• Подписывайтесь на  E-mail рассылку

ENG
Generic selectors
Exact matches only
Поиск по заголовкам
Поиск по содержимому
Search in posts
Search in pages
В мире

За что убили Екатерину Гандзюк

7 ноября, в «красный день календаря», украинский областной центр Херсон проводил в последний путь местную политическую активистку Екатерину Гандзюк, которую убили, как предполагается, в связи с разоблачением ею коррупционных схем с вырубкой леса в Херсонской области. В тот день, когда Гандзюк облили серной кислотой, 31 июля, был застрелен еще один активист, протестовавший против вырубки херсонских лесов, Виталий Олешко. За месяц до этого в Харьковской области нашли повешенным экологического активиста Николая Бычко. Рассмотрение дела Гандзюк, которому дали активный ход, может привести не только к смене власти на Украине, но и к кардинальной смене политики относительно коррупционных вырубок леса, если будет доказано, что Гандзюк и Олешко убили именно в связи с ними.

Политическими убийствами на Украине уже никого не удивишь, они были и до Майдана, и после него. Но на этот раз убийцы выбрали несколько не ту жертву: девушка была болельщицей херсонского ФК «Кристалл» и киевского «Динамо», много сделала для развития футбола в родном городе. Футбольные ультрас – это не худосочные правозащитники, эти ребята и бить умеют, и сами не боятся в лицо получить. Уже сразу после того, как облитая кислотой Гандзюк попала в больницу, начались массовые протесты с штампованием на стены принтов с ее лицом и подписью «Кто заказал Катю Гандзюк?». Даже появились первые потерпевшие со стороны властей: во Львове болельщик ФК «Карпаты» порезал одетого в штатское сотрудника полиции, попытавшегося ему помешать делать графитти про Гандзюк на стене отделения внутренних дел.

До истории с противодействием коррупционным схемам херсонских чиновников по «распилу» лесов, в том числе местной полиции, за пределами Херсонщины Гандзюк мало кто знал. Теперь знают даже в России, правда, некоторые российские СМИ отреагировали на случившееся так, как не подобает говорить о мертвых: дескать, и матом девка ругалась, и номенклатурные пьянки любила, и призывала не ездить в российский Крым, и головы от селедок за шиворот депутатам засовывала, и даже (о ужас!) сладкого много ела, что сказалось на ее фигуре, ну а Олешко так тот вообще в АТО воевал. Не написали только о том, из-за чего все произошло, хотя еще летом факт незаконных распилов лесного хозяйства на Украине был известен и в России, и даже в ЕС. Связь между распилами и убийствами Гандзюк и Олешко прослеживается явная. Примерно за месяц до покушения на Гандзюк началось давление со стороны различных случайных личностей в соцсетях, где те настоятельно рекомендовали ей не «копать» дальше под сотрудников правоохранительных органов, замешанных в распилах. Гандзюк реагировала на это давление резко, именно тогда ею была написана в «Фейсбуке» сакраментальная фраза:

«Мой народный суд тебе в рот не влезет».

Жителей юга Украины, не знакомых с тонкостями херсонского (и вообще украинского) лесного хозяйства, должно быть, удивит возможность вообще что-либо там пилить. Херсонщина находится в степной зоне, натуральный лес там представлен «колками», островками леса посреди степи. Большая их часть была еще до Великой Отечественной войны вырублена на растопку, их нехватку советская власть пыталась компенсировать высадкой искусственных лесопосадок, но все равно их не настолько много, чтобы можно было говорить о наличии каких-либо значительных ресурсов для пользования. Тем не менее в области существует даже инвестиционный проект для переправки леса по морю. Возникают вопросы: во-первых, кому нужен такой размах при таких малых ресурсах, во-вторых, что там вообще рубить? В действительности вырубают всю Украину – вне зависимости от того, сколько леса в конкретно взятом регионе: мало леса – ничего, вырубим весь, после нас хоть потоп. Херсонская область подходит для этой цели, потому что там легко рубить и легко вывозить, ландшафт благоприятствует.

Примерно за неделю до покушения на жизнь Гандзюк и убийства Олешко британская неправительственная организация Earthright опубликовала доклад под названием «Принадлежащие коррупции. Как компании-миллиардеры и правительства ЕС не справляются с проблемами украинских лесов». Оказывается, за время правления президента Петра Порошенко продолжилась тенденция, которая имело место еще при коррумпированном режиме ранее судимого Виктора Януковича. Несмотря на то, что действует мораторий ЕС, украинские леса вырубаются незаконно, а целый ряд крупных европейских компаний как не интересовало до Майдана, что творится на восточной границе ЕС, так и не интересует сейчас: они продолжают сотрудничать с украинскими коррупционерами. Директор организации Earthright заявил, что из украинского дерева могут быть сделаны ваша крыша, ваши двери, стол, газета, которую вы читаете, и сделаны они были незаконно. Около 70% всего дерева, которое поступает в ЕС, идет из Украины. При этом после Майдана поток нелегального дерева из Украины только увеличился, хотя новые власти декларировали борьбу с коррупцией и золотыми унитазами. Своя местная деревообрабатывающая промышленность Украины не справляется с такими объемами; большая часть добытой древесины идет на экспорт именно в виде сырья. Ряд украинских антикоррупционеров предлагает развивать украинскую деревообрабатывающую промышленность вместо того, чтобы нелегально торговать сырьем. По прогнозам украинских экспертов, больше всего от незаконной рубки леса могли пострадать Карпаты, где это грозит стать причиной экологической катастрофы.

Похоже, дело об убийствах Гандзюк и Олешко – только начало большого коррупционного скандала. Возникает вопрос, что будет дальше с лесозаготовкой на Украине: если раньше от коррупции в этой сфере страдал только лес, то теперь уже людей обливают кислотой. Вполне возможно, что как дело об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе в свое время повлияло определенным образом на развитие на Украине свободы слова, так и дело Гандзюк-Олешко повлияет на незаконные вырубки леса. Однозначно, инвестиционная картина отрасли изменится, даже если президент Порошенко останется у власти. Возникает вопрос: насколько возможен альтернативный вариант развития деревообрабатывающей отрасли, предложенный, как уже выше говорилось, экологическими активистами – переориентировать отрасль на производство мебели по ценам ниже европейских в два-три раза вместо того, чтобы экспортировать на рынок баснословно дешевое сырье в обход норм ЕС.

Эксперт отрасли Андрей Вигиринский считает, что в случае ужесточения норм вывоза украинским производителям можно было бы продавать 80-90% леса, остальное отправлять на экспорт. В этом случае, по мнению Вигиринского, страны ЕС, которые сейчас покупают у Украины нелегально вырубленный лес, – Польша, Румыния, Венгрия – получили бы заинтересованность ставить на Украине линии переработки древесины, чтобы не терять рынок. Следует отметить, что средняя цена обработанной древесины составляет около $950 за кубометр, в то время как 1 кубометр необработанной украинской древесины стоит $80-90 за кубометр. Поэтому в случае если Украина пойдет по пути, предлагаемом экологами, рост инвестиционной привлекательности отрасли очевиден. Даже мораторий на вывоз древесины сумел как-то оживить отрасль. По словам президента Всеукраинской ассоциации деревообрабатывающих предприятий Дмитрия Артемчука, после введения моратория сырья на рынке стало на 20% больше, и инвестиций в отрасль также больше. Стоит вопрос о законодательстве в отношении льготного ввоза деревообрабатывающего оборудования, пусть законопроекты об этом и рассматривались в Верховной Раде еще в 2015 году. В случае если доказана будет связь убийств Гандзюк и Олешко с «левым» рынком дерева, скорее всего, принятие этих законов ускорится.

В 2017 и 2018 году, несмотря на расцветающий пышным цветом рынок незаконно вырубленного леса, на украинский рынок деревообработки все же направлялись иностранные инвестиции. Так, во Львовской области расширило свои производственные мощности азербайджанское предприятие «Фортиво», производящее стулья, экспортируемые на Ближний Восток, датская компания Kragelund построила новый корпус для производства мягкой мебели, которая экспортируется в более чем 80 стран мира. Во Львовской области в этом году проект по производству мягкой мебели запустила немецкая компания Polipol.

Что касается возможности российских инвестиций, они, конечно, будут несколько ограничены и в случае смены власти в Украине. Тем не менее, например, целлюлозу украинская деревообрабатывающая промышленность продолжает закупать в России, значит, не все потеряно. Россия остается одним из крупнейшим инвесторов на Украине несмотря на все политические коллизии. Инвесторов могут пугать не столько «злобные бандеровцы», сколько коррумпированный рынок леса, где, если что не понравится, обливают кислотой средь бела дня. Отрасль, безусловно, будет развиваться, поскольку власти вынуждены будут после произошедшего поставить крест на черном рынке леса. Иначе нельзя, с убийствами Гандзюк и Олешко Рубикон пройден, обратной дороги уже нет.

Автор: Роман Мамчиц

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Загрузка...