• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
Инвестклимат, Мнение

Все эти кластеры

Ксения Попова — старший консультант Odgers Berndtson

В мировой практике кластерная политика — это почти мейнстрим в борьбе за отраслевую конкуренцию с другими странами. Россия в этом направлении пока отстает. Создавать кластеры мы начали относительно недавно — с развитием цифровой экономики и возникновением новых задач перед наукой и индустрией.

В 2011 году Минэкономразвития России отобрало первые 25 инновационных кластеров. Они получили государственные субсидии на разработку и продвижение высокотехнологичной продукции. Подход к созданию кластеров начали тиражировать, но затем стало понятно: в политике поддержки нужно делать акцент на лидерах отраслей. В 2016 году Минэкономразвития инициировало конкурс, по итогам которого были отобраны 12 ведущих кластеров с «инвестиционной привлекательностью мирового уровня».

Совершенно ожидаемо, что результаты работы кластеров-лидеров стали основой для выводов о развитии кластерной политики в России, которыми эксперты делились на форумах.

Как известно, один из главных критериев, по которым можно судить о перспективах бизнес-проекта, — его выживаемость в первый год. С 2016 года ни один кластер не закрылся. Более того — к 11 изначальным участникам чуть позже примкнул и кластер Санкт-Петербурга. Проект заинтересовал регионы. Что касается цифр эффективности, согласно озвученному на круглом столе отчету, с 2016 по 2017 годы кластеры-лидеры показали рост по всем показателям. В большинстве случаев даже превысили планы. Так, стремительно выросло число зарубежных патентов на изобретения (со 133 до 223) и технологических стартапов, получивших инвестиции (с 243 до 399). В стратегическом плане одним из важнейших результатов можно назвать несокращающийся объем финансирования научно-исследовательских работ и проектов — он даже вырос с 14,6 до 14,8 млн руб.

Кластеры начали активнее включаться в государственные программы, предлагая широкий спектр поддержки участникам технологических проектов и повышая их возможности на рынке. Эксперты заметили, что, по сути, они становятся хабами в реализации в регионах задач цифровой экономики и Национальной технологической инициативы. Вместе с Центрами компетенций НТИ, которые сегодня также создаются в регионах, кластеры представляют серьезный потенциал для развития и внедрения инноваций.

Но становится очевидно: много кластеров в нынешнем виде в России быть не может. Их проблема — в устаревшем, отраслевом принципе формирования. Опыт показывает, что такой принцип может привести к сдерживанию возможностей кооперации. Он основан на отраслях из предыдущего технологического уклада, а на данном витке развития экономики и технологий границы отраслей сильно размыты. В новых госпрограммах, в цифровой экономике, в концепции НТИ уже сейчас видны несовпадения со многими отраслями, в которых были сформированы производственные объединения. Так, кластер в Самаре изначально был определен как авиастроительный. Но в перспективе ему могут быть важны подрядчики и партнеры из сферы производства композитов и сельского хозяйства. Об этом сегодня уже идет речь.

Для производства современной сложной продукции зачастую используются технологии разных отраслей. Узкое кластерное деление на авиастроительное, ядерное, биофармацевтическое и другие отдельные направления уже давно не отвечает требованиям времени. Конечно, никто не мешает компаниям находить дополнительные источники кооперации на рынке, но ведь в рамках одного кластера создать цепочку взаимодействия с нужными партнерами можно быстрее и эффективнее.

Так почему бы не посмотреть на экономику более современным взглядом? Во всяком случае, у бизнеса как драйвера изменений запрос на формирование многоотраслевых кластеров уже есть. Подобный подход к реализации кластерной политики сегодня можно увидеть в Москве. Вдохновившись опытом Пекина, где создан кластер широкой направленности с огромным числом различных специалистов и мощной производственной и научной базой, московские власти пошли по пути объединения разрозненных столичных кластеров, ряда крупных производств и научных организаций в единый инновационно-производственный кластер (ИПК).

Пока это первый опыт создания межотраслевого кластера в стране. Реализация проекта — впереди. Но в экспертном сообществе есть уверенность: за подобным подходом — будущее. Не только в рамках столицы, но и в масштабах России. Межотраслевой кластер становится «концентратом» возможностей для крупного региона, позволяет конкурировать в борьбе за человеческий капитал на глобальном рынке труда за перспективные компании-стартапы, которые будут открывать свой бизнес здесь. Похоже, такая модель учитывает сложный опыт предыдущей кластерной политики и открывает первую страницу в новой. Подобные изменения назрели, и очередной шаг в развитии кластерной системы сегодня крайне актуален.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»