Menu
Инвестклимат, Интервью

Владимир Дмитриев: Инновациям мешают законы и их отсутствие

Россия в глобальном рейтинге инноваций имеет хороший шанс вырваться вперед. Но пока мешают пробелы в законодательстве и наследие СССР в части отсутствия подходов к коммерциализации. При этом для развития инновационного климата недостаточно взаимодействия с институтами развития, необходимо также держать руку на пульсе настроения предпринимателей. И Торгово-промышленная палата РФ (ТПП РФ) над этой задачей активно работает. Об этом в интервью деловому журналу «Инвест-Форсайт» в рамках проекта «Инвест-гостиная» рассказал вице-президент ТПП РФ Владимир Дмитриев. 

Что мешает России

Владимир Александрович, основной темой последнего заседания Правления Торгово-промышленной палаты была проблема коммерциализации отечественных технологий и привлечения инвестиций в технологические проекты. В глобальном рейтинге инноваций за 2018 год Россия заняла всего-навсего 46 место. Как думаете, что нам мешает двигаться вперед в этом рейтинге? И чем наша экономика, чем Россия сильна, чтобы это можно было использовать для рывка в этой сфере?

— Действительно, мы занимаем не самые передовые позиции в этом рейтинге, и тому есть много причин. Наверное, и в советское время система формировалась таким образом, что, несмотря на мощную научную базу и фундаментальные разработки, до коммерциализации эти разработки не доходили. Отголоски этого присутствуют и в нынешней экосреде.

Конечно, много делается со стороны государства для того, чтобы стимулировать трансформацию научно-технических разработок в коммерческие проекты, которые были бы интересны прежде всего бизнесу. В этом смысле важно иметь в виду, что в числе мер, которые предпринимаются, можно назвать формирование необходимой среды и создание институтов развития, создание технопарков, особых экономических зон, территорий опережающего развития, где формируются условия для того, чтобы научно-технические разработки, инновационные идеи воплощались в жизнь и стали предметом коммерческой заинтересованности бизнеса.

Российской венчурной компанией создан целый ряд фондов, которые работают в этой достаточно рискованной сфере бизнеса; пусть медленно, но тем не менее мы наращиваем обороты и, как мне кажется, идем по правильному пути. Хотя, конечно, многого еще не сделано.

— А что мешает?

— Несовершенство законодательства. И в целом инвестиционный климат, хотя в отдельных регионах в показатели инвестиционной привлекательности входит в том числе отношение власти к бизнесу с точки зрения коммерциализации научно-технических разработок. Целый ряд таких примеров, как Пермская, Томская, Калужская области, Москва, Московская область подтверждает, что там, где власть заботливо относится к бизнесу именно с этой точки зрения, дела идут весьма успешно. Но хотелось бы тиражировать эти начинания по всей стране.

— Это возможно?

— Это возможно. Президент ТПП РФ Сергей Николаевич Катырин входит в состав экспертной группы по определению рейтинга инвестиционной привлекательности регионов; и, самое главное, ведется практическая работа, которая на этом направлении делается совместно с другими объединениями предпринимателей, совместно с АСИ. Есть реальная конкуренция между регионами и свои KPI, которые выставляются руководителям регионов. Все это помогает развитию здоровой конкуренции, связанной с применением современных механизмов, в том числе институтов развития для совершенствования перехода научно-технических разработок в коммерческую сферу и привлечения соответствующих инвесторов в эту непростую, но очень многообещающую с коммерческой точки зрения сферу применения их капиталов.

Законодательство и уверенность в будущем

— Поговорим об интеллектуальной собственности. Доля России в мировом объеме полученных платежей за использование объектов интеллектуальной собственности ничтожно мала — 0,21%. У США при этом 36,3%, у Японии — 11,8%. Что нужно сделать, чтобы преодолеть разрыв, и возможно ли в принципе его преодолеть при таком огромном дисбалансе?

— Безусловно, возможно. Что мешает, по сути дела, патентной и лицензионной работе? Несовершенство законодательства и наличие рисков, которые предприниматели понимают и стараются не патентовать свои изобретения, опасаясь нарушений интеллектуальных прав.

— На Запад уходят?

— И уходят за рубеж, да. В Китае, например, впечатляющий прогресс с точки зрения защиты прав интеллектуальной собственности, и, соответственно, достаточно заметного, резкого увеличения количества патентов и платежей, которые поступают от патентной деятельности. Поэтому совершенствование законодательства, где, в том числе, система торгово-промышленных палат играет весьма существенную роль и как модератор, и как проводник озабоченности бизнеса, как структура, которая взаимодействует с властью для того, чтобы решать существующие проблемы, препятствующие бизнесу активно развивать это направление деятельности. На наших площадках мы собираем и национальные, и международные форумы, активно сами участвуем в этих международных форумах, причем различные сегменты Торгово-промышленной палаты, в том числе наш департамент содействия инвестициям и инновациям. Таким образом, предпринимательское сообщество через свои объеденения играет весьма существенную роль в том, чтобы наше законодательство все-таки было адекватно потребностям бизнеса.

— Вы не в первый раз упомянули слово «законодательство». А какие пробелы в законах нужно устранить, чтобы у нас защита интеллектуальной собственности вышла на нормальный, качественный уровень, чтобы не боялись патентовать у нас, не уходили в США и другие страны?

— Я бы связал это не с какими-то отдельными изъянами в законодательстве, а в целом с тем инвестиционным климатом, который пока еще существует в нашей стране. Да, мы в рейтинге Doing Business серьезно укрепили свои позиции — занимаем сейчас 31-ю строчку. Но если брать отдельные параметры, по которым рейтингуются страны, как раз в этой сфере, сфере патентной деятельности и защиты прав интеллектуальной собственности, мы пока еще уступаем серьезным игрокам.

В целом законодательство и в целом подход к бизнес-климату важны для того, чтобы наши отечественные разработчики, отечественные инвесторы, которые работают в этой сфере, правильно ориентировались и уверенно себя чувствовали. Поэтому это в целом большой комплекс задач, который стоит перед законодательством не только в плане защиты интеллектуальной собственности, но и в плане защиты прав инвесторов.

— Получается, что и у бизнеса должна быть уверенность в завтрашнем дне достаточно стабильная?

— Безусловно.

Технопарки и нацпроекты

— Поговорим о технопарках. У нас на 2019 год в них зарегистрировано больше 3 тысяч резидентов. Самих технопарков со стартапами у нас 500. При этом доля продукции технопарков в ВВП достаточно мала. Мы поздно начали? Нам приходится догонять, и до поезда нам уже не добраться, до этого последнего вагона? Или, может быть, просто не надо догонять — у России свой путь? 

Давайте говорить не столь фатально. Вспомним время, когда формировался Евросоюз, существовал даже такой термин «Европа разных скоростей». В данном случае мы тоже двигаемся с разными скоростями. И, безусловно, мы подключились к работе позднее, чем страны. Но сейчас, к счастью, формируются условия для того, чтобы инновационный бизнес и бизнес, который является резидентом технопарков, достаточно уверенно себя чувствовал. Еще раз хочу сказать: примеры подобного рода технопарков подчеркивают или наглядно свидетельствуют о том, что такая форма сотрудничества власти и бизнеса весьма востребована.

Возьмем технопарки в республике Татарстан, Набержные Челны. Или в пригородах Казани создан технопарк «Иннополис». Туда приходят не только местные региональные предприниматели, но и предприниматели из других регионов, потому что чувствуют наличие заинтересованности власти в различного рода благоприятных условиях, которые создаются с точки зрения налогообложения, с точки зрения подключения к инфраструктуре и т.д. Такие примеры относятся не только к Татарстану, но к целому ряду других регионов, где традиционно присутствуют хорошие условия для обучения предпринимателей, хорошие академические условия для формирования правильной, рыночно ориентированной среды. Так что да, мы уступаем по скорости, мы уступаем по объему, но в целом движемся, как мне кажется, в правильном направлении.

— Надо догонять? Или мы — на своем месте, спокойно развиваемся?

— Лучше было бы говорить об опережающей скорости, но в данном случае мы, наверное, идем своим путем. В этом смысле не стоит говорить, что мы обязательно должны кого-то догнать. Мы должны сами определить себе ключевые направления, где мы, безусловно, можем стать лидерами.

— Какими они могут быть именно в российском разрезе?

— Мне кажется, авиакосмическая отрасль является одной из таких отраслей, где мы наработали достаточно компетенций и сформировали хороший потенциал: и кадровый, и технологический. Безусловно, ядерная отрасль, где речь идет не только об атомных электростанциях или оборонном назначении отдельных направлений ядерной отрасли. Это и ядерная медицина, и плавучие электростанции, и целый ряд других направлений, где наш российский потенциал — один из лидирующих в мире, где мы можем уже не догонять, а опережать наших зарубежных партнеров и двигаться в правильном направлении. Видите, как развивается медицинская отрасль, какое значение придается ей, в том числе в контексте реализации национальных проектов?

Я думаю, направления, которые заложены в национальных проектах, — это некий сигнал бизнесу: здесь бизнес может рассчитывать на государственную поддержку и на формирование целых отраслей и кластеров, основанных на принципах государственно-частного партнерства.

И я не говорю еще об оборонном комплексе, гиперзвуковом оружии и так далее… Но не надо забывать, что гособоронзаказ сужается: и предприятиям оборонно-промышленного комплекса, и вообще всем тем, кто задействован в нашей оборонной отрасли, власть посылает правильный сигнал, чтобы они не забывали о конверсии, а наоборот, форсировали переход от военного производства к гражданским отраслям. Тем более что в этих отраслях заложен мощнейший очень сильный научно-технический задел.

Что может ТПП

— Система Торгово-промышленной палаты РФ принимает очень активное участие в развитии инфраструктуры поддержки инновационного предпринимательства. Каким образом ТПП реализует эту свою задачу, и как вы планируете развивать это направление вашей деятельности?

— Мы на этом направлении, во-первых, теснейшим образом взаимодействуем с институтами развития и теми формами поддержки инновационного предпринимательства, которые находятся в приоритетном списке у наших органов власти. Это «Сколково», Фонд развития промышленности, «Российская венчурная компания», другие структуры, которые призваны поддерживать инновационный бизнес. Но, как показывает практика, этого, конечно, недостаточно.

В этом смысле мы очень плотно держим руку на пульсе настроения предпринимателей. Мы регулярно, через систему наших торгово-промышленных палат, опрашиваем региональное предпринимательское сообщество о коммерциализации научно-технических разработок и инновационном бизнесе в целом. Мы, безусловно, опираемся на мнение предпринимательского сообщества. Мы видим, на какие недостатки оно обращает внимание, и через наши лоббистские возможности в правительстве и Думе, в Совете Федерации доводим эту проблематику до структур, принимающих решения; помогаем с точки зрения и законотворческой деятельности, и с точки зрения правоприменительной деятельности. Помогаем предпринимателям добиваться соответствующих решений на государственном уровне. Вот это ключевое — взаимодействие со структурами, которые работают, и держать руку на пульсе настроения предпринимателей.

Беседовал Тарас Фомченков

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья