ENG
Регионы / Мнение

Туманные перспективы «Арктического гектара»

Татьяна Крейденко

Татьяна Крейденко

Кандидат географических наук, доцент кафедры региональной экономики и географии РУДН

В июле 2020 г. правительство России сообщило о расширении действующей государственной программы предоставления земельных участков на территории регионов Дальневосточного федерального округа и в Арктической зоне страны. Но поскольку часть субъектов Дальнего Востока также расположена в Арктике (Чукотка, Якутия), то нововведение фактически коснется только ряда муниципальных образований в Республиках Карелия и Коми, Красноярском крае и Архангельской области, а также всей территории Ненецкого и Ямало-Ненецкого автономных округов. 

Это не первый в истории пример государственного стимулирования освоения территории гражданами страны. Достаточно вспомнить Акт о земельных наделах (Закон о гомстедах США 1862 г.). Но, в отличие от российских реалий XXI в., закон США XIX в. фактически законодательно закрепил процедуру уже осуществляющегося перехода в частную собственность земельных участков площадью до 160 акров (почти 65 га) на территориях с гораздо более плодородными почвами, чем большая часть российских территорий. Кроме того, агроклиматические ресурсы в США более благоприятные: самый северный населенный пункт в США вне Аляски расположен на широте Тулы.

Эффективность реализации аналогичной программы в России необходимо рассматривать с нескольких позиций, в том числе: стоимость строительства, оценка природно-климатических и почвенно-земельных ресурсов с точки зрения развития предпринимательства, уровень развития инфраструктуры и нормативно-правовая основа возможности получения тех или иных участков.

Перспективы реализации строительства в Арктике еще более туманные, чем на Дальнем Востоке: транспортно-логистические сложности с завозом строительных материалов в труднодоступные районы в условиях, когда доля транспортных издержек доходит до 70% в конечной стоимости строительства, очень короткие сроки функционирования транспортных путей: автозимники — менее 50 суток, по Северному морскому пути — до 2 месяцев, по рекам — от 20 дней до 4 месяцев. В результате стоимость строительства в Арктической зоне существенно превышает строительство даже на территории, относящейся к Крайнему Северу и приравненным к ним районам: в среднем по Якутии стоимость строительства квадратного метра жилья составляет порядка 70 тыс. рублей, а в арктических районах она может превышать 160 тыс. рублей. К тому же уже существующая инженерно-техническая инфраструктура характеризуется высокой степенью износа, ветхости и аварийности.

Наиболее благополучно перспективы проекта выглядят на территории Мурманской области и Республики Карелия. Но здесь появится другая проблема: правовой статус земельных участков. Так 12,5% площади Мурманской области — это 72 особо охраняемые природные территории, которые не могут быть включены в программу по уже действующему законодательству. Еще часть территории нельзя будет предоставить в пользование как участки недр федерального значения (это касается значительной части Ямало-Ненецкого и Ненецкого автономных округов, арктической территории Красноярского края и т.д. ).

К тому же значительная часть арктической зоны — районы проживания коренных малочисленных народов Севера с особым правовым статусом территорий традиционного природопользования, который может быть предоставлен лицам, относящимся к малочисленным народам и общинам малочисленных народов. Региональный закон об оленеводстве в Ямало-Ненецком автономном округе регламентирует особый правовой статус оленьих пастбищ, а это ни много ни мало почти половина площади региона. Хозяйственное освоение гражданами земель лесного фонда — тоже под большим сомнением: на них можно заниматься только определенными видами деятельности, связанными в основном с обработкой древесины, что потребует получения необходимых разрешений и лицензий.

Возникнет вопрос с территориями, подведомственными Министерству обороны РФ. Так, в перечень районов, на территории которых будет реализована программа, вошло муниципальное образование городской округ «Новая Земля», а это территория поселка Белушья Губа, расположенного в пограничной зоне, и поселок Рогачево, где находится военный аэродром. К тому же всегда есть риск возврата к идее реализации некоторых государственных проектов, например: в случае очередного возврата к идее строительства Эвенкийской ГЭС под угрозой затопления окажется сельское поселение «Поселок Тура» (включен в территорию реализации программы).

Оценить экономическую эффективность проекта можно по ходу реализации программы в арктических регионах Дальнего Востока: почти 50 тысяч жителей Чукотского автономного округа за три года действия программы оформили 683 земельных участка (то есть воспользовались предоставленной возможностью примерно 1,5% населения региона). В основном гектары используются для ведения личного подсобного хозяйства, а большая часть собственников обращается за дополнительными мерами государственной поддержки, даже в Республике Якутия (второй регион по количеству полученных участков — почти 15 тыс. чел., что составляет примерно те же 1,5% от населения региона). При этом власти региона обеспечили инфраструктурой часть территорий земельных участков, взятых по программе «Дальневосточный гектар» (в том числе строительство подъездных дорог и электроснабжение).

Следует отметить, что оформленные заявки на гектары в республике коснулись территории юга региона. Для оценки перспектив достаточно привести цифру реализации программы в Приморском крае, где в собственность передано более 22 тыс. участков (лидер среди 11 регионов Дальнего Востока), что фактически означает участие в проекте только 1,2% населения региона.

По мнению вице-премьера — полномочного представителя президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева, «Дальневосточный гектар» должен простимулировать создание более 100 новых населенных пунктов. Но кто будет создавать инфраструктуру для данных населенных пунктов, какие дополнительные меры государственной поддержки будут использованы, как программа будет связана с созданием и развитием опорных зон в Арктике — вопрос открытый. Безусловно, эффективность реализации предложенной программы связана только с комплексом мер со стороны государства, направленных на освоение данной территории. Есть ли смысл применять новые инструменты, если старые до сих пор работают не в полную силу? Может быть, стоит повысить эффективность уже существующих?

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья