали банки и безусловным правом на проведение платежей: клиенты были вынуждены устанавливать долгосрочные отношения с конкретным банком иногда просто для того, чтобы оплачивать свои счета. Сегодня для платежа по-прежнему нужен банковский счет, но деньги с него можно легко и быстро перевести в другой банк, можно пользоваться разными платежными и карточными системами, даже совершать платеж с помощью телефона — так, в Системе быстрых платежей они вообще привязаны к номеру телефона. То есть мы говорим о тех традиционных базовых сервисах, которыми в России пользовались с момента возникновения банковской системы.

Как это изменит роль традиционного банка?

— В итоге банк теряет функционал денежного посредника. Ведь, по сути, банк всегда выступал в роли «окна к деньгам», вы через него получали доступ к своим денежным средствам. Уже сейчас это меняется. А как будет развиваться ситуация, если центральные банки выпустят свои цифровые деньги? Ведь по последнему опросу Банка международных расчетов (BIS), Центробанки более 10 стран в ближайшие два-три года поступят именно так, Китай уже заявил об этом. Если (а скорее когда) этот процесс начнется, люди будут «напрямую» работать с деньгами Центробанков, и коммерческие банки выпадут из этого периметра.

Значит ли это, что банки станут не нужны?

— Банки оставят за собой крайне важный функционал выдачи кредитов. Ведь при аренде дома или машины с экономической точки зрения вы неминуемо вступаете в кредитные отношения. Переход от «экономики владения» к «арендной экономике» означает резкий рост использования кредитных отношений по всем видам активов. Если банки сохранят компетенцию кредитного института и разовьют ее, для них это будет большим полем деятельности. Кстати, банки уже сейчас стараются отходить от конкуренции в контексте ставок и сроков по кредитам к конкуренции по «конечным» продуктам и создают для этого собственные экосистемы.

Банк выходит за периметр чисто кредитной деятельности, предлагая не столько «голый» кредит, а потребительский или инвестиционный продукт. То есть кредитный функционал банка просто встраивается во множество продуктов, мы видим данный тренд в случае с тем же Сбербанком; и многие — особенно крупные — банки стремятся пойти тем же путем. Альтернативный вариант — это формат маркетплейса, или площадки, где пользователи выбирают необходимые услуги, например кредиты, депозиты, страховки, а «поставщики площадки» (банки, страховые компании и т.д. ) их продают.

Таким образом, есть два направления: квазимонополия и квазибиржа. Эти тренды в банковском бизнесе сегодня конкурируют. По какому пути пойдет банковский бизнес, мы скоро увидим.

Большие данные для банков

Банки получают все больше информации о своих клиентах, что происходит в этой области?

— В мире сформировалось несколько типовых решений. Одним из мировых трендов становится создание независимой системы идентификации, в России это Единая биометрическая система (ЕБС) и Единая система идентификации и аутентификации (ЕСИА). В данном случае надежную систему идентификации граждан обеспечивает государство и позволяет всем ею пользоваться.

Но в то же время самые разные процедуры в рамках банковского бизнеса — к примеру контроль правильности заполнения клиентских данных, правильности параметров проводимой операции, соблюдение норм валютного законодательства и т.д. — начинают осуществляться не в самом банке, а у партнеров — крупных или небольших специализированных организациях. Клиент финансовых сервисов проходит множество проверок, после чего конечные действия — например кредиты, платежи, переводы — исполняются в самом банке практически «на автомате». Данный подход может работать и в режиме экосистемы, и в режиме маркетплейса. Как показывает опыт и развитие системы кооперации, такие специализированные компании более эффективны и дают возможность банку экономить на затратах.

Возможно ли максимально усложнить доступ к данным для защиты?

— Конечно, защита персональных данных клиентов банков будет становиться все более важным элементом. Однако чтобы получать необходимые сервисы быстро, банкам придется предоставить доступ к месту их хранения самым разным финансово-технологическим компаниям. То есть речь идет об открытом API, с помощью которого — вне зависимости от воли хранителя ваших данных — к ним будет открываться доступ; конечно, с вашего согласия. В Европе и США такие требования уже существуют, в России они также обсуждаются. Можно смело утверждать, что бизнес компании Revolut смог вырасти именно в Великобритании прежде всего потому, что в этой стране существует регулирование о банковском OpenAPI.

Массивы больших данных принесут пользу или новые риски?

— Любой процесс имеет как положительные, так и отрицательные последствия. Если вы наточили кухонный нож, это хорошо или плохо? Большие данные помогут сделать яснее ваши потребности, даже если они не известны вам самим. В этом смысле большие данные — крайне значимая вещь, безусловно, в том числе для кредитно-финансовой системы: клиента можно объективно оценить и сделать это быстро. Но вырастут и риски утечек таких данных, могут они быть использованы не в интересах конкретного человека, например как это происходит с системой социального рейтинга в Китае. И главное, проблемой остается качество больших данных. Сегодня много говорят о том, сколько информации можно почерпнуть о человеке из социальных сетей. Но ведь зачастую она (информация) очень низкого качества, к тому же настолько искажена и противоречива, что попытки ее практического использования обречены на провал. Поэтому большой вопрос: какие именно данные нужно и можно использовать.

Большие данные готовы изменить нашу жизнь?

— Да, большие данные — это очень важная история. Но и большие данные, и искусственный интеллект, и системы машинного обучения — это все сильно преувеличенные процессы. Это не значит, что они плохие или не принесут пользы. Просто о том, что искусственный интеллект через 5–10 лет поменяет абсолютно все, говорили еще в 80-е годы, когда я учился в университете на факультете вычислительной математики и кибернетики. Прошло уже сорок лет, изменения все еще заставляют себя ждать. Не надо преувеличивать значение этих факторов. Как, например, с использованием чат-ботов. Они, наверное, помогают экономить на колл-центрах, решают массу проблем по обзвону, но в нынешнем виде вызывают скорее смех либо раздражение, а не реально решают какие-то бизнес-вопросы.

Фото: depositphotos.com
Фото: depositphotos.com

Наше будущее — цифровые деньги ЦБ

Цифровизация банковской отрасли снижает интерес к наличным деньгам?

— Основное преимущество наличных денег заключается в анонимности транзакций. Криминальный подтекст здесь вовсе не обязателен. Поэтому на наличные есть постоянный спрос, и этот мотив сегодня стал даже существеннее. Но есть другие мотивы с другой стороны (эмитента), например сеньораж, или возможность Центробанка получать доход за счет выпуска наличных. Россия, кстати, получает за счет выпуска наличных денег доход около 1% ВВП, являясь здесь чуть ли не чемпионом мира. Еще одним важным фактором спроса становятся отрицательные или околонулевые ставки, политику которых многие страны начали проводить в последние годы. В такой ситуации наличные деньги являются крайне выгодным вложением. Стоимость хранения, обслуживания, перевозки наличных денег находится в диапазоне от 0,5% до 1%, и если ставки опустятся ниже -1%, все повально уйдут в наличные. Центробанки это понимают.

Есть ли выход из этого положения?

— Например, можно наличные отменить в принципе. Подобные дискуссии уже идут. В мире существует альянс BTCA, участники которого, государственные и частные структуры, предлагают отменить хождение наличных денег. Но самое интересное, что на этом фоне появилась идея запуска совершенного нового формата денег, который может прийти на смену как их наличному, так и безналичному форматам. Это идея «цифровых денег», которая сначала была реализована в формате частных криптовалют, но все они, в том числе биткоин и эфир, представляют скорее «прототипы», чем реальные экономические системы. Более перспективными выглядят стейблкоины, в числе которых проекты Libra, Gram. По-видимому, сейчас появится третий вид денег: центробанки готовятся выпустить свои цифровые валюты. Весьма вероятно, что это станет нашим денежным будущим — цифровые валюты центробанков. Думаю, из тех 10 стран, которые сейчас практически тестируют этот вариант, в течение трех лет кто-то точно запустит его в практику.

— Заметно ли это изменит нашу жизнь?

— Это кардинально изменит жизнь людей. Это будут не просто электронные деньги в новом формате, а деньги, приспособленные для другого класса пользователей: не для людей, а для машин. Сегодня же часы на моей руке, телефон в кармане, телеметрическое устройство в машине, кофеварка в офисе способны собирать и передавать информацию, оказывать услуги. Пока во многих случаях это происходит бесплатно, но по своему экономическому результату такие действия должны сопровождаться оплатой.

Например, если надо поддерживать температуру в доме, то уже сейчас существует устройство, которое делает это — остается только дать ему возможность непосредственно производить оплату соответствующей организации. Да, оплата будет осуществлена с вашего счета, но вы даже не будете задумываться об оплате. Более того, включение и выключение соответствующего устройства может происходить многократно и на короткие промежутки времени. И по каждому факту включения/выключения будет происходить оплата. Таков принцип безопасной работы автономных устройств — оплата против поставки. Уже сейчас можно написать выполняющую эти действия программу, однако суммы к оплате могут оказаться небольшими и связанными с дробными числами, может быть, с долями копеек. Текущая система учета их округляет, что может привести к накоплению серьезных погрешностей. А значит, новая валюта должна иметь точность до 8–10 знаков, чтобы все расчеты были достаточно точными.

— Какова будет роль человека в таком мире? 

— Очень трудно сказать, но в денежных операциях это будет скорее роль потребителя товара или услуги, а не участника финансовой транзакции. Конечно же, это не вопрос ближайшего будущего, но туда мы последовательно идем. Возможно, в будущем человек начнет отдавать часы своего труда и получать право на товары и услуги, которые ему нужны. А деньги будут участвовать только в расчетах между машинами-посредниками.

Возможно, и это тестируется в некоторых странах, будет применен формат безусловного базового дохода, когда государство берет от людей то, что они смогут сделать, и отдает им как минимум гарантированный набор товаров и услуг. Возможно, в таком обществе наиболее дефицитным ресурсом станет время; может быть, оно станет даже некой квазивалютой — мы ведь постепенно уходим от денежных отношений.

Беседовала Ольга Блинова

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» (@startupnews_if) и «Коронаэкономика» (@crypto_if)
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья