ENG
Добавить в избранное
Это интересно

Утопия в двух смыслах

Филипп Ван Парайс, Янник Вандерборхт. Базовый доход. Радикальный проект для свободного общества и здоровой экономики. Перевод с английского под научной редакцией С. Моисеева. — М.: ИД ВШЭ, 2020.

Русский перевод книги бельгийских политологов-экономистов вышел в дни эпидемического кризиса, «самоизоляции», потери доходов у многих и многих домохозяйств. В этих прискорбных обстоятельствах концепция «безусловного базового дохода» приобрела второе дыхание и новую остроту.

Путь к свободе? 

Если мы хотим вновь обрести веру в будущее, торжественно провозглашают соавторы, мы должны обратиться к дерзкой, спасительной идее «безусловного базового дохода» — радикальной альтернативе и «неолиберализму», и «старому социализму».

Безусловный базовый доход (БДД) — периодические денежные выплаты каждому гражданину на безусловной и индивидуальной основе без проверки нуждаемости или требования трудоустройства — вот панацея от экономических и социальных бед современности, реальный путь к свободе и светлому будущему… настаивают соавторы. Их книга парадоксально совмещает в себе манифест (даже — гимн) БДД с историческим, экономическим, политическим и социальным анализом концепции.

Неотложность, срочную необходимость введения БДД соавторы обосновывают тем, что «катастрофа при дверях». Неравенство доходов достигло нестерпимого уровня, новая волна автоматизации вытесняет человека из труда, надежд на экономический рост больше нет, ибо ему поставлены экологические пределы, он всегда неустойчив и в принципе не решает проблему безработицы и «прекарности» (временных форм занятости с потерей трудовых прав). Попытки решить проблему «адресной» помощью неимущим и безработным подвергаются в книге резкой, страстной и, надо признать, убедительной критике.

Получение пособий сопряжено с унижениями, проверками, необходимостью доказывать нужду, а при нынешних угрозах все больше людей рискует на всю жизнь остаться получателями подаяния. Адресность помощи ведет к «ловушке бедности» и «ловушке занятости». Выплаты, привязанные к необходимости искать и найти работу, превращаются в субсидирование работодателей, с гневом пишут авторы, подчеркивая, что получатель пособия под страхом его утраты вынужден соглашаться на самую «дрянную» и низкооплачиваемую работу.

Можно ли улучшить адресную помощь? Соавторы не ставят этот вопрос. Нарисовав гнетущую, мрачную картину сегодняшних бед, угроз и унижений, они простирают руку к свету в конце туннеля: выход есть — и это БДД! Любопытно, что на этих же страницах соавторы сами пишут, что опасность грядущей автоматизации (или обнищания, или иных катастроф) не в первый раз используется, чтобы создать атмосферу срочности вокруг введения гарантированного дохода. Неужели они не замечают, что поступают точно так же?

Будущее с БДД изображается самыми светлыми и яркими красками, в отличие от черного сегодняшнего дня. БДД освободит нас от фанатичной погони за производительностью труда. Не ограничивая тех, кто, хочет работать больше, он помогает тем, кто хочет сократить свое рабочее время. БДД гарантирует реальную занятость, то есть оплачиваемую работу для тех, кто этого желает. А кто не желает — у того будет возможность осуществить свое нежелание.

БДД улучшит переговорные позиции работника, избавит его от необходимости соглашаться на отвратительную, унизительную работу и тем самым заставит работодателей повышать качество рабочих мест.  БДД — это орудие свободы, многократно подчеркивают соавторы:

«Это фундамент, на котором люди могут по-разному выстраивать свою жизнь, в том числе дополняя ее доходом из других источников».

Хотя соавторы убеждены, что «эгалитарная социальная справедливость должна быть установлена в глобальном масштабе», введение БДД в ближайшем будущем они видят в рамках национальных государств: получатели должны быть членами «территориально очерченного сообщества», налоговыми резидентами. Но более отдаленное будущее — БДД во всемирном масштабе.

Вековая мечта человечества? 

Соавторы подробно рассматривают историческое развитие и воплощение различных идей помощи бедным. Первые «наброски» БДД возникли в XVI веке — в «Утопии» Томаса Мора и в трактате Хуана Луиса Вивеса «О вспомоществовании неимущим». Дискуссии вокруг концепции БДД разворачивались во все переломные моменты европейской истории — за вычетом большевистской революции, ибо идея БДД принципиально противоречила коммунистической установке, провозглашенной еще Марксом и Энгельсом в «Манифесте коммунистической партии»:

«Одинаковая обязательность труда для всех. Учреждение промышленных армий».

Критика доктрины БДД представлена в книге подробно и добросовестно. Хотя авторы и поют гимн БДД, стараясь возразить на каждый аргумент против своей любимой идеи, читатель получает возможность самостоятельно рассудить, чьи доводы убедительнее. Так, например, отдельная глава посвящена вопросу, обоснован ли БДД этически.

Упреки против безусловности дохода, отмечают соавторы, существуют в двух видах:

  1. Это потворство пороку праздности, ибо труд — добродетель.
  2. Это несправедливо, нечестно, чтобы способные к труду люди жили за счет других.

Поддерживая трудовую этику, соавторы настаивают, что базовая экономическая защищенность не требует выполнения работы и готовности работать. Однако «внешняя», эмоциональная убедительность второго довода приводила к требованию, начиная с Гракха Бабефа, соединить всеобщий доход со всеобщей же обязанностью трудиться. Расцепить соединение дохода и труда соавторы пытаются на разных путях. Они вспоминают библейскую «манну небесную», уверяют, что лишь крохотное меньшинство воспользуется БДД для ничегонеделанья, приводят ударный (и, несомненно, убедительный) довод феминисток: огромный домашний труд остается неоплаченным.

К обоснованию этичности БДД соавторы привлекают даже марксизм, хотя это невозможно сделать, не противореча «Манифесту». Необязательно ждать коммунистического изобилия, восклицают соавторы, чтобы хоть отчасти реализовать коммунистический принцип: от каждого по способностям, каждому по потребностям. Основоположники от такого аргумента в гробу перевернулись. Убедительность, этичность БДД соавторы связывают и с его растущей поддержкой в обществе.

Изучая книгу и дойдя до пункта о массовой и возрастающей поддержке БДД, я решила воспользоваться возможностями социальных сетей и провести на своей странице в Facebook маленький опрос, попросив своих читателей кратко ответить: поддерживают ли они БДД, не поддерживают или незнакомы с проблемой. Темой заинтересовались 82 читателя, которым я глубоко благодарна за участие в голосовании. Поддержали ББД 43 проголосовавших (в том числе поддержали горячо, приписав пояснения — «это необходимое будущее человечества», «не понимаю, как можно не поддерживать», «никто не должен умирать с голоду», «целиком и полностью!»). Поддержали с оговорками — 18 (оговорки предлагались разные — «не сейчас», «не здесь», «только вместе с радикальной реформой управления, налогообложения»). Итак: «за» БДД 61 голос. Не поддержали — 17 (в том числе резко — «это такой ящик Пандоры, что будем пыль глотать на пару поколений вперед», «это глупость или измена», «это просто ноль!»). Лишь трое ответили «не знаю», указав на незнакомство с проблемой, и один из участников написал, что кратко ответить невозможно, ибо проблема слишком сложна, а «дьявол таится в деталях».

Тем самым это маленькое голосование лично для меня подтвердило правоту авторов — идея БДД исключительно актуальна, знакома большинству, пользуется несомненной поддержкой, воспринимается как нравственная и ведущая к желанному будущему. Но в связи с этим встает вопрос.

Где деньги, Зин?

Как, за счет чего финансировать выплаты БДД? Можно ли найти устойчивый способ финансирования? Вновь надо отдать должное авторам: возражения против доктрины БДД с точки зрения финансирования они показывают очень подробно и воспринимают серьезно. Критики БДД указывают не только на освобождение получателей от обязанности трудиться, но и на непосильное налогообложение трудового дохода. Размер налоговых ставок заставляет усомниться в устойчивости БДД. А перспектива финансирования с помощью печатного станка — это раздутая инфляция.

В обоих случаях опасность невелика, уверяют соавторы (и лично меня не убеждают). Налоги вырастут, конечно, но некритично, ибо БДД заменит все «адресные» выплаты, меньшие по размеру. Перераспределение покупательной способности внутри данного общества не создаст общего инфляционного давления, как создали бы трансферты из-за рубежа, а создаст разве что локальные.

Но есть и другие способы профинансировать БДД, утверждают соавторы, признавая, что налогообложение трудовой деятельности все же останется главным. Этих способов несколько. Нужно снизить налогообложение на доход от труда, резко повысив на доход от капитала. Нужно напрямую обложить налогом частное богатство, установив крутую прогрессивную шкалу. Нужно ввести радикальный налог на наследство (все виды завещания и прижизненного дарения), который горячо одобрят все, кто рассматривает безусловный базовый доход как долю в общем наследии (в скобках приходится заметить, что наследники и наследодатели вряд ли его одобрят столь же горячо). Можно ввести налог на потребление с прогрессивной ставкой на расходы — это будет ограничением роскоши и стимулированием сбережения. Источником финансирования могут стать природные ресурсы за счет собственности государства на природные активы.

И, наконец, как бы помявшись и смутившись, соавторы признают то, что отрицали несколькими страницами раньше: финансировать БДД поможет «расширение денежной массы», то есть налегание на печатный станок.

«Остается неясность, — неясно и странно замечают соавторы, — какой темп инфляции считать нужным».

Рассмотрев источники финансирования (и не убедив — меня, по крайней мере, что оно будет устойчивым), соавторы обращаются к тому «роковому» аргументу противников БДД, который появился вместе с самой этой доктриной. Все предложенные меры снижают стимулы к труду. Да, снижают, вынуждены признать соавторы. Аргумент очень серьезный, опасения обоснованы. Обложение трудового дохода ради выплаты базового дохода ослабляет материальные стимулы, наряду с возможностью жить праздно.

БДД усилит мотивацию к труду у людей на нижней ступеньке лестницы доходов, настаивают соавторы (усилит потому, как я поняла, что им больше не нужно будет соглашаться на «дрянную» работу). Но у более производительных работников мотивация к труду понизится. На эту критику нельзя закрывать глаза, соглашаются соавторы и отвечают на нее в том духе, который очень знаком всем бывшим советским людям: труд — дело чести, доблести и геройства. То есть, говоря словами соавторов, следует оспорить приоритетность материальных стимулов, подчеркивая важность накопления человеческого капитала по сравнению с участием в рынке труда, ибо именно это важно для долгосрочной перспективы, для будущего.

«Утопия ли это?» — спрашивают соавторы в эпилоге. И отвечают: «Да! Но в двух смыслах. БДД — утопия, потому что его не существует сегодня нигде (а “утопия” — это и есть “нигдейя”). Но БДД — это утопия и в другом смысле: это картина лучшего будущего…»

Автор: Елена Иваницкая


Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Новые бизнес-тренды
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья