ENG
Добавить в избранное
Блокчейн, Инвестклимат, Мнение

Закон о цифровых активах: плюсы и минусы

Татьяна Максименко

Татьяна Максименко

Официальный представитель биржи криптовалют Garantex

«Закон о цифровых финансовых активах: можно владеть, но нельзя расплачиваться». Итак, свершилось. 22 июля Госдума приняла закон «О цифровых финансовых активах» (ЦФА). Он вступит в силу с 1 января 2021 года. Среди множества пунктов самый главный: вводится запрет на оплату товаров, услуг и работ криптовалютами, но запрета на владение нет. Согласно текущей третьей версии закона, ЦФА становятся легальным классом активов, который может быть официально использован для инвестиций или в качестве инструмента сбережений. 

Первое, что хочется сказать: закон в текущем виде — уже гигантский прорыв относительно майского законопроекта, в котором за действия с криптой предлагалось ввести серьезную уголовную и административную ответственность. В целом отсутствие этих абсурдно драконовских мер безусловно можно расценивать как позитивный шаг.

Разберем основные моменты того, что заявляет в отношении криптовалют новая редакция закона, и предположим, какие моменты сыграют российской криптоиндустрии на руку, а какие — нет.

Закон прямо разделяет два понятия — цифровых финансовых активов и цифровых валют. Именно ЦФА он, собственно, и посвящен — основная интрига, закон о криптовалютах, ориентировочно будет обсуждаться осенью. В текущей версии пока дано лишь определение цифровых валют. Классические криптовалюты, не имеющие центра и обязанного по ним лица, закон относит к цифровым валютам. К ним, в частности, относятся биткоин, эфир, лайткоин и прочие децентрализованные криптовалюты. Цифровая валюта, согласно определению, представляет собой совокупность электронных данных, которые принимаются в качестве платежа, но при этом не являются деньгами какого-либо государства. Юридический статус, которым новый закон наделяет криптовалюту, — статус имущества. Под цифровыми активами российские законодатели понимают, по всей видимости, токены — хотя само это слово в законе ни разу не упоминается.

Ясно одно, ЦФА — это цифровые обязательства, имеющие общие черты с ценными бумагами. Эти активы дают своим владельцам право денежного требования и ожидания прибыли. Выпуск ЦФА в России возможен; более того, по словам одного из основных авторов закона Анатолия Аксакова, компании в России смогут выпускать свои стейблкоины — обеспеченные какими-либо активами стабильные криптомонеты. Их выпуск будет осуществляться строго под надзором Центрального банка и с его разрешения. Обязательной регистрации в ЦБ подлежат и площадки, на которых будет происходить обмен таких токенов.

С момента вступления в силу в начале будущего года новый законопроект позволит российским гражданам покупать ЦФА, выпущенные в рамках местного законодательства. При этом цифровые активы, выпущенные за пределами российской юрисдикции, граждане страны смогут покупать на иностранных площадках.

В связи с тем, что новая версия закона признает незаконным использование криптовалют в качестве средства платежа, закон запрещает любую рекламную деятельность в отношении ЦФА, а также распространение информации о том, что кто-то принимает криптовалюты в счет оплаты товаров или услуг.

Теперь о плюсах и минусах. Главный плюс — криптовалюта признается средством сбережений, ее можно покупать; это имущество, которое может быть предметом наследования, судебных разбирательств, споров. Однако для того, чтобы криптовалюта стала твоей по закону, ее придется задекларировать, а значит, предполагаю, и платить налог на цифровое имущество. Захотят ли крупные майнеры, у которых на счетах хранятся десятки миллионов долларов в биткоинах, связываться с декларированием? Зная, с какой легкостью потом данные, переданные российским ведомствам, появляются в даркнете и продаются в виде баз данных, — вряд ли. Полагаю, наученные горьким опытом криптовладельцы предпочтут ничего не декларировать и следовать принципу «деньги любят тишину».

Минусы — непонятные требования к инфраструктуре (обязательно доменные имена и узлы, зарегистрированные в России) и юрлицам, которые должны регистрироваться в специальном реестре Банка России. Второй момент: в России по-прежнему отсутствует определенность в отношении криптовалюты.

К сожалению, российские регуляторы не хотят открыть окно новым денежным потокам, отчаянно сопротивляются, боясь потерять контроль. И в результате ведут себя как страусы — ведь эти потоки уже существуют, хотят они того или нет. Лучше было бы посмотреть на опыт других стран, где биткоином вполне разрешено расплачиваться.

Еще один вопрос без ответа: почему в одном законе сразу не определить понятия «токен» и «майнинг», зачем делать это в отдельном акте? В текущей версии закона оба этих понятия попросту отсутствуют. Майнинговая сфера — отдельный мощнейший сегмент криптоиндустрии, который неплохо представлен в России благодаря достаточно дешевой электроэнергии, обилию ГЭС и неплохим компетенциям в области управления дата-центрами.

Если вписывать в законопроект майнинг, то, предположу, российское правительство захочет прописать и процедуру продажи намайненных цифровых валют. Помнится, раньше были попытки загнать майнеров на какие-то российские зарегистрированные торговые площадки, где они будут продавать продукт своей деятельности под бдительным наблюдением налоговых служб и Банка России. Только, опять же, реализуемость такого проекта вызывает большие сомнения. Что мешает майнеру на одной флешке вывезти пару тысяч биткоинов и продать их в Сингапуре или Гонконге? Только закрытые из-за коронавируса границы, а так ничего не мешает.

Что касается термина «токен», то частично понятие «цифровые финансовые активы» уже описывает это явление. Под описание в принятом в третьем чтении законопроекте подпадают security-токены. Что дополнительно по этому поводу скажет отдельный акт, пока загадка, потому что в целом как раз ЦФА в новом законопроекте описаны достаточно подробно и всесторонне.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наша страница в Facebook
Наши телеграм-каналы:
Стартапы и технологии
Коронаэкономика
Загрузка...
Предыдущая статьяСледующая статья