ENG
Инвестклимат, Мнение

Как либералы выдумали «экономику»

Василий Колташов

Василий Колташов

Руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Экономические мифы и искаженные знания крепко засели в учебниках, а те, кто привнес их туда, обвиняют народ в безграмотности. Так откуда она взялась? Кто насаждает мифы, и как работает настоящая экономика?

Обвал рынков в 2008‑2009 годах впервые со всей силой показал, как далека господствующая в мире либеральная экономическая теория от реальности. С того времени не проходило и года, чтобы в России чиновники и эксперты не сетовали на финансовую и даже экономическую безграмотность большинства населения. Перекладывать ответственность на граждан принято и в других странах. Но всюду они изучают экономику по примерно одному американскому курсу «Экономикс». Освоив его в школах, колледжах и университетах, люди и становятся экономически безграмотными. Принимая после этой обработки неверные финансовые решения, они слышат презрительное: «Безграмотно! Вы безграмотны!» Создается впечатление, что люди сами в этом виноваты.

Реальная ответственность за массовую экономическую безграмотность лежит на чиновниках, утверждающих программы и учебники. Авторы только делают под заказ копии с американского оригинала, иногда с полезными добавлениями, о которых, увы, почти ничего не удается поведать студентам. Преподаватели обязаны выполнять роль воспроизводящих и поясняющих устройств. Они обязаны нести в народ только «Экономикс», и им никак нельзя исправить неправильности курса. А чтобы им не было повадно отклоняться от программы и рассказывать нечто дельное и практически полезное каждому, все чаще используются электронные экзамены — все по американскому курсу.

Однако стремление забыть всевозможные «законы», многообразные графики и формулы можно принять за иммунную реакцию общества. Оно имеет на нее полное право. Вся реально полезная информация — про ВВП, национальный доход, фондовый рынок, акции, облигации, денежные знаки, валютные курсы, безработицу и тому подобное — просто осыпается, как листва, которая была магическим образом лишена естественной питающей ветви. Фрагменты знаний — вот что возможно вынести из курса либеральной экономики. Причина в том, что никакой убедительно-целостной картины мира «Экономикс» не дает. Зато ее гуру могут бравировать своим якобы имеющимся пониманием процессов, заставляя всех дрожать перед магией метафизических и по сути пустых фраз.

Быть может, до начала кризисного десятилетия либеральная экономическая теория еще могла претендовать на убедительность. Казалось, налицо были свободный рынок и глобализация, а экономические процессы стремились к тому, чтобы свестись к математике (в чем их видел беглый экономист-либерал Сергей Гуриев). Можно было рассуждать о бескризисном развитии или целиком игнорировать причины периодически возникающих кризисов. В учебниках было полно американских по происхождению «законов» экономики, которые в одних случаях были списаны с известного европейцам еще в середине XIX века, в других работали по принципу ржавых замков, как выразился философ Андрей Коряковцев. «Законы» в одном случае срабатывали, в другом — нет. Когда и как они себя поведут, предсказать было невозможно.

Головам студентов и школьников полагалось быть заполненными такого рода «истинами». Например, они обязаны знать, что при снижении ключевой ставки Центрального банка курс национальной валюты ослабевает, а при ее увеличении — возрастает. Когда во второй половине 2014 года повышение ставки ЦБ РФ привело к обвалу рубля, этот «закон» вызвал немало издевательств со стороны экспертов, что не изучали экономику по «Экономикс» и даже читали «Капитал» Карла Маркса дальше первого тома.

Не менее нелепо стала с началом кризиса выглядеть сверхвульгарная, но занесенная во все учебники теория факторов производства, согласно которой земля и капитал каждое утро встают на работу, так как один человеческий труд с делом созидания материальных благ не справится. Вредоносность ее выразилась в том, что для впитавших её делалось невозможным понять: откуда периодически берутся кризисы перепроизводства, а тем более большие кризисы — подобные современному и кризису 1970-х годов. Дело в том, что по этой теории все получают пропорциональное вознаграждение, и никакого присвоения результатов труда собственником капитала нет, а значит, не может быть и того, что сплошь и рядом имеет место — дефицита платежеспособного спроса в силу неравного распределения материальных благ.

Не сильно полезным был и догмат о паритете покупательной способности. Приверженцы его забывали о разности условий производства в разных частях мира и принимались рассуждать о том, что-де эти или те валюты недооценены к доллару. Ни они, ни их студенты не могли в итоге понять: как же работают механизмы взаимного влияния валют, какую роль здесь играют фондовый рынок, национальное потребление или рынок недвижимости? Неудивительно, что сплошь и рядом выученики совершали фатальные ошибки в личных денежных делах, за которые винить их может только бессовестный человек. А дело все в том, что винить нужно привнесших в головы ложные знания.

Однажды я спросил студентов, какая валюта была переоценена в начале XVII века — во Франции с ценой условного товара в одну условную единицу или в Испании с ценой в две единицы? Начались гадания. Пришлось объяснить, что и там и там была одна и та же серебряная испанская монета, и бесполезно искать причину дикой разницы цен в денежном обращении. Экономика не просто сложнее устроена, нежели учит нас и наших детей «Экономикс». Она вообще не такая! Так, протекционизм есть благо, а не вредоносный инструмент, который якобы приносит один вред. Что же касается государства вообще, то оно есть кормчий экономики, а вовсе не будто бы вечно неэффективный хлам, как уверяют либеральные экономисты.

В 2014-16 годах мировую экономику накрыла вторая волна кризиса. Она показала: время «свободной торговли» и либеральных торгово-управленческих химер миновало, настала эпоха неомеркантилизма — новой расчетливости и жесткой борьбы на мировом рынке, где роль видимой руки государства должна стать очень большой. Но учебники остались старыми. Мозги их авторов и певцов либеральной теории тоже не изменились. Раз не изменились программы, то замусоривание голов остается главным делом экономического образования. А чтобы никто не жаловался после, всем говорят одно: вы экономически безграмотны, ай-ай, как вам это не стыдно!

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья