ENG
В мире, Инвестклимат

Война за воду: Турция и Сирия делят Евфрат

В очередной раз обострилась ситуация на турецко-сирийской границе. Почему же Турция продолжает ссориться с Сирией? Помимо политического фактора (поддержка Асадом курдов), есть экономический: вопрос поступления в Сирию воды Евфрата, который Турция собирается в очередной раз перегораживать. Ниже представлены точки зрения всех замешанных в конфликте сторон. Пусть читатель выберет ту, которая ему больше понравится.

Война за воду: Турция и Сирия делят Ефрат

Точка зрения Турции

Поскольку после неудачной попытки путча в Турции вся оппозиция загнана «за Можай», независимых СМИ в стране мало, их голоса никто не замечает. Так что в турецких СМИ доминирует точка зрения властей. Она состоит в следующем.

Проект использования Евфрата — совместный. Турция, Сирия и Ирак начали разрабатывать проекты в 1950-х годах с целью использования вод бассейна Евфрат-Тигр, одного из самых важных бассейнов Ближнего Востока. Турция и Сирия начали строить плотины Кебан и Табка на реке Евфрат в середине 1960-х годов. В 1973 году были открыты плотины, и в процессе заполнения водохранилищ уменьшилось количество воды, поступающей в Сирию и Ирак из реки Евфрат. Это положило начало напряженности между тремя странами. Ирак угрожал Сирии подрывом плотины Табка.

После постройки плотины Кебан Турция решила строить плотины Каракая и Ататюрк. Турция имеет оптимальные географические условия, в которых можно хранить воды Тигра и Евфрата, что даст возможность странам, находящимся ниже по течению этих рек, удовлетворять потребность в воде в засушливые периоды. Турция обратилась к международным организациям с целью получения финансирования, но Ирак и Сирия пролоббировали отрицательное решение этих организаций. Ряд других арабских стран поддержал позицию Сирии и Ирака. Тем не менее Турция все равно нашла деньги на постройку плотины Каракая, но при этом обязалась выпускать на турецко-сирийской границе 500 кубометров в секунду евфратской воды. С плотиной Ататюрк была та же история — арабские государства пролоббировали в международных организациях отрицательное решение по кредитованию строительства. Турция нашла средства на постройку плотины сама.

Турецкие официальные лица считают, что несмотря на то, что Турцию международные организации упорно стравливали с Ираком и Сирией, по вопросу водных ресурсов, начиная с 80-х годов три страны стремились к консенсусу. В 1980 году были проведены трехсторонние переговоры по вопросам пользования воды из Евфрата. Турецкой и иракской сторонами был создан совместный технический комитет по устранению проблем с водой. В 1983 году к этому комитету присоединилась Сирия.

В 1984 году Турция предложила Сирии и Ираку трехэтапный план, который включал в себя справедливое, разумное и оптимальное использование пограничных вод бассейна Евфрат-Тигр. Он включал в себя проведение совместных инвентаризационных работ по почвенным и водным ресурсам, а также определение и распределение потребностей в воде в соответствии с секторами в этом направлении. Однако Сирия и Ирак план отклонили.

В 1987 году во время строительства плотины Ататюрка Турция подписала с Сирией два протокола. Из них фактически следовало, что Сирия получает те самые 500 кубометров воды в секунду, а сама обязуется прекратить поддержку Курдской рабочей партии. Однако в течение следующих десяти лет Сирия явно и демонстративно поддерживала курдов, а в следующие годы делала это подпольно.

В 2009 году между Турцией и Сирией, Турцией и Ираком было подписано несколько соглашений, в том числе по пользованию водой из Евфрата. Несмотря на то, что в дальнейшем Турция ввела против режима Башара Асада санкции, распределения воды эти санкции не касались.

Точка зрения России, Сирии и их союзников

Как мы видим, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган все же не стал ввязываться в непосредственный конфликт с Сирией, поскольку не хочет портить отношения с Россией. Тем не менее вопрос евфратской воды не снят. И если предположить, что уже не Турция полезет в войну с Сирией, а Сирия сама на нее нападет, то это будет вполне логично, потому что Турция уменьшением стока воды крайне негативно влияет на сельское хозяйство и экологию Сирии.

На Ближнем Востоке вода — дефицит. После того как Турция в 2014 году на некоторое время перекрыла Евфрат, в Сирии были за последующие три года заброшены около 800 тыс. крестьянских хозяйств, 3 млн человек, то есть 15% населения страны, перебрались из сельской местности в города. В Сирии 85% территории — пустыни или полупустыни. Турция в этом смысле находится в более выгодном положении; что касается возобновляемых источников энергии, то она вполне может извлекать электричество из солнечной или ветряной энергии. В случае если Турция окончательно перегородит Евфрат плотинами, в Сирию и Ирак мало что попадет: то, что останется после постройки плотин, отправится на мелиорацию в турецкий Курдистан. Значительно пострадает от этого столица Сирии, Дамаск, который перестанет быть оазисом на фоне увеличения численности населения. Грунтовые воды в Дамаске вычерпали почти до нуля.

Точка зрения мирового сообщества

Международные организации в данном случае придерживаются мнения, которое можно выразить фразой Шарикова: «Да не согласен я с обоими». Поэтому она похожа на беспристрастную.

Турция планирует строительство 22 плотин и 19 электростанций на Евфрате и Тигре, в результате чего поток воды в Сирию и Ирак сократится почти наполовину. Это старая идея, выдвинутая еще Кемалем Ататюрком, но только сейчас Турция собралась воплощать ее в жизнь. Естественно, в Сирии и Ираке знали, к каким последствиям это может привести. После свержения власти Саддама Хусейна в Ираке отношения Турции и Ирака улучшились. Со стороны Ирака прекратились обвинения в ограничении количества воды в двух реках. А вот с Сирией отношения у Турции только ухудшились, главным образом из-за претензий Асада на провинцию Хатай и поддержки им курдских сепаратистов.

По мнению западных аналитиков, односторонние проекты на Евфрате всегда приводят к напряженности в отношениях между тремя странами, в первую очередь между Турцией и Сирией. На Западе считают, что даже учитывая рост населения в регионе и увеличение спроса на воду, Турции все равно надо действовать более осмотрительно и использовать ресурсы Евфрата в первую очередь для поставок воды населению и орошения сельскохозяйственных угодий, а не для гидроэнергетики.

Подобные мнения ясно свидетельствуют о том, что Западу и различным международным организациям не нужно, чтобы Турция ограничила свою зависимость от нефти в энергетике. Даже на фоне того, что Запад выступает противником потепления климата и сторонником зеленой энергетики. С другой стороны, Запад волнует экология Евфрата: в СМИ подчеркивается, что турецкие плотины вызывают засуху в более нижнем течении. Также, естественно, Запад негативно отреагировал на факт перекрытия Турцией Евфрата в 1990 году, когда Ирак вторгся в Кувейт; это событие Турции до сих пор припоминают и Европа, и англосаксонский мир.

Позиция экологов

Отсутствие трехстороннего соглашения делает проблематичным коллективное решение серьезных экологических проблем в бассейне. Экологические последствия ирригационных планов, которые привели к засолению и загрязнению химическими веществами, вероятно, окажут большее и более прямое воздействие на население бассейна, чем сокращение количества воды. В дополнение к этим воздействиям на окружающую среду ООН прогнозирует значительное повышение температуры в Турции. Месопотамские болота в Ираке могут превратиться в пустыню. Выше по течению проблема будет заключаться не в недостатке воды, а в затоплении. Как и при создании любого крупного водохранилища, места обитания птиц и рыб будут уничтожены, а региональный климат изменится. Особое беспокойство вызывает то, что в числе кандидатов на затопление находится Хасанкейф — поселок, населенный в основном курдами, с большим археологическим наследием.

Автор: Роман Мамчиц

Вам понравился этот текст? Вы можете поддержать наше издание, купив пакет информационных услуг
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья