ENG
Инвестклимат, Мнение, Прогнозы

«V», «W» или «L»: каким будет кризис?

Василий Колташов

Василий Колташов

Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Спекулянты, аналитики, экономисты на зарплате у бизнеса и чиновники называют разные сроки окончания кризиса и предполагают разные сценарии его развития в 2020–2021 гг. Самая популярная версия: кризис пришел на годы и нанесет еще огромный урон мировой экономике. Эта версия подкрепляется мнением специалистов по экономике из США, традиционно получающих Нобелевские премии. Впрочем, все может оказаться не совсем так…

Рынки и наброски сценариев

«V» или «W» — вот в чем вопрос. Такая постановка встречается чаще всего, и в обсуждении версия двухразового падения имеет наибольшую поддержку. После обвала мировых цен на нефть марки Brent с $59,3 в феврале до $19,5 за баррель в конце апреля 2020 г. кажется логичным новое падение. Отскок цены «бочки» до $30 выглядит временным. Разве мировая торговля не находится в невиданно угнетенном виде, а самолеты и автомобили не простаивают из-за карантинных мероприятий? Разве за последние месяцы уже не наблюдались резкие колебания — «качели» на рынках сырья, продуктов питания и ценных бумаг? Разве ФРС может обеспечить устойчивое равновесие?

Почему бы после нового оживления рынков нам не увидеть еще один перевернутый горб верблюда, еще одно «дно»? А депрессия — сколько она будет продолжаться в мировом хозяйстве, если безработица в США дойдет до 20–25%, уровня Великой депрессии 1929–1933 гг.?

Наконец, есть и версия «L», суть которой: за сильным обвалом последует долгий период застоя, может быть, и многолетний. Сторонники «WL» тоже склонны видеть такой итог.

Для того чтобы понять, какой из сценариев выглядит более адекватно, нужно понять сущность современного кризиса.

Что это за кризис такой?

«Это новый кризис!» — самое популярное и абсолютно неверное суждение. Оно выносится наблюдателями в США, ЕС или Великобритании так легко только потому, что эти зоны глобального хозяйства не были задеты Второй волной кризиса. В России или Китае экономисты в состоянии догадаться, что ныне мир имеет дело с Третьей волной большого кризиса, рожденного в далеком 2008 г. Эксперты РЭУ им. Г. В. Плеханова (Кафедра политической экономии и истории экономической науки) даже заблаговременно подготовили доклад «Победить третью волну», такой ожидаемой она была. Её не ждал только ленивый или малограмотный спекулянт, так прозрачно она подготавливалась и надвигалась.

Обвал рынков весны 2020 г. начали ожидать с 2016–2017 гг. В 2018 г. ждали уже нервно, рассчитывая сыграть на падающих рынках. Пришлось подождать ещё. Однако ожидания были, что называется, не по учебнику: «Экономикс» лживо учит молодых и легковерных читателей, будто бы кризисом называется момент неприятностей, сокращения ВВП, падения рынков или сфер экономики. На деле кризисы — явление куда как более сложное. Многие из них (при смене длинных волн развития, волн Н. Д. Кондратьева) способны тянуться более десяти лет и имеют волновую структуру, порождающую соединение сценариев «W» и «L».

О таких кризисах автор статьи подробно написал в книге «Капитализм кризисов и революций» (2019). Перспектива новой волны кризиса, естественно, не была для меня тайной и тоже нашла отражение в книге. Но главное не это, а тот факт, что кризисные осадки в 2013–2016 гг. выпали на экономики БРИКС и малые «развивающиеся рынки», а страны ядра мировой экономики они обошли. Потому обвал этих экономик будет в 2020 г. более продолжительным и зайдет дальше. А учитывая приоритет там финансовой сферы, плодами безудержных денежных вливаний в нее будут: высокая инфляция, устойчивая массовая безработица, сжатие слишком уж разросшейся сферы услуг и ослабление ныне резервных валют. Новый обвал рынков не обязателен, падение нефти — тоже.

Вероятная перспектива

Резкий обвал фондового рынка США, Великобритании, ЕС и Японии не был гарантирован в таком виде. Падение цен на нефть — да, было. Упреждающее вливание триллионов долларов в фондовый рынок за пару месяцев до его обрушения в 2020 г. сгладило бы процесс. Это была бы обычная смягчающая количественная операция. ФРС может уверять, что действует на опережение снижением ключевой ставки и выкупом мусорных бумаг, но это не так. В «центробанке центробанков» слишком заигрались и забыли, что после паники 2008–2009 гг. кризис всего-навсего отошел на стартовые позиции, тогда как биржевые пузыри выросли. Так или иначе они должны были сдуваться.

Власти США и ФРС движутся за событиями, боясь ослабить доллар, который необходимо было бы девальвировать ранее. Потому развитие кризиса в США (следом — в ЕС и Великобритании) будет, вероятно, проходить по форме «L»: за резким обвалом — затяжная депрессия. Формулы «V» и «W» предполагают непродолжительное лежание экономики на «дне» и быстрый переход к оживлению.

В реальности этого случиться не может. Однако это не означает, что все экономики мира обречены на подобный сценарий; застой сокращаем. Американский рынок впервые показал свою огромную важность в кризис 1873–1879 гг. Карл Маркс тогда писал, что оживление в мире начнется в США. С того времени процессы в американской экономике были важнее всего, что случалось в Англии — прежнем центре. Уже не лондонские биржевые часы отмеряли время окончания кризисов; это делала экономика США. Ипотечные проблемы в этой экономике привели в 2008 г. к мировому кризису, в процессе которого разгон китайской индустриальной экономики сместил центр событий. Потому обвал 2020 г. случился после падения промышленного производства в КНР. Теперь развитие событий во многом зависит от действий китайских властей.

Два сценария для двух полюсов

«W» и «L» могут соединиться в 2020 г. в сценарий «WL». Нельзя исключать, что рынки способны пережить некоторое оживление, а после рухнуть еще раз, а может быть, и несколько раз. Все здесь будет зависеть от щедрости регуляторов. Если они будут бороться с проявлениями кризиса уже ставшими привычными за 12 лет денежными вливаниями огромных масштабов, что прежде всего касается США, то колебания рынков станут резче и опишут «WL».

В конечном итоге все равно должна случиться многомесячная депрессия. И она должна оказаться очень тяжелой в странах с «развитой постиндустриальной сферой».

Более традиционные экономики континентальной Евразии способны ответить на депрессию расширением сотрудничества в рамках сильного протекционизма и даже общим планом перезапуска роста. Ключевая предпосылка — это независимость высшей бюрократии (грандбюрократии) от США и направляемых ими международных структур, таких как ВТО, МВФ или ВБ. Размер рынка и наличие многообразных ресурсов имеет значение. Для России смягчающим фактором в депрессии может оказаться рост цен на зерно и иные пищевые продукты, а также и на нефть — в силу обесценивания доллара.

Экономика КНР нуждается в перезапуске рынка жилья и строительства, что непросто сделать в условиях продолжающегося снижения продаж китайских товаров в США. Ни Китай, ни остальной мир еще не закончили входить в фазу застоя; в условиях карантина обвал продолжается. Но поддержав евразийские рынки, дав им импульс индустриального развития и строительства, Китай может быстрее пройти стадию депрессии.

Впрочем, оживление в Евразии не будет означать оживления во всем мире, особенно на Западе. Пребывание в горизонтальной части «L» здесь должно будет затянуться, поскольку кризису ранее ни в чем не давали выполнить свою очистительную работу.

Кратко о теории кризисов

Либеральные экономисты обожают сравнивать кризисы с болезнями и стихийными бедствиями. В большинстве книг о кризисе, вышедших в 2008–2019 гг., он представал горьким плодом ошибок регуляции или избыточной алчности, а в крайнем случае — наказанием. Кажется, ни один экономист не осмелился еще сравнивать современный кризис с доброй феей. Между тем кошмар 2020 г. возник не потому, что регуляторы стран старого центра забыли влить в рынки новую порцию денег (это бы только смягчило посадку), а власти всюду перебарщивают с борьбой против эпидемии. Он возник из-за того, что экономике слишком долго не давали упасть и скинуть лишнее.

Кризису не давали сжечь избыточные капиталы, преимущество фиктивные — выраженные лишь в ценных бумагах. Но экономика управляется законами, просто они не подчиняются текстам в учебниках экономики или трактатах нобелевских лауреатов из США. Теперь кризис прорвал плотину. Её спешно латают, вливая в рынки триллионы долларов, но это уже не поможет. Долгое время готовившаяся перестройка мировой экономики и очистка её от шлаков началась. Для проведения такой работы бог и создал депрессии.

Депрессия в сценарии «L» может быть долгой или продолжаться лишь несколько месяцев. Резкость обвала дает ряду стран шанс пройти её быстрее, так как одна часть работы уже выполнена кризисом. Пороки обнажены, и дело за рецептурой, которая должна в случае России состоять из усиления роли государства в экономике и защиты им своего рынка, рабочих мест и права пользоваться технологиями, формально ему, может быть, и не принадлежащими. Значение имеет выстраивание прагматичных отношений с соседними странами, развертывание строительства жилья и инфраструктуры. Но это детали. Пока же мы весьма близко к соединению вертикальной и горизонтальной частей «L».

Впереди депрессия. В странах, поддающихся требованиям кризиса, оживление может наметиться уже осенью. Ни о каких долгих годах кризиса речь не идет. Эти годы и так остаются у нас позади. Мир же при этом сильно изменится.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья